Полная версия

Главная arrow Социология

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

РОССИЙСКОЕ СЕЛО: ЖИЗНЬ ПОД ДАВЛЕНИЕМ РЕФОРМ

РЕФОРМЫ ДЛЯ И ПРОТИВ КРЕСТЬЯН

Лишь трудом и борьбой достигается самобытность и чувство собственного достоинства.

Федор Достоевский

Гендерные акценты в структуре сельского социума

По итогам переписи населения 2002 г., в селах России (а их на тот момент осталось 155 тыс.) постоянно проживало 38,9 млн человек, или 26,7 % всей численности населения. Цифра эта сокращается год от года. За один только 2001 г. потери составили 346 тыс. В 22 % сел живут лишь по 10 и менее жителей.

Из проживавших в 2000 г. в сельской местности

  • 9,4 млн человек находились в возрасте моложе трудоспособного[1]. Можно выделить три жизнеобеспечивающие артерии развития российского села:
  • 0 земля и работа на земле;
  • 0 труд в коллективном или индивидуальном хозяйстве;
  • 0 функционирование сельской школы.

Условия жизни человека в сельской местности в России значительно отстают от городов. Душевые ресурсы сельских жителей в 2002 г. были на 31 % ниже, чем у горожан, а денежные доходы — на 45 %, т.е. почти в 2 раза.

Жизнеспособность села напрямую связана с развитием в нем образовательной среды. За годы перехода к рыночным отношениям учительский сельский социум существенно сократился. Различия в уровне образования между городом и селом в России поляризовались.

Согласно демографическому прогнозу, сельское население в России будет неуклонно сокращаться как минимум до 2015 г. С падением удельного веса сельского населения укрепляется тенденция к сокращению числа детей-школьников и в целом образовательного сельского социума.

В начале 1990-х гг. в сельской местности доля занятого населения с высшим образованием сократилась и составила 7 %, а это в

2,5 раза меньше, чем в городах. Доля населения с неполным средним образованием составила около четверти. В кризисные годы диспропорции стали еще выраженнее, так как инвестиции в образование снизились до минимального уровня[2]. Таким образом, сельский образовательный социум не только неуклонно сокращался, но и качественно деформировался.

Одно из важных объективных отличий заключается в поколенческом характере сельской семьи. Он проявляется в резком уменьшении (на 20 % по сравнению с 1939 г.) доли самого молодого поколения (в возрасте моложе трудоспособного) в составе сельского населения[3].

Традиционная с 1960-х гг. особенность сельской демографии — повышенный по сравнению с городом уровень смертности. Связано это с травмами, отравлениями и несчастными случаями, в целом — с причинами, обусловленными социальным неблагополучием, резко обострившимся в России в результате шокового перехода к экономическим реформам. Ухудшение социального положения сельского населения вызывает его социальную иммобильность (т.е. низкую способность к социальным перемещениям и действиям).

В результате совокупного влияния указанных тенденций современное российское село стремительно стареет. В 1990-х гг. до 40 % мигрантов в сельской местности составляла молодежь в возрасте до 30 лет. В начале XXI в. доля лиц старших возрастов составила более 23 % по сравнению с 10 % в 1939 г. и 18 % в 1970 г.

Социально-экономическим и демографическим фоном аграрных рыночных реформ, проводившихся на селе в начале XXI в., являются: резкое ухудшение условий и качества жизни сельского населения, его неуклонное старение наряду с увеличением смертности, ограниченный потенциал социально-профессиональной мобильности членов сельской семьи.

Российское село конца XX — начала XXI в. — это феминизированный социум со многими присущими процессу феминизации особенностями, сочетающимися со спецификой российской сельской среды. По данным Госкомстата, гендерная структура сельского населения почти симметричная (5,8 млн мужчин против 5,5 млн женщин)[4]. К 2010 г. она почти не изменилась.

Обобщенная характеристика социальной базы российского села имеет свои специфические черты в контексте социальной структуры и стратификации российского сельского социума в конце 1990-х гг. Определяющим фактором социальной структуры села являются потребности и интересы различных социальных общностей, групп и слоев сельского населения, которые отражаются в анализе социальной структуры и ее подструктур: социально-демографической, социально-профессиональной, социально-территориальной.

