Полная версия

Главная arrow Социология arrow Гендерная социология и российская реальность

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Политическое лидерство в гендерном измерении

Политическое лидерство — комплексная, междисциплинарная проблема, исследуемая рядом наук: историей, философией, психологией, политологией, а в последнее время и социологией с применением свойственного каждой из них исследовательского инструментария и методов. Междисциплинарный подход необходим потому, что лидерство существует в различных сферах общественной жизни: в экономике, управлении, политике, идеологии. Мы рассмотрим лидерство в сфере политической жизни, руководствуясь принципами социологического подхода.

По словам Б. Спинозы, всякое определение означает ограничение объекта. Тем не менее постараемся понять, что вкладывается в понятие «политическое лидерство». Политическое лидерство означает направляющее, руководящее положение отдельной личности, социальной группы, класса, партии в социально-политической жизни общества и государства в международных отношениях. Это определение существенно отличается от широко распространенного в научной литературе психологического понятия «лидерство», означающего отношения доминирования и подчинения, влияния и следования в системе межличностных отношений в группе. Не простое лидерство, а именно политическое представляет особый интерес для политической социологии, так как оно органически связано с исследованием механизма реализации власти и прежде всего с ответом на вопрос: «Кто управляет?»

Следует различать понятия «политический лидер» и «политическое лидерство». Под политическим лидером понимается личность, пользующаяся высоким авторитетом и влиянием либо в государстве, либо в партии (или в другой влиятельной общественной организации), либо в крупной социальной общности. Роль лидера в общественной жизни определяется его личными качествами — образованием, общей культурой, жизненным опытом, пониманием сути социальных и политических проблем, способов их разрешения, собранностью и решительностью, волей, способностью убеждать людей и вести их за собой. Зарождение авторитета лидера в большинстве случаев происходит стихийно, неформальными, в значительной мере социально-психологическими средствами.

Следует также проводить грань между политическим лидером и политическим руководителем. Руководитель выполняет определенные организационные функции, обладает формально регламентированными правами и обязанностями, выступает механизмом социального контроля и административно-государственной власти. Механизм институирования руководителя назначенче- ский (особенно в экономике) или выборный (в политике). Но ни первое, ни второе не делает политического руководителя лидером. Политический руководитель становится лидером, если он пользуется высоким авторитетом, его личные качества и результаты деятельности снискали уважение и признание людей, социальных общностей. Иными словами, политический лидер может (в большинстве случаев — обязан) быть руководителем, а последний далеко не всегда обладает качествами первого.

Политический лидер по механизму своего выдвижения может быть формальным или неформальным. В первом случае его выдвигает и избирает народ или большие социальные общности, группы населения. Таким образом, он может приобрести официальный статус политического руководителя. Неформальный политический лидер может появиться и получить признание в коллективе, социальном институте, политической организации в силу своих ярко выраженных индивидуальных, социальных, политических и психологических качеств. Своим авторитетом и влиянием неформальный лидер воздействует на поведение членов социальной группы или общности и может составить конкуренцию или оппозицию формальному лидеру. Политический лидер, как правило, добровольно принимает на себя ответственность за достижение групповых интересов, он играет решающую роль в принятии решений, организации деятельности социальной общности, регулировании межличностных отношений в своем окружении.

Разумеется, понятия «лидер» и «лидерство» взаимосвязаны. Более того, они неотделимы друг от друга, как неотделим человек от своей деятельности. Политическое лидерство представляет собой процесс осуществления политическим лидером его функций. По своей продолжительности этот процесс в зависимости от конкретных обстоятельств может быть либо краткосрочным, либо продолжительным.

Явление политического лидерства изменчивое, подвижное. Оно находится в прямой зависимости от состояния экономики, социальной структуры внутренней жизни и международного положения того или иного государства.

Социологический подход предполагает анализ исторической обусловленности политического лидерства в общественной жизни, учет объективного и субъективного факторов в истории, места и роли лидерства в социальном процессе, систематическое измерение рейтинга политического лидера для прогнозирования социально-политических процессов и итогов избирательных кампаний, устойчивости властных институтов.

