Полная версия

Главная arrow Литература arrow Литература народов России

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Проблема периодизации в литературоведении Сибири

Вопрос о периодизации тюркоязычных литератур Сибири до 90-х годов XX в. специально не рассматривался. Традиционно развитие литератур подразделялось на дореволюционный и послереволюционный периоды.

В 80-е годы XX столетия многие литературоведы начали отодвигать границы зарождения национальных литератур в глубь истории, упоминая при этом о своих древних истоках. Исследователей стали интересовать прежде всего этногенетические корни тюркоязычных литератур. Так, незаметно расширились рамки исследования литератур не только Сибирского региона, но и других тюркских литератур России.

В 90-е годы XX в. литературоведы Сибирского региона одновременно заговорили о пересмотре традиционной периодизации не только тюркоязычных литератур, но и бурятской.

Начало периодизации тюркских литератур Сибири предложено тюркологом Н.А. Баскаковым в его монографии «Алтайский фольклор и литература» (1948). Он впервые предлагал начать изучение истории тюркских литератур с древнетюркских памятников. Этой же мысли придерживались исследователи С.С. Суразаков(1962), И. В. Стеблева (1965), Р.Ф. Юсуфов (1996) и др. В полемике с тюркологом И. Стеблевой профессор С. Суразаков отстоял народную основу письменных памятников древних тюрков. Первоначально И. Стеблева полагала, что на поэзию тюрков оказала влияние письменная поэзия Китая, Ирана и даже Византии. Сопоставляя стиль героического эпоса и письменных памятников, С. Суразаков убедительно доказал, что «стиль орхонских памятников сближает его именно с народной поэзией, в частности с героическим эпосом, который, конечно, не испытал влияния письменной поэзии Китая, Ирана и Византии»[1]. В другой статье исследователь особо подчеркивал существование письменных памятников наряду с эпосом. Он писал:«... ворхонский период тюрки Алтая уже имели свой сложившийся богатый эпос, и он оказал влияние на стиль письменных памятников, во-вторых, дошедший до нас эпос племен Алтая имеет генетическую связь с эпосом древних тюрков Алтая, о чем свидетельствует сохранение до наших дней того же эпического стиля, влияние которого мы обнаруживаем в орхонских памятниках»...[2] Далее он отмечал, что «...единым стилевым источником для памятников и эпоса стала высокая, торжественно приподнятая патетическая речь, которая сложилась еще в глубокой древности и которая существовала до последнего времени»[3]. Все эти мысли автора в свое время не получили развития в литературоведении Сибири.

И только в 90-е годы известный специалист политературе народов России Р.Ф. Юсуфов четко выделил три периода в истории алтайской культуры и письменности: 1) древнетюркский, отраженный в памятниках енисейской письменности; 2) монгольский период, зафиксированный в монгольско-ойратских текстах; 3) алтайская письменность, созданная на основе христианского мировоззрения и русской графики[4]. Все это легло в основу новейшей периодизации алтайской литературы.

Л. Р. Кызласов в статье о литературе и фольклоре хакасов утверждал, что у древних хакасов существовала самобытная поэзия и, следовательно, многолетняя художественная традиция. В полемике с ведущим тюркологом страны И.В. Стеблевой он доказывал мысль о том, что язык древних хакасов отличается от языка орхонских тюрков. Л.Р. Кызласов писал также, что «в государстве древних хакасов были своя литература, книги и, несомненно, устное народное творчество, а также переводная литература». Благодаря специальному литературоведческому анализу сохранившихся древнехакасских эпитафий, написанных на тюркоязычной енисейской письменности, недавно было показано, что у древних хакасов существовала самобытная поэзия и, следовательно, многовековая художественная литературная традиция. Сохранившиеся тексты оказались высокими образцами эпитафийной лирики[5]. Все это позволило по-новому взглянуть на проблему периодизации хакасской литературы, на неравномерность стадиального развития художественной литературы.

