Полная версия

Главная arrow Социология arrow Гендерная социология и российская реальность

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ГЕНДЕРНАЯ СОЦИОЛОГИЯ КАК ЧАСТНАЯ СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ: ЭВОЛЮЦИЯ, ПРОТИВОРЕЧИЯ, ПЕРСПЕКТИВЫ

Все мысли, которые имеют огромные последствия, всегда просты.

Лев Толстой

Гендерная социология: мировая институционализация

Принципиальное методологическое значение для развития гендерной социологии в России имеет теоретическая интерпретация самого понятия «гендер» и его соотношения с традиционным для отечественной социологии понятием «пол». Изначально в российской социологии категория «пол» идентифицировалась с принадлежностью индивида к одной из двух половых групп, отличающихся не только биологически и анатомически, но и социально. Более того, социальное содержание понятия «пол» имманентно присуще российской социологической науке.

Не случайно во всех социологических исследованиях (независимо от их масштабности) замеряется пол как социально-демографический показатель, а структура общества по признаку пола является неотъемлемым элементом его социальной структуры. Поэтому не удивительно, что многочисленные зарубежные дебаты 1960—1970-х гг. по поводу места секса в жизни мужчин и женщин, сексуальной власти мужчин над женщинами и т.п. в нашем обществе и социологической науке воспринимались с определенной иронией и снисходительностью.

Методологический принцип социального детерминизма как ведущий в социологическом анализе всегда рассматривал особенности положения мужчин и женщин как двух социально-демографических групп в конкретных исторических, социально-экономических, политических и духовных условиях развития общества. В западных концепциях эти две категории анализировались автономно при явно преимущественном внимании к категории «секс», проблемам сексуальности разных полов как основы биологического и анатомического различия мужчин и женщин. Если у нас сексуальная составляющая двух половых групп при анализе их социального положения и интегрированности в жизнь общества никогда не абсолютизировалась (хотя, возможно, и недооценивалась), то в зарубежной философии, психологии и социологии она, напротив, приобрела гипертрофированные формы.

На этой волне в западном феминизме (в целом, бесспорно, прогрессивном движении женщин за свои социальные права) возникло течение радикального феминизма (или, как его часто называют, агрессивного, воинственного феминизма), противопоставляющего мужчин и женщин, поддерживающего их взаи- мообвинения и конфронтацию. Как свидетельствует наша история, подобный подход не находит массовой поддержки среди россиян, так как противоречит национальным традициям и менталитету.

До начала 1990-х гг. в российской социологической науке не было жесткого водораздела между категориями «секс» (как инструмент половой жизни мужчин и женщин) и «пол» (как социальная характеристика двух групп, обладающих не только анатомическими и физиологическими особенностями, но и разностью социальных ролей, различиями в психике и поведении, в возможностях самореализации и социализации в обществе).

На этой основе в советской социологии до конца 1980-х гг. развивалось частное социологическое направление — социология пола. Это область социологии, изучающая закономерности дифференциации мужских и женских социальных ролей, полового разделения труда, культурные символы и социально-психологические стереотипы «мужественности» (маскулинности) и «женственности» (феминности) и их влияние на различные аспекты социального поведения, общественной жизни»[1].

Гендерная социология в российской науке развивается на основе социологии пола, преемственно расширяя ее теоретические положения и эмпирические подходы с учетом новых концепций и социальных реалий.

Попытки абсолютизировать западный концепт гендера и гендерных исследований как кардинально новое направление, которым раньше якобы не занимались в России, представляются научно необоснованными. Российская гендерная социология использует накопленный опыт дифференциации и анализа данных эмпирических исследований по социально-демографическим признакам и в первую очередь по признаку пола. При этом она исходит из того, что различия в поведении и подходах к реальности со стороны представителей мужской и женской гендерных общностей зависят от совокупности социально-экономических и культурно-идеологических факторов, требующих конкретного исследования. В социологии XIX — начала XX в. (и в марксистской, и в немарксистской) социология пола развивалась в тесной связи с женским вопросом и с проблемами социально-экономического неравенства. В настоящее время в контексте гендерной социологии проблематика значительно расширилась за счет изучения новых событий и социальных явлений, трансформации психологии под влиянием кардинальных общественных преобразований, сильно изменивших положение гендерных общностей, их функции и возможности в условиях глобализации и национальной специфики российского общества.

