Полная версия

Главная arrow Социология arrow Гендерная социология и российская реальность

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ «КУЛЬТУРНОЙ ТРАВМЕ»

Наша жизнь стоит столько, во сколько она нам обошлась при преодолении возникавших на ее протяжении трудностей.

Ф. Мориак

Обратный эффект внушаемых СМИ установок

В начале 1990-х гг. в связи с отказом от социалистической модели развития страны и ее переходом к рыночной экономике, плюрализму в идеологии, духовной жизни, культуре, во всем, что связано с массовым сознанием, ценностными идеалами и ориентациями людей, социальная ситуация резко и качественно изменилась. В результате такого форсированного перехода к новому укладу жизни в обществе поменялась вся духовно-нравственная атмосфера.

Властные институты стали поощрять ранее неприемлемое. Концепция атеистического воспитания сменилась идейным конформизмом и поощрением обращения к религии, мистике. Система школьного образования также сменила многие прошлые ценностные ориентиры, концептуально пересмотрев идейную основу и мировоззренческую базу учебников.

То, что претерпело в идейно-ценностном контексте российское общество 1990-х гг., можно охарактеризовать словами польского социолога П. Штомпки как «культурная травма». Она усугубляется бедностью, снижением уровня и качества жизни большинства городского и сельского населения, расширением социального неравенства, потерей личной и социальной безопасности.

Бюджет ежедневного времени сельского учащегося у телеэкрана составлял у 45,4 % опрошенных от 3 часов и более, у 25 % опрошенных — не менее 2—3 часов. Проще говоря, почти 70 % сельских учащихся ежедневно смотрели телевизор не менее 2 часов, а каждый четвертый из них — свыше 4 часов. Таким образом, возможности воздействия информации на идейные и поведенческие установки молодежи были довольно большие.

Большинство учащихся (от 65 до 63 %) признали позитивное влияние телевидения на познание жизни современной России, развитие кругозора и любознательности, а также на занятия спортом. Позитивно сказывались телепередачи и на изучении естественных наук в школах (56,5 %), а также литературы и русского языка (от 52,7 до 42,7 % опрошенных), в меньшей мере — на изучении иностранного языка; 39 % респондентов позитивно оценили влияние телевидения на овладение школьниками иностранными языками.

Почти 20 % респондентов признали очень сильное влияние телевидения на культуру общения и довольно лояльно отнеслись к уровню владения русским языком ведущих дикторов телепрограмм. Однако 21 % опрошенных придерживался прямо противоположной точки зрения и мотивировал свою негативную оценку тем, что у дикторов нечему учиться, многие говорят на жаргоне, который даже трудно понять, а также тем, что речь дикторов не только совсем не помогает, а мешает осваивать культуру родного языка.

Результаты исследования звучат как социальный приговор СМИ: от 66,7 до 54,2 % сельских учащихся считали, что телевизионные передачи, демонстрируемые художественные фильмы влияют на распространенность в молодежной среде самых тяжелых асоциальных явлений: преступности (66,0 %), пьянства и алкоголизма (62,1 %), потребления наркотиков (54,2 %), не говоря уже о курении (66,7 %).

Особое внимание следует обратить на устойчивость оценок независимо от пола учащихся. Высказанные точки зрения практически не дифференцируются по гендерному основанию. Это говорит о высокой степени уверенности в своих высказываниях как юношей, так и девушек, общей озабоченности учащейся молодежи.

Часть респондентов (29—34 %) придерживалась иной точки зрения и полагала, что СМИ и телевидение на тягу молодежи к пьянству, преступности и курению совсем не влияют и все зависит от желания и воли самого человека. В отношении наркомании такой точки зрения придерживались 42,3 % респондентов.

Направленность всех этих установок и клише — сугубо деструктивная, связанная с разрушением ранее сложившихся в сознании молодежи и населения позитивных стереотипов, нравственных установок и представлений. Основным психологическим методом внедрения этих клише стала суггестия (от лат. suggestio — внушение). Суггестия, как правило, является инструментом формирования идеологии конформизма, приспособления к пропагандируемым ценностям, нормам и идеалам. Это процесс воздействия на психику человека, связанный со снижением сознательности и критичности восприятия личностью навязываемого ей содержания, а также с отсутствием анализа и оценки внушаемого в соотношении с прошлым опытом. Совокупность клише представляла собой набор внушаемых установок, которые в первую очередь рассчитаны на самый податливый для внушения объект — учащуюся молодежь.