Лидерство является средством развития и укрепления социальных отношений. В то же время, раскрывая роль лидеров в истории, нельзя игнорировать их личные психологические качества. Политическое лидерство анализируется социологией на основе учета отношений собственности, в тесной связи с конкретными общественно-политическими условиями. Можно сказать, что оно «программируется» социальной системой. Исследование политического лидерства с позиций социальной психологии связано с изучением стилей лидерства, его форм (формального и неформального), методов его социометрического измерения. Поэтому, видимо, наиболее эффективным подходом к изучению политического лидерства следует считать социолого-психологический, пока не получивший в отечественной социологии широкого распространения.

Лидерство не абстрактно и не существует само по себе, вне времени и пространства. В разных общественных структурах, каждой из которых присуще свое социальное содержание, по-разному действуют его механизмы. Так, в связи с развитием в нашей стране политического плюрализма в общественной жизни принимают участие различные партии, движения и организации, имеющие своих лидеров и свои установки, цели, идеи, вступающие в конкурентную борьбу за власть.

Для успешного функционирования эти общественные силы нуждаются в создании системы отбора, формирования и выдвижения политических лидеров, способных отстаивать интересы различных социальных групп, находить оптимальное решение общественных проблем, добиваясь консенсуса (согласия в обществе). Многопартийность привела к децентрализации политической системы, образованию новых центров власти, выдвижению новых политических лидеров. Политический лидер в условиях административно-командной системы имеет свои, присущие ему качества и характеристики, в условиях демократического режима — принципиально иные.

Политическое лидерство многообразно по своей сути. Во-первых, в качестве субъектов могут выступать партии, движения, союзы, организации. Каждый из этих субъектов обладает определенным авторитетом среди населения, своим имиджем, зависящим от того, в какой мере субъект выражает и защищает интересы своей социальной группы, организации и т.п. Во-вторых, субъектом политического лидерства могут быть коллективные институты власти (центральные, местные выборные). В-третьих, личность как наиболее распространенный тип лидерства.

В зависимости от масштабов деятельности можно говорить о политическом лидере государственном, национальном, региональном, локальном (город, район). Следует учитывать не только территориально-географический фактор, но и национально-исторические, национально-психологические и демографические особенности становления политического лидерства и выдвижения политических лидеров.

Деятельность политического лидера как личности в общенациональном масштабе многоролевая, законно-нормативная, а также «дистанционная», т.е. отдаленная от людей, относительно независимая от них. Лидер и его сторонники среди населения чаще всего не имеют непосредственных контактов между собой. Их отношения опосредованы средствами массовой коммуникации, организациями и людьми, обслуживающими государственную машину. Индивидуальное политическое лидерство, как правило, олицетворяет один человек, обладающий признанным высоким авторитетом среди различных групп населения. Лидер общенационального масштаба в массовом сознании становится символической фигурой. Его многочисленные функции обеспечивают разные люди, прежде всего из состава ближайшего окружения, аппарата. Сам лидер действует в рамках законов, предписаний, норм, определяющих границы его власти и пути ее реализации. При этом он выполняет различные роли, ориентируясь то на ожидания своей партии, ее исполнительного аппарата, то на непосредственное окружение. Задача политического лидера заключается в поддержании равновесия своих ролей и функций.

Политический лидер «творит историю» не по своему произволу, а руководствуясь интересами, целями и стремлениями определенных социальных сил, с одной стороны, и ориентируясь на тенденции и проблемы развития социально-политических процессов в обществе на каждом конкретно-историческом этапе — с другой. Но все же определяющими являются интересы социальных групп или общностей, которые всегда в той или иной мере оказывают влияние на общественную жизнь, но в то же время стремятся к тому, чтобы интересы каждой из них уважались властью, поддерживались политическим лидером. При этом политическому лидеру приходится считаться с многообразием, общностью и различиями следующих социальных и групповых интересов: общественных классов, национальных и этнических групп, региональных групп и локальных сообществ, социальных слоев, интересы которых связаны с различиями в их образе жизни, доходе, образовании и т.п., демографических и религиозных групп. Роль политического лидера всегда исторически обусловлена и может быть оценена объективно только на основе анализа реальных потребностей социального развития, действий масс, классов, социальных групп и общностей. Поэтому историческое значение лидера не следует ни гипертрофировать, ни отрицать. Чем полнее он выражает общественные интересы, тем ярче выявляет свои личностные черты, делающие его субъектом социального процесса.

