Полная версия

Главная arrow Социология arrow Гендерная социология и российская реальность

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ ЖЕНЩИН

Мы должны стремиться не к тому, чтобы нас всякий понимал, а к тому, чтобы нас нельзя было не понять.

Вергилий

Концептуальные подходы, состояние, перспективы

Существуют два подхода к категории «женское общественное мнение». Первый, упрощенный, но, к сожалению, наиболее распространенный сводит общественное мнение женщин к их частным, индивидуальным суждениям по широкому кругу проблем, затрагивающих женские интересы. Второй, научный, опирается на социологический анализ общественного мнения женщин, признает женское население в качестве крупной социальной общности, отличающейся специфическими психологическими и демографическими характеристиками, многоролевыми функциями и определенным социальным статусом.

Такой подход принципиально отличен от господствующей у нас точки зрения, согласно которой главным предметом изучения являлось общенародное общественное мнение, а женский массив в качестве самостоятельного практически не выделялся, хотя женщины составляли 53 % населения СССР.

До сих пор социологи рассматривали женщин в качестве демографической группы. На определенном этапе исследовательской работы подобная позиция была оправданна и служила базой социально-демографических исследований женских проблем. Но сегодня такой подход представляется недостаточным, ограничивающим дальнейшее развитие науки. С точки зрения методологии изучения женского общественного мнения определяющим является рассмотрение женщин в качестве социальной гендерной общности.

Это значит, во-первых, что женщины, составляющие большинство населения, являются реально существующей и эмпирически фиксируемой социологическими исследованиями совокупностью индивидов, которую отличают такие признаки, как относительная целостность, в разных формах и в неодинаковой степени связанность друг с другом, известная устойчивость в структуре общества. Женщины выступают не только в качестве объекта, но и субъекта исторического действия, с различной степенью активности участвующего в социальных процессах, в общественной жизни, в сферах производства, политики, культуры. Женщины, как и любая другая социальная общность, имеют свои специфические признаки, связанные с особенностями пола и психологии, духовной структуры и социального статуса и в конечном счете определяемые естественной ролью женщины-матери, воспитательницы детей, определенным стилем ролевого поведения. Для развития женщин как социальной общности имеется широкое социальное пространство, в значительной мере ими еще не освоенное.

Во-вторых, обладая всеми признаками социальной общности, женщины являются объектом политики в целом, государственной политики в особенности. Этот тезис, имеющий многовековую историю, играл и играет негативную роль в общественной жизни, так как умаляет или даже отрицает роль женщин в качестве самостоятельного субъекта политики.

Смею утверждать, что в целом история XX в. и история нашей страны свидетельствуют об ограниченности, общественной неполноценности тезиса «женщины — объект политики». Сама по себе эта констатация бесспорна. Но в современную эпоху она имеет ограниченный характер. Главное состоит в том, что женщины являются субъектом политики, хотя и плохо используемой, практически нераскрепощенной социальной силой, которая тем не менее способна оказывать и оказывает разностороннее влияние на ход истории, ускоряет или замедляет общественный прогресс, придает то или иное направление общественному развитию, содействует или препятствует возникновению и решению социальных конфликтов.

Очевидная закономерность, подтверждаемая многочисленными фактами, состоит в том, что в эпохи крупных исторических поворотов, политических и социально-экономических кризисов женщины нередко выступают в роли инициаторов общественных движений и движущей силы перемен. При этом они не только не дублируют сильный пол, но оказывают влияние на его поведение, взгляды, оценки, побуждая к активным действиям.

В-третьих, как субъект политики женщины создают свои формы самоорганизации (формальные и неформальные), не имеющие жесткой структуры, а представляющие собой дисперсную массу, объединенную общими интересами либо на длительном, либо на кратком временном отрезке. Различные женские формы самоорганизации легко возникают и столь же легко могут распадаться. В связи с этим возникает необходимость разграничивать понятия «женский вопрос» и «женское движение», часто смешиваемые даже в научной литературе. Это разные категории. Женский вопрос предполагает осмысление положения женщин в обществе, обоснование программы их эмансипации, достижения полного равенства с мужчинами во всех сферах общественной жизни.