Надо признать, что рассматривать женщин как субъект социальной практики, самостоятельную крупную социально-демографическую общность со своим особенным общественным мнением, моделями поведения и социальными ориентациями, социологи явно не стремились. Попытки унифицировать особенности позиций женщин как социальной общности в структуре населения, исходить из того, что общественное мнение по своим оценкам «общесреднее» для всех и что изучать его надо только в контексте общероссийских данных, привели к тому, что в начале 1990-х гг. в российской социологической науке стало формироваться новое направление — гендерные исследования. Их цель состояла в изучении социальных отношений между гендерными общностями, гендерных отношений как социального взаимодействия двух крупных общностей — мужчин и женщин — в процессе начинавшихся глубинных реформ общества.

Одна из первых попыток западных исследователей развести понятия «пол» и «гендер» принадлежит американскому психологу Р. Столлеру. В качестве компонентов гендера западные психологи

(Р. Унгер, Г. Рабин, А. Рич) выделяют гендерные стереотипы, гендерные нормы, гендерные роли и гендерную идентичность. При этом акцент делается на биологических, психологических, культурологических различиях полов при явной недооценке влияния социально детерминирующих их факторов. Надо сказать, что различие понятий «пол» и «гендер» в западной философии, психологии и социологии долгое время было предметом дискуссий.

Впервые малопонятный и раздражающий многих современных российских социологов термин «гендер» появился в Западной Европе и США в начале 1960-х гг. и сразу стал претендовать на новое слово в науке, новую интерпретацию понятия «пол», утверждая, что «гендер — это социальный пол». С одной стороны, сама попытка зарубежных исследователей 1960-х гг. ввести его в расширение понятия «пол», сведенного в зарубежных научных школах к изучению преимущественно биологических, анатомических, психосексуальных особенностей мужчины и женщины вне социального контекста их положения, продемонстрировала научную обреченность такого узкого подхода. С другой стороны, она доказывала научно-методологическую обоснованность российской социологии, для которой признак пола — важнейшая характеристика личности, которая не может сводиться к сексуальным, психологическим, биологическим особенностям или анатомической специфике носителя полового признака. В российской социологии признак пола, отражающий принадлежность индивида к конкретной половой группе в структуре общества, изначально социален, так как личность независимо от пола рождается и развивается в социуме, в многообразной системе социальных связей и отношений.

Поэтому российским социологам нет необходимости пересматривать свои методологические концепции и принципы социального анализа положения в обществе различных гендерных общностей. Скорее следует принять понятие «пол» в его англоязычной транскрипции («гендер»), позволяющей через унификацию научной категории («пол», «гендер») сделать его применимым в любой стране и шире — в мировой научной и социальной практике независимо от национального терминологического аппарата. Широкое внедрение понятия «гендер» в научно-исследовательскую практику разных стран отражает влияние глобализации, стремление мирового сообщества к научной унификации категориального аппарата.

В этом отношении понятие «гендер» занимает особое место. Его масштабному международному применению социологи обязаны IV Всемирной конференции по положению женщин, прошедшей в Пекине, ставшей самой крупной в мировой истории женского движения. На этой конференции мне довелось в качестве члена правительственной делегации Российской Федерации участвовать в дебатах относительно понятия «гендер». Там шли жесткие дискуссии в связи с введением этого понятия в качестве ключевого во Всемирный доклад по положению женщин и в международные документы, которые становились обязательными для исполнения всеми государствами. Для того чтобы выработать общую позицию в отношении того, что такое «гендер» и как употреблять это понятие, была образована согласительная комиссия ООН и было принято заявление председателя конференции «Относительно общепринятого толкования значения термина “гендерный”». В резолюции было указано: в научной и общественно-политической лексике термин «гендерный» следует употреблять в его обычном общепринятом значении «как отражение биологической принадлежности к мужскому и женскому полу». При этом подчеркивалось, что термин «относится к лицам обоего пола — и мужчинам и женщинам».

Таким образом, использование в мировом масштабе термина «гендер» стало результатом институционального закрепления этого научного понятия в международном документе на Всемирной конференции, после чего его невозможно игнорировать независимо от скепсиса или непонимания термина абсолютным большинством ученых мужей. Он стал активно входить в лексикон как ученых, так и практиков — от руководителей государств до глав министерств, ведомств, департаментов.

Именно принятая на форуме Пекинская декларация и «Платформа действий по положению женщин» стали программными документами для правительств всех стран в деле улучшения социального положения и статуса женщин, представления ежегодных отчетов государств по улучшению положения женщин своих стран. Это редчайший в истории науки случай, когда новая и спорная категория, изначально не понимаемая большинством, была введена в мировой лексический оборот посредством международного документа с разъяснением порядка употребления введенного термина. Так понятие «гендер» было полностью институционализировано в мировом масштабе за считаные дни.