В западной социологии при исследовании политического лидерства в качестве приоритетных рассматриваются два фактора: роль лидера и роль ситуации. В соответствии с этим сложились теория черт (лидерство определяется особенностями личности лидера), ситуационизм (лидерство как функция ситуации), теория определяющей роли последователей (лидерство как следствие ожиданий поддерживающих лидера и направляемых им членов социальной группы), реляционная теория (учитывает черты лидера, специфику условий, в которых он действует, характер группы и ее членов). «Синтетический» подход к лидерству, наметившийся в нашей социологии, стремится соединить отдельные элементы вышеназванных теорий в единое целое. Это необходимо, так как ситуационизм, например, принижает активную роль лидера, низводя его до инструмента действий в конкретной ситуации. Это направление, по сути, ведет к фатализму, принижает самостоятельность личности лидера, обрекает его на пассивность. Сама ситуация рассматривается как сумма психических состояний группы и прежде всего ее ожиданий. В соответствии с этим возникает и стремление лидера удовлетворить эти ожидания даже ценой отказа от своих программных заявлений.

В основе всех упомянутых выше зарубежных теорий лидерства лежит психологический подход. У нас получил распространение социологический анализ политического лидерства, который исходит из существования в обществе сложного взаимодействия субъективных и объективных факторов, неравнозначных по силе своего влияния. Политический лидер формируется в системе конкретных социальных условий не изолированно, а в тесной зависимости от них и их развития. Принципиальное значение имеет положение о том, что социальный процесс является результатом деятельности не отдельной личности, а народов. Революционные преобразования в обществе выдвигают неформальных политических лидеров (авторитеты).

Социологический анализ индивидуального лидерства предполагает характеристику содержания, характера деятельности лидера, его стиля. Если принять за основу эти критерии, то, согласно теории социального психолога Б.Д. Парыгина, можно выделить несколько типов лидеров:

О по содержанию деятельности: лидеры-вдохновители, предлагающие программу поведения, лидеры-исполнители, организаторы выполнения программ, лидеры-универсалы, объединяющие качества первой и второй групп. Представители каждой из этих трех групп политических лидеров могут проявлять себя и в межличностном общении, в тесном кругу сторонников. Однако в сфере политики их влияние выходит за рамки узкого круга единомышленников, распространяется на крупные социальные общности — партии, движения, организации, союзы и т.п.;

О по характеру деятельности: лидеры универсальные, постоянно проявляющие свои лидерские качества, и ситуативные, т.е. способные быть лидерами лишь в определенных ситуациях. С укреплением демократических начал в обществе расширяется круг лидеров как универсальных, так и ситуативных, тогда как в авторитарных режимах преимущественное распространение получают ситуативные лидеры;

О по стилю: авторитарные, демократические или анархические в зависимости от характера лидера как определенного типа личности.

Теория авторитарного и демократического лидера, разработанная немецким философом и социологом Т. Адорно, получила признание и широкое распространение в 1950—1970-х гг. Согласно его взглядам, авторитарные личности — это сторонники сильного, волевого лидерства, отличающиеся ярко выраженной твердостью характера, стереотипным мышлением и непримиримостью к инакомыслию. Если они становятся лидерами, то требуют беспрекословного подчинения. Противоположность авторитарной личности — демократическая личность (иначе — эква- литарная).

Административно-командная система породила авторитарный тип лидеров, в том числе и политических. Авторитарный тип лидерства доминирует при однопартийной системе. В условиях перехода к многопартийности аккумулируются черты не только демократического, но и авторитарного и даже анархического стиля лидерства, проявляющиеся в борьбе партий, движений, институтов власти за распределение зон политического влияния, поддержку того или иного курса широкими слоями населения.

Анархическое лидерство порождает ряд негативных явлений, таких, например, как эффект толпы. Под его давлением некоторые лидеры возглавляют политические манифестации, пикеты и митинги с авантюристическими и популистскими лозунгами. В итоге общество терпит неоправданные политические, экономические, социальные и морально-психологические издержки.

Перед каждым политическим лидером (как демократическим, так и авторитарным) встает ряд принципиальных поведенческих вопросов, на которые он даже самому себе вынужден дать определенные ответы. Психологические черты и типологию поведения политических лидеров (четыре дихотомии) разработал польский социолог Е. Вятр:

  • 0 по отношению к идеологии собственного движения: лидер-идео- лог и лидер-прагматик;
  • 0 по отношению к своим сторонникам: лидер-харизматик и лидер-представитель (первый формирует взгляды своих сторонников, второй лишь выражает волю тех, кто стоит за ним);
  • 0 по отношению к противникам: лидер-соглашатель (сторонник поиска политических компромиссов, смягчения конфликтов) и лидер-фанатик (склонен обострять конфликты и стремится к уничтожению противника любой ценой);
  • 0 по методам оценки действительности: насколько он способен пересматривать свои ранее сформулированные суждения, учитывать чужие мнения и воспринимать критику в свой адрес. Отсюда — открытый лидер и лидер-догматик.