В социально-демографической структуре просматривается ряд особенностей сельского родительского института (родительского социума):

  • 0 значительное преобладание женщин (почти 78 %) над мужчинами (22,3 %) в гендерной структуре респондентов. Всего в сельском хозяйстве как отрасли экономики в 1999 г. было занято 5 млн 935 тыс. человек (из них 4049 млн — мужчины и 1886 — женщины), соотношение мужчин и женщин среди которых составляло 13,3 % к 6,9 % в пользу мужчин[5];
  • 0 в возрастной структуре родителей сельских семей представлены все возрастные группы: молодые люди (до 30 лет, составившие 6,2 %), пенсионеры (55—60 лет — 1,7 %) и пожилые родители (свыше 60 лет) — 0,7 %. Причем самая большая группа объекта исследования — родители сельских учащихся активного трудоспособного возраста: от 31 до 50 лет (86,9 % респондентов).

В 76 регионах Российской Федерации падает рождаемость и уменьшается количество селян. В сельской местности эта тенденция не отличается от городской. Тревожная демографическая ситуация на селе приводит к тому, что коэффициент смертности особенно растет в группах 30—34 лет и 35—39 лет. В итоге количество молодежи в сельской местности и в сельских школах сокращается. Происходит ее неуклонный отток из деревень.

При этом процесс «вымирания» сельского населения не столь стремителен, как в городах. Если за период 1993—2000 гг. количество молодых людей (и в целом трудоспособных) сократилось среди горожан на 1,6 млн человек (на 14,6 %), то среди селян — на 371 тыс.[6]. Разумеется, городское население в несколько раз многочисленнее сельского, поэтому отсутствуют основания для того, чтобы говорить, как это делают некоторые исследователи, не столько о «вымирании», сколько якобы о «социальной разгрузке села».

Ряд специалистов выделяет среди особенностей аграрного сектора России наличие в нем избыточной рабочей силы (А.А. Романенко). В большинстве развитых стран численность занятых в аграрном секторе составляет 2—5 %. В России она находится на уровне 11%. Модернизация аграрного сектора, ориентированная на использование передовых технологий, неизбежно приведет к сокращению занятости в нем, и эта тенденция уже начинает проявляться.

В половозрастной структуре сельского населения за 10 лет произошли перемены с серьезными демографическими последствиями. В отличие от города на селе прогрессирует эффект «текстильного городка», когда на тысячу мужчин, постоянно проживающих на селе, уменьшается количество женщин в фертильном возрасте (от 20 до 40 лет). Это во многом объясняет уменьшение числа детей на селе и усугубление социально-демографических и социально-экономических проблем сельской России. Важной особенностью села является и высокий уровень образованности женской части сельской молодежи.

Сельская Россия 1990-х гг. — немногодетная. Доля детей младшего возраста в ней сокращалась быстрее, чем в городе. Напротив, доля пожилого населения росла на селе медленнее, чем в городах. В сельской местности абсолютное большинство среди пожилых людей (старше 70 лет) составляли женщины (13 % против 5 % мужчин). Трудоспособная часть сельского населения выросла с 51,6 % в 1989 г. до 53,1 % в 1999 г. в результате опережающего сокращения доли детей и молодежи при противоположной динамике численности населения в разных возрастных группах. За это же время в российских селах число наиболее активных людей в возрасте от 25 до 34 лет снизилось с 6 млн 185 тыс. до 4 млн 777 тыс.

Исследования не подтверждают тезис о том, что у российского села «женское лицо»[7]. В половозрастной структуре сельского населения произошли перемены с серьезными демографическими последствиями.

«Маятник» образовательного уровня родительского социума колебался от 26,3 % (имеющих высшее образование, а с учетом 4 % обучающихся в вузах, свыше 30 %) до 0,9 % с начальным образованием. Две трети родителей — специалисты со средним специальным и средним образованием. Базовое образование родителей сельских учащихся отражает широкую профессиональную палитру. Ниже приводится характер образования родителей сельской учащейся молодежи, % числа опрошенных:

Педагогическое образование.........................24,1

Профессионально-техническое.......................18,4

Сельскохозяйственное.............................16,9

Техническое....................................11,8

Экономическое..................................9,3

Медицинское ...................................7,0

Другое........................................5,0

Таким образом, современные сельские родители имели достаточно хорошие образовательные предпосылки для позитивного влияния на психологию, нравственные принципы, историческое сознание, бытовую культуру школьников, были в состоянии поддерживать социальную престижность образования в сознании детей.

Абсолютное большинство родителей (81 %) имели юридически оформленные брачные отношения, 7 % состояли в гражданском браке. Лишь 2 % респондентов — бездетные, остальные — семейные. Причем в родственной структуре преобладают нуклеарные семьи (супружеская пара с детьми), по числу детей — среднедетные (имеющие двух детей). Среди детей-школьников две трети — учащиеся средних школ (66,7 %), а 21 % — основных.