Одновременно страны — участницы Всемирной конференции отмежевались от биологической детерминистской концепции, в соответствии с которой все функции и отношения между двумя полами закреплены в рамках жесткой структуры. Доклад IV Всемирной конференции по положению женщин, одобренный ООН и представителями 190 государств, впервые на общемировом уровне ввел в широкий оборот большой комплекс совершенно новых понятий: «гендерный фактор», «гендерные исследования», «гендерная политика», «гендерные аспекты», «гендерные различия», «гендерный анализ», «гендерная проблематика», «исследования по гендерным вопросам», «гендерный баланс», «гендерное равенство», «гендерный бюджет», «гендерный подход», «дискриминация женщин и детей», «сегрегация».

Есть все основания утверждать, что марксистская концепция социального детерминизма вновь доказала свою состоятельность: изучение положения разных гендерных (половых) групп в обществе может быть полноценным только в случае учета социальной обусловленности развития сознания и поведения, ценностей и стереотипов, общественных и индивидуальных ориентаций личности определенной гендерной принадлежности, ее включенности в процесс взаимодействия с разнообразными социальными институтами (государством, экономикой, институтом собственности, образованием, культурой и религией, наукой и политикой и т.д.).

Обратим внимание на некоторые понятия. Гендерный режим означает критерий оценки присущих тому или иному социальному институту (или тому и другому родителю) установок относительно того, что является приемлемым и неприемлемым в поведении представителей гендерных общностей в конкретных жизненных ситуациях. Гендерный режим связан, с одной стороны, с формированием мужского и женского типов поведения, с другой — с ролевым набором и его реализацией каждым из супругов при изменении положения семьи.

Ролевой набор гендерных общностей представляет собой полный комплекс ролей, которые должен принять на себя человек, обладающий конкретным социальным статусом: муж или жена, родитель или родственник, дочь или сын. По ролевому набору и мужчинам, и женщинам присущи роли работника, домохозяйки, налогоплательщика, подчиненного или начальника и т.д. Носителями ролевых образцов чаще всего являются родители, чье поведение вольно или невольно копируют молодые члены семьи.

Гендерная политика — политика государства по обеспечению равноправных условий жизнедеятельности мужчин и женщин. С какими частными социологическими теориями наиболее тесно связана гендерная социология? Прежде всего отметим, что эта теория обладает исключительной интегративной способностью, так как в силу специфики объектов, являющихся системообразующими для любого общества (две гендерные дихотомические общности), никакое социальное явление или процесс не могут протекать без участия мужчин или женщин как их непосредственных участников и движущих сил.

Выделим направления частных социологических теорий, наиболее тесно переплетающихся с гендерной социологией. Это социология пола, гендерная история, социология общественного мнения, поселенческая социология, экономическая социология, социология образования, социология молодежи и детей, социология семьи, социология конфликтов, политическая социология, социология личности, социология культуры, социальная демография, гендерная статистика, социология безопасности, социология права, геронтология и этносоциология.

Особо остановлюсь на гендерной истории. Это одна из наиболее молодых и интенсивно развивающихся исторических дисциплин. Известная английская писательница Элизабет Джейнуэй приводит старую английскую пословицу: «Мир принадлежит мужчине. Место женщины дома»[2]. Такое разделение старо как мир и прочно укоренилось в умах и в культуре многих народов, в том числе и российского. Несмотря на успехи феминистского движения, этот принцип разделения сфер влияния и в XXI в. остается действующим. Большинство женщин хорошо знает свое место в мужском мире. Хотя, по сути, это миф, взращенный культурой на почве объективных различий между полами. Лишь спустя 20 лет после выхода книги Джейнуэй историческая наука поставила задачу изучить в интеллектуальном контексте гендерной истории этот супермиф. Гендерная история связана с так называемой историей женщин, которая «как научное направление приобрела свое новое качество в результате теоретического переосмысления предмета исследования, пересмотра концептуального аппарата и методологических принципов “женской истории”»[3].