Эти дихотомии типов лидеров, по мнению Вятра, взаимно не связаны, отдельные типы могут проявляться в разных комбинациях. Независимо от типа лидеру свойственна тенденция к персонализации власти. Она может вызываться как объективными (обстановка политического и социально-экономического кризиса), так и субъективными причинами (личные качества лидера, используемые его окружением). Персонализация власти — противоречивый процесс с преобладанием, как показывает исторический опыт, негативных тенденций.

Большой вклад в исследование политического лидерства и персонализации власти внесли социологи М. Острогорский, Р. Михельс и др. В частности, Острогорский считал вполне правомерной постановку вопроса о «народном цесаризме» как о практически абсолютной власти лидера над народом. В таком случае появляется тип лидера-демагога, обладающего якобы способностью «магнетического» воздействия на массы.

Но, как правило, состояние персонализации власти не является длительным, устойчивым, так как происходят изменения в отношениях «масса — лидер». Усиливается эмоциональное критическое начало в подходах к общенациональному лидеру. Его почитание может привести к культу личности, всегда и во всех условиях несовместимому с интересами общества в целом.

В связи с проблемами персонализации власти и культа личности в западной социологии уже долгие годы вызывает интерес харизматический тип лидерства (понятие «харизма» заимствовано немецким социологом М. Вебером из раннехристианской литературы и означает боговдохновленность, божественный дар, благодать). Причем по Веберу, именно революционный лидер быстрее и полнее, чем другие типы политических лидеров, входит в роль «сверхъестественной личности». Внешне харизматическая власть выглядит высокоэффективной: лидер может якобы одним махом решать сложные проблемы. Но харизматическое лидерство всегда ведет к режиму личной власти.

Вебер различал демократию с лидером (иначе плебисцитную демократию) и без лидера. В первом варианте преобладают народный выбор лидера в форме явного или косвенного плебисцита и постоянная поддержка лидера народом в течение всего срока выполнения им своих функций. Кроме того, лидер получает широкие полномочия: он имеет приоритетное право подбора ближайшего окружения (министры, сотрудники) и, наконец, право контроля над собственной партией или движением с использованием своего аппарата.

Что касается модели демократии без лидера, то Вебер считал, что она не в состоянии решать общественные задачи. Причины этого кроются в институциональной структуре, не позволяющей принимать оперативные решения при отсутствии лидера, в особенностях политической элиты, которая формируется практически без конкуренции кандидатов перед лицом избирателей. В таких случаях предпочтением пользуются не наиболее достойные конкуренты, а представители групп, преследующие свои кастовые и личные интересы. В своей массе это, как правило, люди средних (или ниже) способностей, участвующие в политике, но по существу не интересующиеся ею, не обладающие профессионализмом.

Политический лидер не изолирован от своего окружения (или от общества в целом), партий, общественных движений. Его личное положение является устойчивым, если он проводит политическую линию, отвечающую интересам значительной части населения, а во многих случаях — и общенациональным интересам. Как только живая взаимосвязь между лидером и обществом слабеет или разрывается, его политический крах неизбежен. Он либо стремится восстановить это взаимодействие, либо вынужден покинуть политическую сцену, уйти в отставку. Лидер, проводящий курс, не отвечающий народным интересам, вынужден в конечном счете прибегать к насилию, диктатуре, утверждению своей власти насильственными средствами.

Иное положение у лидера, стремящегося к политической власти. Для него особое значение имеет завоевание личного признания, личного авторитета в обществе в целом, в том общественном движении, партии, социальной общности, которые выдвинули его на авансцену общественной жизни. Одна из первостепенных задач лидера — выработка конкретной программы действий, поддерживаемой представляемой им партией или общественным движением. Эта программа должна учитывать цели и интересы, в борьбе за реализацию которых их члены консолидируются в рамках данного движения или политической партии.

