Полная версия

Главная arrow Социология arrow Гендерная социология и российская реальность

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Рождение ребенка: изменения в гендерном режиме молодых родителей

После ухода женщины в декретный отпуск, а тем более после рождения ребенка семья вынуждена решать ряд внутрисемейных задач, связанных с пересмотром ролевого набора, гендерного режима и с изменением социального статуса обоих родителей. С рождением ребенка в семье меняется гендерный порядок и перераспределяется ролевой набор. Родителям следует решить, кому оставаться дома и посвятить свое время новорожденному, кто будет сохранять роль кормильца.

Согласно результатам опроса, в абсолютном большинстве семей (85,4 %) жена оставила работу, чтобы заниматься ребенком, в 15 % случаев — муж.

Ролевые функции после распределения новых домашних обязанностей закрепились следующим образом: кормилец семьи, продолжавший работать: муж — в 85 % семей, жена — в 10 % семей, совместно муж и жена — в 5 % семей. Сравнительно немногочисленная группа мужей (15 %) решила поменять стандартное распределение мужской и женской ролевых функций в семье исходя из следующих мотиваций, % числа опрошенных:

Я сам предложил жене такое решение проблемы.............49,2

Не хотел прерывать карьерный рост жены.................12,7

Не хотел прерывать успешный бизнес супруги,

позволяющий хорошо обеспечивать семью.................10,1

Мне самому нравится заниматься воспитанием малыша.........9,5

Жена и работает, и учится в вузе; решил помочь...............5,4

Жена попросила меня принять такой вариант, так как

не хочет потерять выгодную работу......................4,2

Я потерял работу и могу посидеть дома с ребенком.............3,6

Жена сама приняла такое решение и объявила мне о нем..........3

Родители жены просили меня «войти в ее положение»...........2,3

Можно выделить три группы мотивов изменения гендерного режима в молодых семьях после появления ребенка: гуманная позиция супруга, вынужденная позиция супруга как альтернатива безработице, личная заинтересованность жены.

Обращает на себя внимание доминанта инициативной позиции молодого супруга, его стремление поддержать успешную карьеру жены как начинающего профессионала. Такой инициативной и прогрессивной позиции придерживались от 45 до 10 % респондентов-мужей (в зависимости от мотивации). Более того, практически в каждом втором случае муж сам предложил жене продолжить ее профессиональную деятельность, учитывая значимость последней в жизни супруги.

В 10 % случаев решение супруга остаться дома, а жене продолжить работать обусловлено успешностью жены в бизнесе, в предпринимательской деятельности, позволяющей хорошо обеспечивать семью. Отдельной строкой следует выделить позицию респондентов-мужчин: «Мне самому нравится заниматься воспитанием малыша». Иначе говоря, каждый десятый молодой супруг-москвич обладал позитивной установкой на непосредственное участие в воспитании своего ребенка и с готовностью менял гендерный режим в семье после его появления на свет.

Это мужчины, состоявшие в браке, имевшие в семье первого или третьего ребенка, оценивавшие материальное положение своей семьи как плохое (80 %), не работавшие третий или второй год, до ухода с работы относившие себя к среднеобеспеченным (63 %). Чаще других такие примеры зафиксированы в Северо-Западном (89 %), Северо-Восточном (76 %) и Западном (62 %) округах.

Есть еще одна группа молодых матерей, скорее всего, студен- ток-вечерниц (5,4 %), совмещавших работу с учебой, для которых очень существенна поддержка мужа, позволяющая продолжить совмещение трудовой занятости и получение образования.

Вынужденно согласились остаться дома, а жене предоставить возможность работать около 4 % мужей, которые ко времени рождения ребенка оказались безработными. Поэтому они посчитали, что лучше самим заняться уходом за ребенком и дать жене возможность продолжить работу. Скорее всего, этот шаг не будет слишком продолжительным (или затяжным). Однако он позволит семье сохранить источник заработка благодаря трудовой занятости молодой матери.

Личная заинтересованность жены проявлялась минимум в 7 % случаев, когда молодая мать сама ставила перед супругом вопрос о сохранении ею работы, а супругу предлагалось остаться дома и помочь в уходе за ребенком. Причем родители жены или мужа в решение этого вопроса не вмешивались.

Анализ мотиваций приводит к выводу о значительно расширившейся реальной социальной и трудовой эмансипации молодых матерей в Москве, с одной стороны, и повышении чувства отцовской ответственности, укреплении стремления к равноправным (эгалитарным) семейным отношениям в молодых семьях — с другой. Однако решение одного из супругов остаться дома, чтобы обеспечивать уход за ребенком, еще не означает для молодой семьи решения всех проблем. Молодым родителям нужна помощь по многим вопросам: и материальным, и педагогическим, и психологическим, и семейно-бытовым. Поэтому многие молодые семьи, сохраняющие хорошие отношения с родителями мужа и жены, неоднократно обращаются к ним за помощью и советом.

В такой ситуации большое значение имеют ролевые образцы. Их носителями для молодой семьи чаще всего являются родители, чье поведение молодые супруги вольно или невольно копируют. Кроме того, воспитание появившегося ребенка будет непосредственно связано с ролевым воспитанием как формой социализации, при которой ребенку прививаются определенные черты, навыки поведения и реакций для соответствия его статусу мальчика или девочки. Более активное ролевое воспитание, которое будет обеспечиваться агентами вторичной специализации (культурой, социальным и психоконтролем, влиянием самих молодых родителей), осуществится позже. Но в своей совокупности все это будет способствовать формированию гендерных моделей поведения самого ребенка.