История женщин — часть междисциплинарного научного направления, так называемых женских исследований, сформировавшихся на Западе в конце 1960-х — начале 1970-х гг. и находившихся под сильным влиянием новой социальной истории. К настоящему времени в гендерной истории, по мнению Л.П. Репиной, можно выделить два направления. Цель первого — «восстановление исторического существования женщин», «забытых» или «вычеркнутых» из официальной мужской историографии; «вернуть истории женщин как таковых» (открытие мира женщин прошлых поколений). Цель второго направления — изучение исторически сложившихся отношений господства и подчинения между мужчинами и женщинами в патриархальных структурах классовых обществ.

В российской социологической науке термин «гендерная социология» был институционально закреплен в 2003 г. в Социологической энциклопедии статьями автора «Гендерная социология» и «Социогендерные исследования». Согласно авторской концепции, изложенной на страницах журнала «Социологические исследования», а также на первом Всероссийском социологическом конгрессе (Санкт-Петербург, 2000 г.), гендерная социология — это 1) отрасль социологии, 2) частная социологическая теория, изучающая закономерности развития и социального взаимодействия гендерных общностей (мужской и женской) во всех сферах общественной жизни, эволюцию их социальных статусов, сознания и отношений с учетом влияния конкретных исторических условий, культурных традиций, символов и стереотипов, а также биопсихо- логических особенностей.

Предмет гендерной социологии — социальный статус мужчин и женщин как гендерных общностей и его эволюция под влиянием конкретных условий (исторических, политических, экономических, духовных), объект — мужчины и женщины как гендерные общности в социальной структуре населения, различающиеся статусными характеристиками, ролевыми функциями, особенностями психологического склада, поведения и сознания.

Преобладающим объектом гендерной социологии в российской науке традиционно является женский социум. Его состояние характеризуется уровнем решения женского вопроса в обществе на данном этапе развития. Одним из первых масштабных социологических исследований социального статуса и общественного мнения женщин как самостоятельной социальной общности стало социологическое исследование «Женщины и демократизация: общественное мнение женщин по актуальным социально-политическим вопросам» (проведено под руководством автора в 1990 г. на кафедре социологии и социальной психологии Академии общественных наук).

Признак пола в условиях перехода к рыночной экономике стал одним из решающих факторов социальной дискриминации в сфере труда, особенно на предприятиях и фирмах с частной формой собственности. Процесс феминизации бедности — социальная реальность российского общества конца XX — начала XXI в. Запросы рынка труда, занятости и профессий все чаще приходят в противоречие с реальной гендерной структурой высшего образования. Резко сократилось представительство женщин во всех властных институтах и высших органах управления. Демографический кризис привел к ряду деформаций в гендерной и социально-демократической структуре российского населения. Важнейший гендерный показатель — сравнительная продолжительность жизни мужчин и женщин — в 1990-е гг. стал резко асимметричным, смещенным в пользу женщин (по данным переписи 2002 г., средняя продолжительность жизни женщин в России — 72 года, мужчин — 58,5 лет). К 2010 г. показатель поднялся до 60 лет у мужчин и 73 лет у женщин.

С развитием гендерной социологии связано изучение таких явлений, как феминизация, гендерная асимметрия, гендерная идентичность и гендерные стереотипы, гендерная структура общества и отраслей экономики.

Современные западные гендерные теории (социального конструирования гендера, гендер как культурная метафора, гендер как стратификационная категория) трактуют гендер как социопо- ловую роль или как организованную модель социальных отношений между мужчинами и женщинами, характеризующую их межличностные связи и взаимодействие в семье, определяющую их отношения в основных институтах общества (Р. Унгер, Г. Рабин, К. Уэст, Д. Зиммерман, Э. Фи, Дж. Скотт).

Согласно концепции автора, исследования в области гендерной социологии условно можно разделить на две типологические группы: социогендерные (имеющие основополагающее значение для развития гендерной социологии как частной социологической теории) и гендерные (составной элемент гендерной теории). Социогендерные исследования (а их школа и традиции в России особенно развиты) отличаются от гендерных рядом типологических признаков.

Во-первых, социальным масштабом изучаемого объекта. В гендерных исследованиях объект преимущественно узколока- лизованный, микромасштабный: мужчина и женщина как индивиды, имеющие разную биологическую природу, психический склад, гендерные роли и культурно-символическую функцию (маскулинное и фемининное начало). Для развития этого типа исследований больше подходит социология малых групп, анализ на уровне межличностных отношений. В социогендерных исследованиях объект макромасштабный. Им являются женский и мужской социумы как крупные социогендерные общности, образующие гендерную структуру общества, являющуюся важнейшим элементом социальной структуры общества в целом.