Как правило, лидеры, не обладающие властью, ориентируются прежде всего на задачи, а не на людей. Согласно, например, ситуационной теории, в обстановке весьма благоприятной или крайне неблагоприятной для данной социальной общности успехов добивается лидер, ориентированный как на людей, так и на их интересы. Напротив, в условиях стабильной общественно-политической ситуации положительными итогами завершается деятельность лидера, ориентированного на людей. Противопоставления двух типов ориентации лидеров — на задачи или на людей — может и не быть, если в политической организации (или иной социальной общности) существует ценностно-ориентационное единство.

Стабильность любого политического лидера зависит от его популярности в общественном мнении, авторитета в обществе, среди членов конкретных движений или партий. Политические лидеры, стремящиеся к власти, особое значение придают завоеванию популярности среди широких слоев. Для этого они нередко в своих целях манипулируют интересами и ожиданиями людей. Такова идейная основа популизма в политике.

Возникло это течение и получило наиболее широкое распространение в США среди интеллигенции. Оно стремится к прямым контактам с массами, без посредничества политических институтов. Лидеры-популисты проповедуют приоритет воли народа. Как тип идеологии популизм близок к национализму и реформизму. Если раньше социологи считали популизм присущим только буржуазному обществу, то переход к политическому и идейному плюрализму, к многопартийности, обострение борьбы за власть сделали популизм постоянным спутником нашей жизни. На путь популизма встали многие политические лидеры национального масштаба, народные депутаты, претенденты на различные должности в органах власти, пытающиеся любой ценой завоевать доверие избирателей или социальной общности, реализовать свои властные амбиции.

Сказанное выше позволяет определить главные направления социологического анализа политического лидерства. Для ответа на вопрос «кто управляет?» важны исследования: типологии политических лидеров, мотивации их деятельности, характера и стиля лидерства, условий и мотивов становления и развития карьеры, предпосылок и факторов завоевания авторитета и поддержки в различных общественных слоях, реальных и потенциальных сторонников и противников конкретных лидеров, их политического курса, рейтинга лидеров, оценок общественным мнением их личных качеств и действий.

Трудно переоценить значение указанной выше тематики социологических исследований для нашей страны в сложнейший период преобразования общественно-экономической и социально-политической системы. Как всегда, мы идем непроторенными путями. История не знает прецедентов подобного рода. Отсюда и возросшая роль политических лидеров, к которым предъявляются исключительные требования.

Фактически после В.И. Ленина и его ближайших сподвижников, после смерти И.В. Сталина (ограничимся констатацией факта, не вдаваясь в критику сталинизма) мы не имели политических лидеров международного и общенационального масштаба. Высшие партийно-государственные деятели, члены Политбюро ЦК КПСС и секретари ЦК КПСС в своем большинстве обладали властью только в силу занимаемой ими должности, а не в силу личных лидерских качеств и способностей, образованности, культурного кругозора, творческой теоретической мысли.

После начала в 1985 г. перестройки на политическую арену вышли лидеры национальные (М. Горбачев, Б. Ельцин), а после возникновения на территории бывшего СССР новых независимых государств пришли к власти и новые политические лидеры национального масштаба (Н. Назарбаев, М. Шушкевич, Л. Кравчук и др.). Все они были лидерами — руководителями суверенных государств, объединенных в Содружество.

Эпоха политических и социально-экономических реформ выдвинула политических лидеров в новых партиях и движениях. Разнообразны их пути в политику, личные и профессиональные качества, программы и конкретные действия. Социологические исследования в качестве своих объектов имеют политических лидеров демократического, авторитарного, анархического и харизматического типа, их сторонников и противников.

Лидеры постоянно находятся под критическим прицелом общественного мнения. Поэтому одной из важных задач социологической науки является изучение рейтинга политических лидеров. Этим термином обозначают субъективную оценку качеств какого-либо явления по заданной шкале. В политической социологии рейтинг используют для определения уровня популярности лидеров государств, правительств, партий, крупных общественных движений и организаций.

Рейтинг — величина изменчивая. Его измерение проводится регулярно, через определенные интервалы времени, с тем чтобы можно было прослеживать динамику оценок популярности, авторитетности политического лидера в общественном мнении. Изменения ситуации, общественно-политические события в стране, регионе, городе или районе, правительственные решения или программы (например, о переходе к рынку, об освобождении цен и др.), затрагивающие интересы всего населения или его больших групп, связаны с деятельностью конкретных политических лидеров и непосредственно сказываются на их рейтинге. Если рейтинг известности лидера может длительное время оставаться неизменным, то рейтингу популярности и рейтингу деятельности присущи большая подвижность оценок, их постоянные колебания.