Таблица 12.1. Распределение взрослых членов российских семей по сферам трудовой занятости, % числа опрошенных

Сфера занятости

Муж

Жена

Взрослые дети

Личное хозяйство

15,1

15,5

9,4

Сельская школа

4,5

17,9

6,2

Хозяйство фермера

3,1

1,5

0,9

Коллективное хозяйство

13,8

7,6

2,4

Государственное предприятие

20,9

20,4

2,47

Воинская часть

1,0

0,4

1,6

Строительная артель

1,6

0,6

1,1

Город

1,6

2,2

3,1

Безработные

4,3

5,7

3,2

При этом гендерный анализ трудовой занятости (табл. 12.1) показал, что предпочтительными сферами трудовой занятости отцов в сельских семьях на момент исследования были государственное, личное хозяйство, коллективное хозяйство. Иначе говоря, трудовая занятость отцов ограничивалась преимущественно предприятиями государственной и коллективной форм собственности при неизменной работе в своем личном подсобном хозяйстве. В этот «треугольник» преимущественно мужской трудовой занятости были вовлечены от 21 до 14 % опрошенных отцов семейств.

У матерей сельских школьников трудовое распределение принципиально не отличалось от сфер трудовой занятости отцов, но раздвигало рамки предпочтительной занятости женщин от конфигурации «треугольника» к конфигурации «четырехугольника» (от 20,4 до 7,6 % опрошенных): государственное предприятие, сельская школа, личное подсобное хозяйство, коллективное хозяйство.

Еще одно отличие трудовой занятости по гендерному признаку состояло в том, что ориентацию на работу в фермерском хозяйстве предпочитали в 2 раза больше отцов, чем матерей школьников (3,1 % против 1,5 %). Ориентация на работу в городе была практически равной среди женщин и мужчин (1,6 % и 2,2 %). Взрослые дети (от 9,4 до 2,4 % респондентов) работали преимущественно в личном родительском хозяйстве, в сельской школе, в городе, на государственном предприятии, в коллективном хозяйстве. Безработных среди матерей школьников оказалось немногим больше, чем среди их отцов (5,7 и 4,3 % соответственно). Среди взрослых детей 3,2 % опрошенных — безработные.

При относительно высокой степени трудовой занятости родителей сельских учащихся можно было предположить, что уровень жизни их семей не являлся крайне низким. Однако следует учесть низкий уровень заработков проживающих на селе. Поэтому лишь 5 % респондентов оценили материальное положение своих семей как вполне благополучное. Еще 42 % считали, что им в целом на жизнь хватает. Если учесть невысокие притязания селян (в отличие от городских жителей), наличие домашнего подсобного хозяйства, то можно понять, почему 42 % считали, что в целом им на жизнь хватает.

Включенность родителей сельских школьников в сферу трудовой занятости на селе зависит от продолжительности их проживания в сельской местности, степени адаптации к сельским условиям труда и жизни. Продолжительность жизни на селе может служить индикатором миграционных настроений родителей сельских школьников.

Таким образом, социально-демографическая структура селян, рассмотренная через призму института сельского родительства, отражает основные признаки социально-демографической структуры сельского населения в целом и тенденции ее развития.

Согласно полученным данным, родители сельских школьников в своей преобладающей массе (81 %) — это коренные жители и ставшие селянами в советский период. Группа родителей, ставшая сельскими жителями в постсоветскую эпоху, т.е. переехавшие на село в рыночный период, составляла лишь 14%. Среди тех, кто переехал жить в данное село, 29 % — это тоже сельские жители, но из других сел. Из городов мигрировали в сельскую местность

14,1 % родителей. Еще 7,4 % перебрались в российское село из ближнего зарубежья (бывших республик СССР), а 0,6 % мигрировали из «горячих точек» России.

Следовательно, большинство родителей сельских учащихся являются коренными сельскими жителями, хорошо знающими сельский быт, его социальные и психологические особенности, рынок сельского труда.

  • [1] Экономист. 2000. № 2. С. 92.
  • [2] Доклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации. М.,2000. С. 142.
  • [3] Доклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации.М.: ПРООН, 2001. С. 48.
  • [4] Демографический ежегодник России. М., 2000. С. 37.
  • [5] Труд и занятость в России. М.: Госкомстат, 1999. С. 83.
  • [6] Демографический ежегодник России. М.: Госкомстат, 2000. С. 21.
  • [7] Лексин В., Швецов А. Общероссийские реформы и территориальное развитие //Российский экономический журнал. 2001. № 4. С. 34—35.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>