Второе отличие заключено в ведущем методологическом подходе. Это социологический или социолого-психологический подходы, опирающиеся на общесоциологические законы и принципы социального детерминизма. В гендерных исследованиях ведущими подходами являются психологический, философский или историко-культурологический, базирующиеся на конкретных теориях феминизма и психоанализа.

Третье отличие состоит в значимости социальных выводов, вытекающих из анализа объекта и предмета исследования. Выводы социогендерных исследований характеризуют социальные явления и процессы, в которых участвуют крупные социогендерные общности и отражается состояние женского вопроса на данном этапе общественного развития, качество и стиль жизни гендерных общностей, их ценностные ориентации и социальные установки. Основанием для таких выводов служат результаты общероссийских и региональных социологических исследований, базирующихся на крупных выборочных совокупностях респондентов. Выводы гендерных исследований имеют ограниченный, «сигнальный» характер, так как опираются на исследования в малых группах, микроколлективах, психоаналитику, выявляют биологические и психические особенности женщин и мужчин, обусловленные гендерной принадлежностью.

Четвертое отличие состоит в методах сбора первичной информации и видах исследований. Социогендерные исследования это, как правило, макроисследования, в проведении которых могут быть использованы разнообразные методы сбора первичной социологической информации (массовые опросы общественного мнения в форме раздаточного анкетирования, экспертные, почтовые, прессовые, электронные опросы, контент-анализ текстов документов, в которых отражаются образ жизни и действий гендерных общностей в конкретных социальных условиях: газет, официальных и законодательных документов, деловой документации и др.). Гендерные исследования, напротив, опираются преимущественно на микроисследования психологической направленности, использующие методы микроинтервью (чаще всего свободного), тестирования, психодиагностики и психоанализа. В познании социальных закономерностей развития гендерных общностей и их влияния на преобразование общественных отношений целесообразно сочетать макро- и микросоциологические исследования.

Две типологические группы исследований присущи разным научным школам и направлениям, изучающим положение женщин, сложившееся в России в 1990-х гг. Первая — социологическая школа, развивающая социологический подход к изучению положения женщин в системе социальных отношений. С позиций социологического подхода женщины и мужчины — это две крупные системообразующие любое общество гендерные общности, интегрированные в систему социальных отношений во всех сферах жизни общества и оказывающие влияние на развитие социальных процессов, институтов, явлений, групп и общностей. Согласно теории социальной структуры, мужская и женская общности образуют гендерную структуру общества. Изменения в ней отражаются на социально-демографической, социально-профессиональной, национальной структурах общества, его экономической и политической стратификации. При этом гендерные общности рассматриваются не в качестве конфронтационно противостоящих друг другу социумов и индивидов (что характерно для радикального и ортодоксального феминизма), а как социумы, стремящиеся к социальному взаимодействию, взаимопониманию, сотрудничеству и гендерному паритету.

Другая школа базируется на ортодоксально-феминистском подходе к изучению места и роли женщины в социуме, биотерми- нистских позициях при анализе биологических и психических различий между мужчинами и женщинами, на их противопоставлении друг другу.

Важнейшими функциями гендерной социологии являются информационная, прикладная, гносеологическая, мировоззренческая, управленческая и прогностическая. Не преувеличивая, отмечу, что гендерная социология служит методологической базой в исследованиях феминизма как идейного течения и социального движения, выступающего за ликвидацию всех форм дискриминации женщин, их достойный социальный статус. В свою очередь феминизм обогащает эмпирическую базу гендерной социологии международным, социально-историческим опытом женских движений.

Гендерная социология развивает теоретические принципы реалистического, гуманного направления феминизма, защищающего жизненно важные права и интересы женщин:

О принцип приоритета социальных интересов женщин и социальной ориентации женских движений, осознания женщинами своей роли в обществе, места в системе политического и государственного управления, развития института семьи;

О принцип критического отношения к фактам дискриминации по половому признаку, к насилию в отношении женщин, какими бы правовыми нормами, традициями и религиозными догмами они ни прикрывались;

О принцип преодоления препятствий на пути консолидации женщин и женских движений в борьбе за свои интересы, права и гендерное равенство, в частности, против религиозного обскурантизма, феодальных пережитков, замкнутости и разобщения;

О принцип признания особенностей пола (прежде всего биолого-физиологических) в реализации равных с мужчинами прав и свобод.