Участие бабушек и дедушек в ролевом воспитании внуков значительное. Оказывая материальную поддержку молодым родителям (что отмечали почти 60 % респондентов), родители способствуют сохранению режима домашнего ухода ребенку со стороны молодой матери. Это важно для молодой семьи, так как выплачиваемых пособий для содержания ребенка большинству молодых семей не хватает. Причем такой точки зрения придерживались две трети респондентов (61 %). Кроме того, каждой третьей семье выплачиваемых пособий хватало лишь в незначительной мере. Иначе говоря, большинству молодых родителей (92 %) пособий, выплачиваемых государством на содержание ребенка, не хватало.

Всего 7 % родителей удовлетворял размер пособия на ребенка. Им хватало пособия либо в полной (1,6 %), либо в значительной мере (5,4 %). Эта группа вполне обеспеченных и особо не нуждающихся в государственной социальной поддержке молодых семей составляла весьма малую часть московских семей.

Две трети молодых московских семей по своему типу были эгалитарными (61 %), т.е. семьями, в которых муж и жена в равной степени разделяют обязанности по уходу за ребенком и содержанию домашнего очага; 8 % семей, по всей вероятности, являлись семьями матерей-одиночек, в которых ребенка воспитывала одна мать. В 33 % семей в воспитании ребенка участвовали ближайшие родственники: бабушки и дедушки. Приоритет участия и влияния остается за бабушами. Их помощь в воспитании малышей фиксирует каждая пятая молодая семья. Что касается детских дошкольных учреждений (ясли, детский сад), то в отличие от советского времени они в минимальном объеме вовлечены в воспитание малолетних детей. Молодые родители пользовались услугами этого воспитательного института в очень ограниченных пределах.

Причин тому несколько: высокая оплата услуг дошкольных учреждений, их недоступность для большинства семей, малочисленность в городе; территориально неудобное расположение многих детских садов, неверие в способность детских садов и их воспитателей обеспечить заботу и должный уход за ребенком; критическое отношение к профессиональной подготовке воспитателей.

Следует принять во внимание следующие факты:

О в Москве в 2006 г. число мест в дошкольных учреждениях сократилось с 302 тыс. до 270 тыс., а родилось 90 тыс. детей;

0 в городах и поселках городского типа России всего 26,4 тыс. дошкольных учреждений при сохраняющейся тенденции к их ежегодному сокращению на протяжении всего периода с 1991 г.;

О численность воспитанников в дошкольных учреждениях в 2006 г. составила 3,753 млн человек. Охват детей в возрасте от 1 до 6 лет дошкольными образовательными учреждениями — 66 %. Эта скромная цифра не меняется с 2000 г., несмотря на увеличение числа нуждающихся;

  • 0 в результате численность стоящих на учете и дожидающихся своей очереди на дошкольное заведение составила в России 1 млн 238 тыс. детей. Посещали дошкольные учреждения на платной основе
  • 48,3 %, на бесплатной — 43,0 %. Расходы, связанные с посещением дошкольного учреждения, составляли в среднем 528 руб. в месяц[1].

Таким образом, отсталая система дошкольного воспитания и дошкольных учреждений препятствует возвращению молодых матерей, ранее занятых в трудовой сфере, обратно на работу. При этом следует учесть также и личное стремление многих молодых матерей дать ребенку семейное воспитание и продлить материнскую опеку над малышом, откладывая его переход в коллективную жизнь детских дошкольных учреждений.

Молодые матери плохо информированы в вопросах выплаты материнского капитала. На вопрос: «Знаете ли вы, с какого периода будете получать на ребенка материнский капитал?» почти 17 % респонденток ответили, что не знают толком, что это такое, а каждая четвертая молодая мама говорит, что разбирается в этом плохо и точно не знает, с какого периода имеет право получать материнский капитал. Иначе говоря, 42 % молодых родителей плохо себе представляют, что значит материнский капитал и с какого времени его можно получать.

При этом выявлена сильная зависимость уровня информированности молодых родителей от территориального фактора (административного округа). Выше среднего по массиву показатели информированности обнаружились в Северо-Западном, Центральном и Северном округах Москвы. Плохо информированы молодые семьи в Юго-Западном и Западном округах.

Четкостью позиций в этом вопросе отличались 56 % молодых матерей. Можно предположить, что информационно-разъяснительная работа в Москве по этим вопросам ведется явно недостаточно.

В семьях, где родились дети, 34 % матерей не работали первый год, 31 % — второй, в 23 % — третий год, а в 13 % — свыше трех лет. Естественно, что такое время нахождения в кругу новых семейных обязанностей требует активного участия мужей, несмотря на то что они в абсолютном большинстве случаев работали (85 %). В какой мере муж участвует в выполнении новых семейных обязанностей?

Очень активно помогает во всем.......................34,9

Помогает, когда может.............................48,3

В целом помогает.................................83,1

Практически не помогает............................9,3

Не помогает, так как не считает это мужским делом............3,0

В целом не помогает...............................12,3

Уклонились от ответа................................5

Абсолютное большинство молодых мужей (83 %) с разной степенью активности и по мере возможностей помогали женам разделить новые заботы, вызванные рождением ребенка. Вне круга включенности в семейные обязанности находились 12,3 % мужей. Примечательно, что ответы мужчин и женщин в этом вопросе полностью совпали: 3 % из них отличаются ярко выраженным мужским эгоизмом, оправдываемым его известным стереотипом — «это не мужское дело». Такая позиция не зависит от формы брака и в равной мере отмечается женщинами, как состоящими в официальном браке, так и нерасписанными в загсе. Она также не зависит от числа детей в семье. В 2 раза чаще отмечалась в семьях с плохим материальным положением (19 %), выше в семьях, где жена не работала свыше 3 лет. И чаще других отмечалась в Юго-Западном округе (17 %).

  • [1] Социальное положение и уровень жизни в России. 2007. М. : Росстат, 2007.С. 363-364.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>