В методике исчислений рейтинга деятельности политического лидера на первый план выступает его ответственность за конкретные результаты работы и изменения в обществе в целом или в конкретной сфере общественной жизни. При этом две категории лидеров — давно занимающиеся политикой и недавно в нее пришедшие — находятся в неравном положении. В первом случае рейтинг доверия (или кредит доверия) может быть на грани затухания, во втором — на взлете, отражая надежды людей, которые предстоит молодому (или новому) политическому лидеру оправдать.

Составляющей рейтинга политического лидера является и общественное настроение. Оно как компонент общественного мнения определяет изменчивость рейтинга, его колебания.

При анализе рейтинга политических взглядов, программ, действий, характера и других личностных качеств лидеров приходится учитывать, что массовое сознание пользуется символами, образами, отличается эмоциональностью и субъективностью оценок. Такова его природа. Но вместе с тем было бы ошибкой не учитывать воздействия замеров рейтинга политических лидеров на общественное настроение, на ход и результаты избирательных кампаний и т.д.

Рейтинг измеряется в баллах, в процентах позитивных и негативных оценок, с применением как простых (одномерных) распределений, так и факторного анализа. Международный критерий уровня достаточности рейтинга политического лидера — не менее 43 % положительных оценок общественного мнения. При снижении этого показателя, как правило, усиливается негативный имидж лидера. Чем более высокий положительный, авторитетный имидж имеет политический лидер, тем больше у него шансов на устойчиво высокий рейтинг и, следовательно, на массовую поддержку политического курса и конкретных мер по его осуществлению. Таким образом, имидж и рейтинг лидера взаимосвязаны, неотделимы друг от друга.

Измеряется и авторитет социальных институтов, властных структур, в том числе высших органов власти, во главе которых стоит лидер. В итоге выводится индекс повышения или понижения авторитета, который позволяет своевременно выявить степень опасности возникновения кризиса доверия.

Результаты социологических опросов 1990—1992 гг. показывают, что в нашей стране обострился кризис доверия к политическим лидерам и властным институтам. Об этом свидетельствовала, в частности, отставка президента СССР М. Горбачева, других политических лидеров. Причины — хронический разрыв между словом и делом, замена одних нереализованных установок другими, нерешительность и непоследовательность в политике, отсутствие научно обоснованных перспективных планов и программ, подмена стратегической цели тактическими маневрами, абсолютизация и приоритет тактики над стратегией политического курса.

С точки зрения социологии к женскому политическому лидерству применимы те же подходы, что и к мужскому. Вместе с тем необходимо учитывать особенности положения женщин — крупнейшей социально-демографической общности (в России, например, женщин почти на 10 млн больше, чем мужчин, женский электорат многочисленнее мужского), а также специфику их психологии.

По сложившейся многовековой традиции (хотя в разных формах и в разной степени) в зависимости от национальных, географических, государственных и правовых условий, психологических характеристик доступ женщин к политической жизни затрудняли и затрудняют многочисленные факторы: обязанности жены и матери, законодательное и фактическое неравноправие на производстве, в оплате труда, в политике, дискриминация по признаку пола во всех сферах общественной жизни.

В современных условиях за рубежом женское политическое лидерство является одним из критериев демократизма государственного и общественного строя. Позитивный опыт накоплен во многих странах, где женщины стоят во главе государства, правительства, политических партий, влиятельных общественных движений.

По характеру своей деятельности женщины часто проявляют свое лидерство лишь в определенных ситуациях, легче и быстрее меняют стиль поведения, чем мужчины. Лидеры-женщины по своей политической ориентации преимущественно центристы или умеренные, тогда как среди мужчин преобладают лидеры-реформисты. Если исходить из критерия инициативности, то среди женщин-лидеров наиболее распространен исполнительский тип. Лидеров-инициаторов в женской среде чаще можно встретить в экономической, производственной сферах, а не в политической. Наконец, среди женщин преобладают лидеры-прагматики, значительно реже встречаются лидеры-идеологи. Распространен в женской среде и тип лидера-представителя (т.е. выражающего волю тех, кто стоит за ним). Среди мужчин чаще можно встретить лидеров-харизматиков, формирующих позиции своих сторонников. По отношению к противникам женское лидерство — соглашательское, компромиссное. Напротив, тип лидера-фанатика, обостряющего конфликт, стремящегося к уничтожению противника любыми средствами, — это тип преимущественно мужской.

В оценках действительности среди женщин преобладает тип открытого лидера, т.е. способного пересмотреть свои позиции с учетом чужих суждений, принять во внимание отличные и даже противоположные точки зрения. Однако критику в свой адрес, в адрес деятельности возглавляемого ими социального института, общественной организации женщины-лидеры принимают более эмоционально, личностно, неконструктивно, чем мужчины.

Тенденция к персонализации власти, присущая всем типам политического лидерства, наиболее полно проявляется в мужской среде. В определенной мере эта особенность связана с развитой у мужчин установкой на ценность карьеры как неотъемлемого элемента самоутверждения и нравственного, морального удовлетворения.

Традиция женского политического лидерства существовала в России в XVII—XVIII вв. Однако впоследствии традиция не получила своего продолжения и развития.

История Советского государства также не знает ни одной женщины, которая явилась бы общепризнанным национальным политическим лидером. Сравнительно немногие женщины занимали руководящие посты разных уровней в государственном аппарате, на производстве, в сферах культуры и науки.

После 1985 г. ситуация не изменилась к лучшему. Наоборот, одним из последствий политического и социально-экономического кризиса в стране явилось уменьшение числа женщин во всех властных структурах и социальных институтах сверху донизу, в руководящих органах политических партий и общественных движений. На выборах президентов и вице-президентов суверенных государств, в том числе и в Российской Федерации, не было выставлено ни одной женской кандидатуры. Неблагоприятная по отношению к женщинам-руководителям ситуация сложилась в сфере экономики, где женщины не занимают ведущих позиций в предпринимательстве, редко стоят во главе фирм и концернов, смешанных предприятий, слабо представлены в структурах мелкого бизнеса (хотя они наиболее полно отвечают специфике женских способностей).

Таким образом, в современных социально-политических условиях женское лидерство получило распространение не в сфере политики, а в различных женских общественных организациях (партиях, союзах, ассоциациях, клубах и т.д.). Только в Москве их зарегистрировано больше 50 (хотя не существует объективных причин, препятствующих воспитанию и выдвижению женщин — политических лидеров). В стране, несомненно, немало женщин, по своим личным качествам, уму, образованности, жизненному опыту, социальной и политической практике способных выполнять функции политических лидеров. Не существует и законодательных актов, закрывающих женщинам дорогу к лидерству в большой политике. Главные препятствия лежат в субъективной сфере. Это отсутствие в нашей стране демократических традиций, боярско-феодальный подход к женщине, суть которого состоит в утверждении ее политической неполноценности, якобы биологической и нравственной неспособности к занятию государственными делами.

О субъективном характере препятствий, стоящих на пути женского политического лидерства, свидетельствуют и результаты опросов общественного мнения женщин. По мнению респонден- ток, главные причины, сдерживающие политическую активность женщин, — это отсутствие продуманной государственной политики в женском вопросе, дискриминационный подход к женщинам, их недоверие к лидерам, к политическому курсу, ведущему к обнищанию семей и социальной напряженности. Анализ женского общественного мнения свидетельствует о том, что подготовка и выдвижение на авансцену общественной и политической жизни женщин-лидеров встречает возрастающие трудности.

Фактически в Российской Федерации, в других новых независимых государствах на территории бывшего СССР отсутствуют женщины — политические лидеры национального масштаба. Поэтому следует говорить не столько о женщинах-лидерах, сколько о женщинах-руководителях разных рангов и ступеней. Не только среди мужчин, но и среди женщин административно-командная система выпестовала в качестве преобладающего авторитарный стиль руководства. Весьма распространенным в 1970—1980-х гг. стал женский тип политического и хозяйственного руководителя, прозванный «синим чулком». Этому типу присущи копирование мужской манеры поведения, подчеркнуто мужской стиль одежды, резкий тон общения с сослуживцами, властность и безапелляционность. Однако демократический стиль женского лидерства отличают такт, способность прислушаться к мнению коллег, внимательность, компромиссность, разумная терпимость вместо властности и вместе с тем последовательность и целеустремленность.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>