От 14 до 18 % сельских учащихся высоко оценили влияние телепередач на свой уровень информированности о деятельности политических партий и молодежных организаций. В 2 раза больше группа более сдержанных оценок, относящихся к 34—36 % респондентов, считавших помощь телевидения в этих вопросах лишь частичной.

В целом позитивное влияние телепередач на информированность о деятельности политических партий и общественных движений отметили от 49 до 54 % сельской учащейся молодежи.

Обнаружилось, что единственной жанровой группой передач, которая пользуется предпочтительным выбором большинства сельской учащейся аудитории и имеет наибольшую постоянную аудиторию, были советские и зарубежные комедии (причем в равной мере) — по 55—56 % опрошенных.

В выборе художественных фильмов сельские учащиеся в основном ориентировались на западные и выбирали их для просмотра в 1,5 раза чаще, чем отечественные (27 : 16 %). Но этот жанр среди сельской учащейся молодежи и подростков в целом не популярен и собирает в основном (63—73 %) стихийную аудиторию.

Однако при более близком изучении структуры аудитории этого жанра необходимо сделать ряд уточнений, касающихся жанрового выбора художественных фильмов по объему постоянной (активной) телеаудитории. Обращает на себя внимание преимущественный интерес к агрессивному направлению в кино — боевикам и детективам. Их постоянная молодежная аудитория была шире, чем у других жанров, и заняла второе место после кинокомедий. Причем у «агрессивного кино» постоянная и стихийная аудитории оказались почти равными (45 и 42 %). Значит, интерес к этому жанру в разных молодежных группах сельских школьников довольно распространен.

На третьем месте — сериалы с равенством активной и стихийной аудиторий (и та и другая по 42 %). Как известно, сериалы сочетают в себе множественность направлений (исторические, мелодраматические, приключенческие и т.д.). Иначе говоря, они рассчитаны на разнообразные вкусы телезрителей. Поэтому в контексте нашего анализа выделим лишь одну из наиболее привлекаемых черт сериалов — их бытовой характер, неторопливое внедрение в микромир человека, его переживания. Этот психологизм, даже при плохо прикрытом отсутствии художественности многих фильмов анализируемого жанра, сохраняет их привлекательность для разных аудиторий. И, как доказывает исследование, в том числе (и не в последнюю очередь) для сельских учащихся.

В принципе, и это не будет ошибочным выводом, предпочтительность выбора «агрессивного кино» (боевиков и детективов) практически совпала с ориентацией на сериальную психодраму как своего рода разрядку агрессивности, внедряемой философией «агрессивного кино». Таким образом, по объему постоянной телеаудитории выделяется необычное дихотомическое сочетание противоположностей жанровых предпочтений сельских учащихся. С одной стороны, интерес к жесткому, подавляюще-агрессивному кино, где философия насилия, жестокости, культа силы — определяющая. С другой — (с минимальной разницей) концентрация аудиторного внимания к жанрам более мягким, гуманным, психологизированным.

Подтверждение тому еще одна дихотомическая пара противоположностей вкусовых предпочтений тематики и жанра: мультфильмы (39,8 %) и фильмы ужасов, фантастика (39,3 %). Разводит этот дихотомический альянс только стихийная аудитория, которая у мультфильмов на 10 % больше, чем у фильмов, получивших на молодежном сленге название «ужастики».

Далее дихотомические противоположности уступают место классической иерархии интересов. Четвертое место в предпочтительности выбора сельской аудитории занимают приключенческие фильмы (34,1 %) и за ними — реклама. При этом нельзя не отметить довольно существенную ее постоянную молодежную аудиторию (28 %). Психологически реклама на селе, учитывая особенности сельского образа жизни, низкий уровень доходов семей, удаленность от городов, играет большую роль, чем в городе. И в то же время эффект подражания может быть меньше, чем среди городской учащейся молодежи.

Важнейшим признаком, влияющим на разность тематических и жанровых предпочтений телеаудитории, является и возраст ее зрителей. Сравним результаты двух этапов исследования: сельских старшеклассников (10—11-й классы) и смешанную по возрасту когорту с 6-го по 11-й классы.

Влияние возраста учащихся на предпочтения жанра кинофильмов на телевидении очень существенное. Из восьми жанров выделяются два, на которые возраст учащихся сельских школ практически не оказывает влияния: мультфильмы (40 %) и эротические фильмы (10—11 % опрошенных). Все остальные жанры сильно дифференцированы в предпочтительном обращении к ним учащихся. Причем чем старше школьники, тем шире их тематические предпочтения и объемнее телеаудитории.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>