Геономическая интерпретация социальной географии

Геономическая интерпретация социальной географии заключается в представлении пространства как множества различных пересекающихся и взаимодействующих систем географических образов, чьи конфигурации и траектории развития прямо определяются содержанием происходящих одновременно социальных трансакций. Эти системы, назовем их социально-геономическими, постоянно налагаются одна на другую, зачастую не будучи связанными между собой никакими конкретными событиями. Они «просвечивают» сквозь друг друга, формируя взаимное пространство социальногеографического воображения. Например, с точки зрения социально-географического воображения разные страны и регионы могут трактоваться в качестве результата совместных социальных трансакций как между конкретными людьми и социальными группами внутри воображаемой страны или региона, так и между социальными акторами разных воображаемых территорий.

В социально-геономическом смысле выражения «изобретать Сибирь» (Фернан Бродель) или «воображать Китай» означают, что в результате определенных социальных трансакций возникает дис- курсивно хорошо разработанное и сформированное пространство региона/страны, тесно связанное геономически с «материнским», исходным пространством, где осуществлялись данные трансакции. Вместе с тем следует понимать: в процессе социально-географического воображения меняются конфигурации и самих исходных со- циально-геономических систем — они расширяются и видоизменяются за счет включения в себя внешних образов других территорий. Так, специфические образы Сибири или Дальнего Востока постоянно воспроизводятся при помощи многих социальных трансакций столичными социальными группами и сообществами. Без этих образов фактически невозможна полноценная репрезентация социально-геономической системы Москвы.

В социальной географии использование геономических подходов может способствовать более четкому структурированию ее концептуального поля, поскольку в настоящее время некоторые отрасли и направления социальной географии (география населения, география городов, география сельской местности, география образа жизни, география уровня и качества жизни и т.д.) развиваются достаточно обособленно, не имея, по существу, общего методологического и теоретического «стержня». Главная причина подобной методологической обособленности состоит в сознательном или бессознательном игнорировании самого пространства, рассматриваемого чаще всего просто «геометрически» — как некие вовне положенные расстояние, площадь или точка, оцениваемые в разных социальных координатах (людность поселения, расстояние между городами, прирост или убыль населения в регионе, среднедушевые доходы социальных групп в разных странах и т.п.). Однако всякая социальная деятельность не только происходит в пространстве, но и движима и воспроизводится образами пространства, порождающими соответствующие социальные трансакции. Эти трансакции, в свою очередь, могут быть представлены как определенные и необходимые географические образы.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >