Полная версия

Главная arrow Социология arrow Гендерная социология и российская реальность

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ДУХОВНЫЙ МИР И ЦЕННОСТНЫЕ ОРИЕНТАЦИИ ГЕНДЕРНЫХ ОБЩНОСТЕЙ

ЭВОЛЮЦИЯ ДУХОВНЫХ ЦЕННОСТЕЙ РОССИЯНОК В НОВОЙ СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ СИТУАЦИИ

Всякий изучающий историю народных бедствий может убедиться, что большую часть несчастий на земле приносит невежество.

К. Гельвеций

Живем в чуждом нам духовном мире

На протяжении 1990—1994 гг. произошли серьезные изменения в морально-нравственных и духовных ориентациях россиянок. Идеологический монизм сменился в обществе идейным плюрализмом. Политика централизованного руководства культурой была радикально заменена децентрализацией культурной жизни и ее департизацией. В стране сложилась качественно новая социокультурная ситуация.

Акценты в культурной жизни общества были перенесены с формирования у населения высокохудожественных вкусов, уважения к национальным культурным ценностям и традициям на поощрение потребительских запросов в сферах досуга и развлечений. Произошла гипертрофия рекреационной функции искусства. Эти процессы имеют в своей основе антинациональную концепцию вестернизации российской культуры, коммерциализацию всей духовной жизни общества и все большее подчинение ее рыночным отношениям и ценностям.

Глубокие изменения в духовной жизни России во многом определили ее морально-нравственный потенциал в начале третьего тысячелетия. Вековые традиции российской культуры, опыт многонациональной советской культуры последовательно, под давлением официальной пропаганды и СМИ, в том числе западных, вытесняются из сознания россиян.

Совершается кардинальная смена всей нравственно-духовной парадигмы жизни страны, в ходе которой происходит нивелирование духовных ценностей русского человека, зачастую отказ от них, пересмотр исторического пути Советского государства, подвига советского народа в Великой Отечественной войне, внедрение в массовое сознание идеологии культа силы и насилия, эгоизма и эгоцентризма, призванных подменить общинный, коллективистский дух российских граждан. Социальные последствия пропаганды духовных ценностей западного образа жизни уже изменили духовную атмосферу российского общества.

Переоценка духовных ценностей и ориентаций в период социальных трансформаций в России влияют на массовое сознание и общественное мнение всех групп ее населения, в том числе женского. Это особенно важно, если учесть, что женщин в России больше, чем мужчин. А именно женщины, как доказано историей и наукой, оказывают решающее влияние на формирование духовного мира и культурных ценностей детей, семьи. Вместе с тем современные социологические исследования крайне редко изучают духовные особенности женщин. Хотя, как признавал профессор Петербургского университета В.М. Хвостов еще в 1914 г., «в духовных особенностях женщин должна заключаться главная причина того общественного положения, которое создалось для женщин историей, ими должно определяться то направление, которое примет в будущем социальная жизнь женщины».

Изменения в духовных ценностных ориентациях женской общности имеют свои особенности, связанные с психологией женщины. Она по природе своей не склонна к поспешной смене социокультурных взглядов, в итоге более устойчива, прагматична в духовно-нравственных ориентациях, чем мужчина. Почему? Отмечу две причины: женский консерватизм и женский фатализм.

Обратите внимание: о женском консерватизме говорят и пишут, как правило, иронически-насмешливо или критически-агрессивно. Оба эти подхода неоправданны. Дело в том, что по своей социальной сути женский консерватизм — позитивное явление. Его цель (за редким исключением) состоит в том, чтобы сохранить, отстоять от натиска среды обитания проверенные жизнью духовные ориентации и ценности: семья, дети, осуждение насилия во всех его проявлениях, стабильность в обществе. Женский консерватизм редко бывает агрессивным и нетерпимым. Женщины отличаются склонностью оберегать привычки, нравы и даже внешние обряды; все это в их глазах окрашивается теплым колоритом чувства, и их задевает всякое неуважительное отношение к этому.

В отличие от консерватизма женский фатализм представляет собой социальное явление, противоречивое и опасное. Фатализм стремится сохранить в незыблемости отжившие духовные ориентации и ценности, не отвечающие изменившимся социальным обстоятельствам. Он фактически мешает адаптации женщин к новой социальной среде обитания, тормозит их нравственное и духовное развитие, обрекает на созерцательность и пассивность.

Каковы результаты воздействия новой социальной среды обитания на духовный мир россиянок? Ответы на этот вопрос дают результаты социогендерного исследования «Женщины в российском обществе (общественное мнение женщин по социально-политическим и социокультурным вопросам)», проведенного под руководством автора в 1994 г. Выборка многоступенчатая, районированная по методу квот. Объем выборки — 1105 респонденток из городов и сельской местности, 6 экономических зон России: Москва и Московская область, Северный, Северо-Западный, Центральный, Поволжский, Уральский регионы.

Для оценки нравственно-духовной эрозии в обществе были выделены несколько направлений этого процесса и соответствующих им конкретных форм: отказ от монизма в идеологии, форсированное формирование религиозного сознания (т.е. деатеизация массового сознания), вестернизация российской культуры, очернение исторической памяти народа, криминализация сознания россиян.

Как относилось общественное мнение женщин к духовной эрозии в постперестроечной России? Замер проводился по пятибалльной шкале («одобряют полностью» и «отчасти»; «не просто не одобряют, но осуждают», «относятся безразлично» и «затруднились определить отношение»).

Из анализируемых направлений два тесно связанные между собой — широкое распространение религии и отказ от официальной идеологии — пользовались преимущественно положительной реакцией общественного мнения женщин.

Одобряли форсированное формирование религиозного сознания, либерализацию отношения государства к церкви в целом 60 % опрошенных. Вместе с тем не просто не одобряли, но и осуждали 13 %. Несмотря на отделение церкви от государства и школы, священнослужители фактически пользовались (причем в разных и многочисленных формах) официальной поддержкой, которая открыла дорогу религиозному влиянию в государственном аппарате, в армии и других силовых структурах, в средней и высшей школе.

Отказ от официальной идеологии одобряли 49 % опрошенных. Они предпочитали идейный плюрализм. Это понятный и естественный результат после долгого навязывания идейного монизма в любых его формах, нигде и никогда не способствующего свободе мысли, диалогу, дискуссии, интеллектуальному творчеству. Духовная инквизиция всегда играла и играет в истории общественной мысли негативную роль. Однако 20 % респонденток высказались против отсутствия в обществе официальной идеологии. 60 % опрошенных не одобряли прославление идейного отступничества (соотношение ответов «за» и «против» 1:12), принявшего за последние годы массовый характер в руководящих кругах (люди, десятилетиями прославляющие коммунистическую доктрину, под влиянием политической конъюнктуры стали ее беспощадными критиками). Не получила поддержки (59 %) и скоропалительная смена лидерами мировоззрения, политических взглядов (79 %).

Отношение к вестернизации российской культуры у значительной части опрошенных (59—60 %) было осуждающее. Формы вестернизации разнообразны: коммерциализация культуры, прославление в СМИ западного и прежде всего американского стандартов жизни. Сегодня за рубежом россиянок нередко пытаются представить в виде отсталых («нецивилизованных»), не способных понять «прелести» масскультуры. Но дело обстоит иначе. Как показывает исследование, общественное мнение женщин выступало за сохранение национальных, культурных и иных традиций.

Критически и даже болезненно относилось общественное мнение женщин к очернению исторической памяти, исторического сознания народа. Попытки (многочисленные и упорные) представить историю советского общества как сплошную цепь ошибок и преступлений, принизить советские Вооруженные Силы, умалить значение победы СССР в Великой Отечественной войне осуждали от 65 до 78 % респонденток, одобряли от 4 до 12 %. Особенно острое неприятие проявляли респондентки в своих оценках криминализации массового сознания, облагораживания преступности, пропаганды садизма, порнографии, проституции по каналам радио, телевидения, кино, формирования терпимого отношения ко всем формам насилия. Осуждали этот курс, калечащий души и разум миллионов людей, особенно женщин, молодежи, детей, от 81 до 90 % опрошенных и лишь у 2 % он нашел одобрение.

Таким образом, можно прийти к выводу, что духовно-нравственные ценности, бережное отношение к истории государства, традиционализм и прагматичный консерватизм в массовом женском сознании не сломлены мощным натиском коммерциализации и вестернизации российского общества. Более того, массовое женское сознание вырабатывает свои механизмы самозащиты, сопротивления морально-нравственному, духовно-психологическому насилию, осуществляемому через СМИ, пытаясь сохранить истинные, нетленные нравственные ценности. Об этом убедительно свидетельствует и эволюция женских представлений о счастье.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>