Полная версия

Главная arrow Социология arrow Гендерная социология и российская реальность

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

МОЛОДАЯ СЕМЬЯ СТОЛИЧНОГО МЕГАПОЛИСА: КАК ПЕРЕЖИТЬ КРИЗИС И РЕАЛИЗОВАТЬ НОВЫЕ ЖИЗНЕННЫЕ СТРАТЕГИИ

Для воспитания ребенка требуется более проникновенное мышление, более глубокая мудрость, чем для управлеия государством.

У. Чэннинг

Молодая семья на столичном рынке труда и профессий

Одной из сложных проблем развития молодой семьи в условиях рыночной экономики стала вынужденная дискретность трудовой занятости молодых матерей и сложность их возврата в трудовую сферу после рождения ребенка. За период вынужденного отсутствия молодой матери на работе многое изменяется в запросах работодателя, в объемах и видах профессиональной деятельности бывшей сотрудницы (работницы), в деловых требованиях, предъявляемых к ее работе в новых условиях.

В связи с объективными и субъективными трудностями возвращения в сферу труда молодых матерей, отсидевших дома в течение 1—3 лет после рождения ребенка, значительное число молодых мам вынуждены отказываться от использования полученной специальности, уходить в сферу неквалифицированного труда, адаптироваться к изменившимся за годы их отсутствия требованиям и условиям труда, отчасти переходить на самозанятость или искать трудоустройство на новом месте с более низким профессиональным и должностным статусом либо проходить курсы переквалификации. В конечном итоге эти процессы приводят к потере квалифицированной рабочей силы на столичном рынке труда, вызывают ухудшение материального положения молодых семей.

В любом случае молодой женщине, ставшей матерью, предстоит адаптироваться к изменившимся за годы отсутствия на работе новым условиям трудовой деятельности, нормам производственной практики и корпоративным ценностям.

Социальные противоречия развития московского рынка труда и профессий в условиях кризиса заключаются в столкновении и противодействии социальных интересов двух сторон: наемных работников и работодателей. Первые заинтересованы в сохранении трудовой занятости и оплаты труда, являющейся основной формой жизнеспособности семьи, другие — в сохранении прибыли своего производства и сокращении расходов на занятых в сфере труда и производства работников. Увольнения в условиях финансово-экономического кризиса сокращают обеспеченность квалифицированными кадрами широкого спектра секторов экономики, отрицательно сказываются на развитии инновационных секторов экономики и сферы услуг.

Безработица особенно болезненно отражается на положении молодых семей и усугубляется тем, что значительное число молодых женщин с высшим и средним специальным образованием не видят возможностей для сочетания полученных профессионально-трудовых навыков с семейными обязанностями по уходу за малолетним ребенком.

Неразрешенность этого социального противоречия усугубляется неудовлетворительным уровнем социальной инфраструктуры дошкольного образования, обусловленной ликвидацией за 1990-е гг. значительного числа детских дошкольных учреждений, необходимых для удержания молодых работоспособных женщин в производственной сфере.

Фактором, усугубляющим развитие указанного социального противоречия, является распространившаяся социальная дискриминация женщин в сфере труда, особенно на предприятиях и организациях частного сектора экономики, сокращающая шансы молодых матерей на трудоустройство. Возрастающая феминизация Москвы, связанная с устойчивым увеличением числа женщин в структуре горожан, требует изменений в подходах к прогнозированию и реализации социальной политики в мегаполисе. Изменение гендерной структуры Москвы, отражающее увеличение удельного веса женщин в структуре ее населения, оказывает непосредственное влияние на демографическую ситуацию в Москве, на долгосрочное развитие социальной городской политики, всей социальной инфраструктуры, на формирование молодежной и семейной политики, создание благоприятных условий для развития молодой семьи и ее адаптации на рынке труда, занятости и профессий, а также на рынке образовательных услуг.

Однако особенности феминизации города как долгосрочного социального процесса, обладающего глубинными социальными последствиями для развития всей жизни мегаполиса, практически не учитываются в современной социальной политике при ее прогнозировании на среднесрочную и долгосрочную перспективу.