Женское движение в широком смысле слова означает многообразие методов борьбы женщин за свои права и интересы: политические, социально-экономические, духовные. Социологи изучают женское движение как одну из форм социального движения. Оно представляет собой совместные действия различных социальных, демографических, этнических, национальных женских групп, объединенных единой целью, общими ценностями и системой норм, регулирующих поведение, располагающих неформальным лидером и символикой женских ценностей.

В условиях социально-политического и идейного плюрализма единого женского движения в нашей стране больше не существует. На смену ему пришли десятки женских союзов, ассоциаций, объединений, клубов различных ориентаций со своими принципами поведения и духовными ценностями, с широкой палитрой целей, но не имеющие единого неформального лидера. Пока женские движения в стране развиваются не по пути консолидации своих целей и усилий, а по пути обособления и разобщения. Новые женские движения в зависимости от конкретной ситуации служат инструментом претворения женских требований в жизнь.

Меняется содержание женского вопроса в новых социально-политических условиях, сложившихся в стране. Впервые в истории государства он стал вопросом национальным и межнациональным. Все чаще острые политические и социальные противоречия и конфликты разделяют женщин коренной и некоренной национальностей в бывших союзных, ныне суверенных республиках, в России.

В идеологическом плане женский вопрос потерял свою одномерность, стал плюралистичным. Главная проблема — выбор пути развития страны — расслаивает как общество в целом, так и его женскую половину. Вместе с тем объединяет женщин их заинтересованность в государственной поддержке общего и специального образования, труда и социальной защищенности работниц, содержания и воспитания детей. Но при переходе к рынку возникают и обостряются противоречия между различными социальными и профессиональными группами женщин, в частности в связи с безработицей, социальным, материальным расслоением, вытеснением женского труда как менее квалифицированного из сферы производства, невозможностью для многих женщин отказаться от тяжелой физической работы, дающей гарантированный и относительно высокий (до недавнего времени) заработок. Такая ситуация неизбежно порождает многообразие форм женских движений, защищающих интересы женщин, занятых в производственной и непроизводственной сферах, работающих и неработающих, домашних хозяек и пенсионерок.

В-четвертых, женские движения обладают известной независимостью и заслуживают самостоятельного изучения, чего раньше в социологии не делалось. В наши дни это одно из направлений социологии политических отношений. В ходе объединения женщин и деятельности женских движений формируется общественное мнение. Оно складывается под влиянием политики государства, партий, дискуссий, межличностных контактов на разных уровнях и более всего под воздействием СМИ.

Итак, общественное мнение женщин — это состояние массового женского сознания, отражающее отношение различных групп женского населения к проблемам, событиям, явлениям социальной действительности и влияющее на их поведенческие установки и социальные ценности. Можно сказать, что в своем общественном мнении женщины материализуются в качестве субъекта политики. Как социальная общность они влияют на общественную жизнь, защищают и общегосударственные, и специфически женские интересы, общечеловеческие ценности и в конечном счете добиваются повышения своего социального статуса. Одновременно, являясь традиционным объектом политики, женщины испытывают на себе, на своих семьях все ее последствия.

В-пятых, женское общественное мнение отражает особенности женщин как гендерной общности, их психологию. В обстановке гласности, плюрализма, расширения числа и возможностей информационных каналов общественное мнение женщин формируется интенсивнее, динамичнее, чем раньше. Хотя интенсивность и динамичность отнюдь не являются гарантом повышения компетентности женских оценок.

В женской среде ответы «не знаю», «не определила своего отношения» особенно характерны по вопросам политической жизни, экономических реформ. Более четко и однозначно женщины определяют свои позиции в вопросах семейно-бытовых, производственных, культурных, социальных. В своих оценках политических процессов, их влияния на повседневную жизнь женщины занимают более умеренные позиции, чем мужчины, хотя ответы отличаются большей эмоциональной окрашенностью. Изменение женщинами устоявшихся взглядов происходит медленнее, чем у мужчин. И хотя в обществе закрепилось ироничное отношение к женскому консерватизму, необходимо отметить, что духовный настрой, связанный с приверженностью к устоявшимся социальным, политическим, властным институтам, общественному строю, по своей сути, сродни разумной умеренности и имеет рациональное зерно. Такой настрой противоречит бездумному отрицанию всего полезного, ценного и положительного, что было достигнуто обществом. Так называемый женский консерватизм, в известной мере гарантирующий от экстремизма (столь характерного для мужчин), является, по сути, глубоко гуманным, так как ориентирован на традиционализм, на сохранение идеалов прошлого с их адаптацией к сегодняшнему дню. В оценках женского общественного мнения особенно отчетливо проявляется известный афоризм: «Женщины — стабилизаторы цивилизации, мужчины — их генераторы».

Направленность оценок женского общественного мнения обычно более гуманная и позитивная, чем у мужчин. Видимо, сказываются такие черты женского характера, как терпимость, снисходительность, менее выраженные, чем у мужчин, безапелляционность и жесткость оценок. Женское общественное мнение выступает и поддерживает скорее эволюционное, чем революционное развитие политических и экономических процессов.

В наши дни вновь отмечается возрастание доверия к слухам, усилилось в значительной мере доверие к межличностным каналам информации и коммуникации. Возросло влияние местной прессы (особенно на национальных языках) на формирование общественного мнения женщин с одновременным снижением доверия политическим партиям, депутатам, политическим лидерам. Такие социопсихологические эффекты действия СМИ (особенно телевидения) эффективно воздействуют на общественное мнение именно женщин.

И меются ли стабилизаторы женского общественного мнения? Да, ими являются социальные потребности и интересы долговременного характера: сохранение семьи, забота о детях и близких, реальные гарантии права на жизнь, уверенность в завтрашнем дне, заинтересованность в социальной устойчивости и общественном спокойствии.

Объекты общественного мнения женщин значительно расширились и вышли далеко за рамки семейно-бытовых и производственных отношений. Массовое сознание женского населения, оценки его общественного мнения сильно подвержены политизации.

В начале последнего десятилетия XX в. женское общественное мнение критически относилось и к заявленному курсу на перестройку, и к рыночной экономике, осуждало правительство за снижение заботы о женщинах и детях, за отсутствие реальных шагов в решении женских проблем, за обнищание семей и социальную беззащитность женщины-матери, труженицы.

Для женской среды характерны трудная выработка общей позиции, межличностная конфликтность. Но когда устанавливается общая точка зрения, женская позиция становится значительно более прочной, устойчивой, чем мужская. Однако добиться единства общественного мнения женщин сложно. Для этого требуется больше времени, более тонкий психологический механизм влияния, чем для мужчин. Вместе с тем на общественное мнение женщин влияет их конформизм, стремление приспособиться к окружающей среде, не конфликтуя с ней, но этот процесс не является слишком долгим. Как только будут затронуты жизненно важные интересы женщин, особенно в ареале микросоциума (например, дом, район проживания, детский сад или детская площадка), недовольство быстро их объединяет.

Таким образом, ошибочно и неправомерно отождествлять оценки женского общественного мнения с общенародным и распространять результаты массовых опросов населения на его женскую часть. Как и неправомерно результаты общероссийских опросов общественного мнения выдавать за мнение жителей столицы или малого города. Такое нивелирование ведет к затушевыванию социальных последствий для женщин решений властных институтов и искажает истинное положение женщин и семьи в эволюции рыночных реформ.

В 1930—1950-х гг. в условиях режима личной власти исключалась сама постановка вопроса об изучении общественного мнения советского народа и женщин в частности. Концепции морально-политического единства советского общества, одной партии и единой идеологии не признавали различия подходов и оценок в политике. Общественное мнение рассматривалось как монолитное, общенародное, единое для всех. Об изучении мнений разных социальных групп не могло быть и речи.

Изучение общественного мнения стало возможным в 1960-е гг. в период так называемой хрущевской оттепели. Тогда начались исследования влияния СМИ на общественное мнение радиослушателей и читателей газет. Специальных женских исследований в этом контексте не велось, хотя при анализе результатов учитывалась разница мнений по признаку пола.

И в 1970—1980-е гг. процесс дифференциации социологических исследований общественного мнения шел активно, но не без трудностей. Наиболее интенсивно изучались сферы труда, производственной занятости женщин, быта и досуга, развитие семьи.

Большую роль в признании изучения общественного мнения как самостоятельного научного направления сыграл институт общественного мнения, созданный под руководством Б. Грушина на базе газеты «Комсомольская правда».

После 1988 г. в условиях демократизации советского общества изучение общественного мнения женщин стало долговременной научно-исследовательской задачей, порожденной необходимостью изменения стратегии и тактики решения женского вопроса в изменившейся конкретно-исторической ситуации. В новых условиях политические и социально-экономические преобразования требовали более активного участия женщин в политической жизни. Женский фактор стал выступать в роли социального и межнационального регулятора, и вместе с тем именно женщины оказались основной жертвой скоростной перестройки и перехода к рыночным отношениям.

В обстановке, сложившейся в стране в конце 1980-х — начале 1990-х гг., социологические исследования женского общественного мнения приобрели не только большое научное, но и первостепенное практическое значение. Эта работа выстраивалась в двух направлениях. Первое — изучение отдельных сторон женского вопроса в рамках социологии семьи, его социальных и демографических аспектов, в контексте социологии политики.

Исключительное значение имело создание в СССР в 1989 г. Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) под руководством Т. Заславской (позже его возглавил профессор Ю. Левада, ныне Левада-Центр). Впервые в истории отечественной социологической науки в стране появился центр изучения общественного мнения, аналогичный центру Гэллапа в США. ВЦИОМ сделал открытыми, доступными для широкого использования результаты опроса общественного мнения населения, которые публиковал в научном аналитическом «Вестнике общественного мнения». Все публикации содержали самостоятельный большой эмпирический раздел, раскрывавший социальные показатели опроса с выделением гендерного признака дифференциации ответов респондентов. Это было исключительно важное научное издание, позволявшее каждому ученому, тем более социологу, анализировать и гендерную, и территориальную, и имущественную дифференциацию оценок респондентов происходящим в обществе сложным социальным процессам.

Второе направление базировалось на самостоятельных исследованиях женского общественного мнения. Эти исследования велись в рамках крупного социологического проекта «Женщины и демократизация» (руководитель — профессор Г. Г. Силласте). Был завершен первый этап этого исследования. Его результаты широко публиковались в специальных изданиях («Известия ЦК КПСС»), в массовой прессе (газеты «Правда», «Известия»), журналах («Крестьянка», «Работница», «Мир женщины») и были вынесены на обсуждение Секретариата ЦК КПСС. Для тех времен исследование имело необычайный резонанс. Стратегия исследования состояла в том, чтобы раскрыть закономерности становления и функционирования женского общественного мнения на этапе коренных преобразований общества, дать оценки различных сторон социально-экономической и политической жизни, глубинных процессов демократизации и модернизации общественного развития. На этой основе была решена и основная тактическая задача исследования: разработка механизмов включенности женщин в политическую жизнь, вовлечения их в демократические процессы, в различные социальные движения, в том числе женские.

Объектами женского общественного мнения являлись перестройка и демократизация, их влияние на социальное, экономическое и политическое положение женщин; политика и власть; отношение женщин к СМИ; армия и межнациональные конфликты; нравственные и духовные ценности женщин.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>