Литературовед А. Л. Кошелева написала монографическое исследование о генезисе хакасской литературы. Этому способствовало изучение периодизации хакасской литературы в контексте тюркских литератур Сибири. Неслучайно в «Истории хакасской литературы» (2011) уже четко обозначен древнетюркский период в развитии хакасской литературы.

Древнетюркский период достаточно изучен в отечественном литературоведении с 90-х годов XX в. В одном из последних монографических исследований И. В. Стеблева предлагает поэтапно рассмотреть этот период в контексте эволюции тюркских поэтических форм с VIII по XX в. Исходя из этого данный период подразделяется на древнетюркский (VIII—X); раннеклассический (IX); период рассвета классической тюркоязычной поэзии (XV—XVI) и современный этап (включая вторую половину XX в.)[6]. Мы будем придерживаться данной периодизации, однако применительно к конкретной национальной литературе отмечаются некоторые расхождения, особенно в поэзии XX в.

Монгольскую эпоху Н.А. Баскаков подразделял на ранний (XIII— XV вв.) и более поздние периоды (Ойратского союза и Джунгарского ханства XV—XVIII вв.)[7]. В последующие века (с XVI по XIX) из общетюркской литературы зарождаются новые литературы: татарская, башкирская, казахская и другие, в том числе литературы Сибирского региона. Их становление непосредственно связано с формированием национального самосознания тюркоязычных народов России. Бурятский историк литературы С.Ж. Балданов предлагает считать литературными памятниками то, что было создано до возникновения собственно художественной литературы[8]. По его мнению, обязательными для собственно художественной литературы являются обобщение, типизация и индивидуализация, сюжетно-композиционная структура, художественный вымысел, образная система, т.е. тот художественный мир, который создается с помощью фантазии художника наряду с реальным миром и на основе этого реального мира.

В алтайском литературоведении вопрос о периодизации впервые был поставлен тюркологом Н.А. Баскаковым (1948), его мысли продолжил С.С. Суразаков в книге «Алтайская литература» (1962). Затем к вопросу о периодизации алтайской литературы обратился литературовед С.М. Каташев, предложивший вторую половину начинать не с 50-х годов XX в., а с 60-х годов, так как именно в эти годы появились достаточно зрелые художественные произведения, в том числе первый алтайский роман. Отличительной особенностью литературы этих лет, по его мнению, является изображение судьбы алтайского народа в историческом пространстве, психологический показ характеров героев. Об этом свидетельствуют рассказы и повести алтайских писателей Б. Укачина, К. Телесова, Д. Каинчина и др.

Что касается периодизации литератур народов Сибири XX в., то она соотносится с той классификацией, которая дана в главе «Литература народов России как идейно-эстетическая общность».

В целом в рамках этой периодизации легко прослеживаются единство литературного процесса и постоянное взаимодействие национальных литератур. При этом учитываются историко-типологические аналогии литературного развития, с одной стороны, и отмечается взаимодействие не только тюркских, но и монголоязычных и европейских литератур — с другой.

  • [1] Суразаков С.С. Алтайский героический эпос. М.: Наука, 1985. С. 86.
  • [2] Суразаков С.С. Сходные черты стиля в орхонских надписях и эпосе тюркоязычных народов//Типология народного эпоса. М.: Наука, 1975. С. 250—260.
  • [3] Там же.
  • [4] Юсуфов Р.Ф. Историософия и литературный процесс: Средние века и Новоевремя. М.: Наследие, 1996. С. 278.
  • [5] См.: Кызласов Л.Р. Очерки по истории Сибири и Центральной Азии. Красноярск, 1992. С. 111.
  • [6] Стеблева И.В. Тюркская поэтика: этапы развития: VIII-XX вв. М., 2012.
  • [7] Баскаков Н.А. Алтайский фольклор и литература. Горно-Алтайск, 1948. С. 4—5.
  • [8] Балданов С.Ж. Аксиология и онтологичность форм литератур народов Сибири // Проблемы литератур народов Сибири: национальное своеобразие,тюркское стихосложение, традиции и новаторство. Ч. 1. Якутск, 2009. С. 46.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>