Это не только не способствует разрешению сложившихся социальных противоречий в столице, но и будет порождать новые. Они скорее всего будут связаны с развитием института молодой семьи, профессиональной мобильностью ее родителей (молодых матерей и отцов), процессом их социогендерной адаптации к меняющимся условиям социально-профессиональной и экономической деятельности, в конечном счете они окажут влияние на формирование городской инновационной экономики и перемещения женских трудовых ресурсов на внутреннем городском рынке.

Москва — один из самых феминизированных городов России. В 2008 г. семьи с детьми составляли 28 % численности населения столицы. Насчитывалось 740 017 семей с детьми, из них с одним ребенком — 610 920 семей, с двумя детьми — 13 673 семей, с тремя детьми и более — 5424 семьи. Всего в Москве проживало свыше 50 тыс. многодетных семей, из которых 84 семьи имели 10 и более детей.

Молодые московские семьи с детьми до 3 лет имели средний уровень доходов 7546 руб. (76,9 % уровня доходов семей без детей). Расходы семьи на 10 % превышали ее доходы. Общая доля работающих в такой семье — 43,3 %. Доля иждивенцев — 44,1 %. Доход семьи определялся преимущественно заработной платой (80 % общей суммы). Половина всех доходов семьи была получена в результате работы на частном предприятии. Для данного типа семей характерен очень низкий (2,9 %), по сравнению с бюджетами других семей, уровень дохода от государственных трансфертных платежей[1].

Преимущественной возрастной группой участников опроса являлись молодые мамы в возрасте от 21 года до 35 лет, среди которых абсолютное большинство составили женщины 24—26 лет. По семейному положению около трех четвертей состояли в официальном браке, 20—28 % жили без его регистрации. Это значительная цифра, лишь подтверждающая широкую распространенность в Москве так называемых гражданских браков, лишенных правового содержания, отношения в которых между номинальными супругами не относятся к категории официальных семейно-брачных отношений и могут быть квалифицированы как сожительство.

Детность семей: в абсолютном большинстве один ребенок, у 19 % родился второй, ау4 % респонденток — третий ребенок. Иначе говоря, малодетная семья продолжает оставаться доминантным типом молодой московской семьи.

Проживали семьи в большинстве случаев (61 %) в собственной квартире, каждая пятая — с родителями мужа, в 2 раза реже — с родителями жены. Около 6 % снимали жилье, а 2 % жили в общежитиях. Три четверти респондентов считали условия жизни вполне благоустроенными (а 20 % из них — даже очень хорошими). Но каждая третья молодая семья имела неблагоустроенное жилье, 7 % жили в плохих и очень плохих условиях.

Материальное положение каждой второй респондентки оценивалось как хорошее. Они могли без труда приобретать вещи длительного пользования, но не действительно дорогие вещи; 5—6 % из указанной группы оценивали свои материальные возможности как очень хорошие. Это семьи, которые могли себе позволить достаточно дорогие покупки: дачу, квартиру и многое другое.

По самооценкам 43 % семей, их материальное положение среднее. 5—6% семей относились к категории бедных. Им хватало денег на продукты, но покупка одежды уже вызывала серьезные затруднения, а 2 % семей едва сводили концы с концами, денег не хватало даже на продукты. Преобладающая часть молодых московских семей были представителями среднего класса, обладающего необходимым уровнем доходов для развития семьи и ребенка. Материальной поддержкой своих родителей (или родителей мужа) пользовалось большинство молодых московских семей (59 %). Значительная часть молодых семей (не менее 40 %) находилась, образно говоря, на самообеспечении и не пользовалась помощью родителей. Учитывая материальное положение семей,

40 % женщин рожали на платной основе, остальные (60 %) — бесплатно.

Сферы профессиональной деятельности молодых матерей до их ухода в декретный отпуск: производственная сфера (в ней были заняты до выхода в декрет всего 14,3 % респонденток), 5,5 % — предприниматели, 11 % были заняты в сфере образовательной и научной деятельности, а 7,2 % — в культурно-досуговой сфере. Доминантным сектором трудовой занятости москвичек в условиях рыночной экономики был сектор обслуживания и различного рода услуг.

  • [1] Ржаницына Л.С., Бессолова О.А. Стандарт экономической устойчивостисемьи с детьми в Москве. М., 2008. С. 121.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>