Полная версия

Главная arrow Литература arrow Литература народов России

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ВОСТОК И ЗАПАД: ОТЛИЧИТЕЛЬНЫЕ ЧЕРТЫ ХУДОЖЕСТВЕННЫХ СИСТЕМ. КРОССКУЛЬТУРНЫЙ РАКУРС

Наиболее ярко отличие восточной литературы от западной проявляется в произведениях Восточного Возрождения. Понятие «Ренессанс» («Возрождение») обычно применяется по отношению к западной литературе. При этом некоторые исследователи данное понятие отрицают. Используя это понятие, мы руководствовались мнением А.Ф. Лосева, который утверждал: «Ренессанс был не в какой-нибудь одной стране, но во всех странах, и каждая страна переживала Ренессанс по-своему, и хронологически, и по существу»[1]. Такого же взгляда на проблему Восточного Ренессанса придерживался Н.И. Конрад: «Возрождение есть процесс, характерный не только для Европы, но и представляющий собой проявление общей закономерности исторического процесса, обязательно наступающего в определенный момент исторического развития народов, великих цивилизаций»[2]. Он подчеркивал, что у разных народов Ренессанс проявился в разное время: у иранцев — в X в., у тюрков — в XIII—XV вв.[3] «Инерция исторического мышления, создававшаяся европейским происхождением нашей нынешней исторической науки, — продолжал Н.И. Конрад, — привела к тому, что чему-либо незамеченному или недооцененному в истории других, не менее старых народов мира, но не европейских, стали отказывать вообще в праве на существование... Оставаться на такой позиции мы не можем: перед нами ясная картина своего “Возрождения” в истории китайского народа и в истории иранских, тюркских и северо-индийских народов Срединной зоны»[4].

К Восточному Ренессансу традиционно относят таких поэтов, философов и ученых, как Фараги, Бируни, Ибн-Сина, Маари, Фирдоуси, Хайям, Низами, Юсуф Баласагунский, Кул Гали, Саади, Хафиз, Навои, Физули и др.

Для уяснения отличий восточной поэтики от западной обратимся к поэме Кул Гали «Сказание о Йусуфе», типичному произведению Восточного Возрождения. В произведении внешняя красота Йусуфа изображена традиционно. Он обращается к тем же образам, которыми пользовались с незапамятных времен в тюркоязычном фольклоре и восточной романтической поэзии:

Изгиб твоих бровей — как месяц молодой,

Сияет блеск в устах жемчужною чредой,

И аромат волос — как мускусный настой, —

Достойно было б мне их заплетать теперь.

Прекрасна чернота твоих, как смоль, кудрей,

Усладу голос твой дарит душе моей,

Всю душу вмиг проймет истомный взор очей,

И острия ресниц язвят меня теперь[5].

(Пер. С. Иванова)

Исследовательница творчества Кул Гали Р.К. Ганиева отмечает, что при создании портрета Йусуфа важную роль играют сравнения, ассоциации, взятые из растительного и животного мира (брови — луна, зубы — жемчуг, ногти — кораллы, локти — камфара, руки — шелк, волосы — аромат мускуса, мех выхухоля, подбородок — яблоко, губы — мед, пальцы — ивовые прутики и т.д.). Цепь сравнений выработана Кул Гали с исключительным мастерством — она характеризуется изобразительностью, что является типической чертой средневековой восточной поэзии. Излюбленные эпитеты Кул Гали — «солнцеликий» и «луноликий» — в различных вариациях повторяются из главы в главу в огромном количестве[6].

В эстетике Восточного Ренессанса большое место занимают и световые образы. Например, даже в глубоком колодце лицо Йусуфа сияет:

Поел и много он вознес творцу похвал,

И на лице его рдел свет, багряно-ал,

Свет Джабраила он в свои лучи вобрал,

И несказанный свет рдел до небес теперь.

Подобной же красотой Йусуф озаряет мир и после купания в водах Нила:

Пророк Йусуф пришел, доволен, весел, рад,

И лик его сиял светлей в тысячу крат.

Сиянье излучал цветной его халат, —

Столб света до небес сверкал вокруг теперь[7].

(Пер. С. Иванова)

Как отмечает Р.К. Ганиева, в поэме Кул Гали прослеживается восточная эстетика запахов. Поэт «обращается к ней не только при описании идеальной красоты дворцов, но и при восхвалении внешнего и духовного достоинства своих героев. Например, уста Зулейхи струят благоуханный аромат, пророк Йакуб стократ опрыскивает Йусуфа мускусом; волосы Йусуфа — мускусный настой; когда Йусуф вступает в пределы Египта, вся окружающая Среда наполняется запахом ароматических веществ»[8]. Воздух дворца насыщен благоуханием, обильно окурен амброй, мускусом:

Там мускусный везде сочится аромат,

Благоуханно все да будет там теперь.

Рассуждая о специфике восточной поэзии, образно выразился Г. Гачев: «Исламский поэт... ныряет в себя и извлекает, как ловец жемчуга раковины, — рубины сравнений и нанизывает их в гирлянды и ожерелья вокруг предметов своих»[9]. И продолжает: «Если для европейской поэзии характерны, еще с Гомера, развернутые сравнения, где одно уподобление разрастается в целую картину, то для поэзии восточной типичны “свернутые сравнения”, где потенциальная картина сворачивается до номинала своего, до зерна образа. Гомеровское сравнение — как дерево из зерна, восточное — как дерево, сжимающееся в камень, в уголь... И восточный поэт, как четки, перебирает жемчужины сравнений, сыпля их горошинами. Не на развитие образа направлена его поэтическая мысль, но на нахождение нового образа — звена в цепь»[10].

Знание отличий восточной поэтики от западной поможет сформировать соответствующую установку на восприятие художественного произведения в зависимости от его культурной отнесенности и будет способствовать адекватному восприятию произведений иноязычной культуры.

Завершая главу, можно сделать вывод, что в основе изучения национальных литератур России должен лежать прежде всего литературный процесс с его закономерностями и особенностями. Национальные литературы России должны рассматриваться в контексте общероссийской и мировой литератур, в их внутренней взаимосвязи с русской и зарубежной литературой, и с обязательным учетом их культурной ориентации (Восток — Запад).

  • [1] Лосев А.Ф. Эстетика Возрождения. М., 1982. С. 51.
  • [2] Конрад Н.И. Послесловие к кн.: Челоян В.К. Армянский Ренессанс. М., 1963.С. 161.
  • [3] См.: Конрад Н.И. Запад и Восток. М., 1972. С. 438.
  • [4] Конрад Н.И. Запад и Восток. М., 1972. С. 436-437.
  • [5] Кул Гали. Сказание о Йусуфе. Казань. Тат. кн. изд-во, 1985. С. 126.
  • [6] См.: Ганиева Р.К. Восточный Ренессанс и поэт Кул Гали. Казань, 1988. С. 82.
  • [7] Кул Гали. Сказание о Йусуфе. Казань. Тат. кн. изд-во, 1985. С. 120.
  • [8] Кул Гали. Сказание о Йусуфе. Казань. Тат. кн. изд-во, 1985. С. 109.
  • [9] Гачев Г.Д. Национальные образы мира. Космо-Психо-Логос. М., 1995. С. 372.
  • [10] Там же.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>