Перспективными направлениями исследований в области гендерной социологии являются эволюция гендерной структуры общества, ее социальные последствия и угрозы безопасности личности, общества и государства; гендерная асимметрия как социальное явление и его последствия для развития социальных институтов и процессов; феминизация бедности; экономическое поведение гендерных общностей; гендерные особенности политики и управления; гендерный фактор в электоральных ориентациях и установках населения; гендерные стратегии выживания и социальной адаптации; духовные трансформации в гендерном измерении; социальная безопасность женщин и детей; гендерные аспекты насилия и терроризма; демографический кризис и репродуктивное поведение гендерных групп; социальная дискриминация как явление и его гендерные проявления в рыночной экономике; сегрегация и гендерная справедливость; гендерная стратификация общества и ее межстрановые особенности; гендерная деформация российского села и ее влияние на сельский образовательный социум.

Важной особенностью гендерной социологии в России является социально-практическое применение ее принципов в государственной политике, в законотворческой деятельности, в работе неправительственных женских и детских организаций. В ходе реализации Пекинской платформы по улучшению положения женщин в России были созданы специальные женские комиссии во властных институтах, в том числе при Правительстве Российской Федерации (Президенте Российской Федерации до 1999 г.), региональных органах власти и законодательных собраниях в регионах. В ряде вузов открыты кафедры, специализирующиеся на социогендерных исследованиях, введена гендерная экспертиза законодательных актов, связанных с положением женщин и детей.

Социогендерные отношения универсальны, т.е. действуют во всех без исключения сферах общественной жизни, хотя и в разных формах, масштабах, с разной степенью интенсивности. Особенно активно эти отношения интегрируются в экономическую жизнь. Признак пола в условиях перехода к рыночной экономике стал одним из решающих факторов социальной дискриминации в сфере труда, особенно на предприятиях частной формы собственности. Усилилась социальная дискриминация и насилие в отношении женщин, но вместе с тем есть и возможности законодательного и социально-правового регулирования этих негативных явлений. Социогендерные отношения накладывают свой отпечаток и на демографическую ситуацию, что сказывается на разной продолжительности жизни мужчин и женщин, их репродуктивном поведении, состоянии генофонда.

Таким образом, гендерная социология является теоретической основой изучения социального положения женщин и женских движений на конкретном этапе развития общества, а также социальных последствий нарушения гендерного равенства и равноправия в обществе.

Анализ эволюции развития гендерной социологии в России приводит к выводу: гендерные отношения и гендерные процессы в российском обществе конца XX в. стали без преувеличения холизмом, т.е. явлением. Теорию гендерной социологии можно отнести к холистическим теориям, в которых основной акцент делается на социальных структурах. По своим подходам гендерная социология фокусирует внимание на социальной структуре как таковой, в том числе на гендерной структуре общества, которая является основным полем исследования для социологов.

К настоящему времени созданы центры гендерных исследований (Институт народонаселения РАН), 12 лет на кафедре социологии Финансового университета при правительстве Российской Федерации проводится ежегодный межвузовский «круглый стол» «Гендерная социология—экономика—образование», преобразованный в 2010 г. в международные чтения, посвященные выдающейся российской женщине — первому президенту Российской академии наук Е. Дашковой. Созданы и успешно работают уже свыше 15 лет Исследовательский комитет гендерной социологии в Российском обществе социологов, секция гендерных исследований в Российской социологической ассоциации.

Гендерная социология стала не только научным социологическим направлением, но и закрепилась в учебно-образовательной практике. Впервые самостоятельный раздел «Гендерная социология» в сфере экономики и финансов был введен автором в 2003 г. в учебном пособии «Экономическая социология» для студентов финансово-экономических специальностей. С тех пор преподаватели российских вузов опубликовали немало учебно-методической литературы по гендерной проблематике. Открыто направление «Гендерная социология» в паспорте научной специальности «Экономическая социология» для защиты диссертаций на ученую степень кандидата и доктора социологических наук. Ученые разных направлений — историки, философы, психологи и, естественно, социологи — проводят регулярные научные мероприятия по гендерной тематике. Защищен не один десяток кандидатских и докторских диссертаций по этой проблематике.

Иными словами, за относительно короткий срок российские ученые сделали очень многое для развития междисциплинарного подхода к гендерным и социогендерным исследованиям, в целом для развития гендерной социологии, гендерной психологии, гендерной экономики и гендерной истории в России.

К настоящему времени гендерная социология в нашей стране имеет богатую научную базу, действуют несколько авторских научных школ в области гендерных исследований: школа гендерной социологии и социогендерного подхода под руководством профессора Г. Г. Силласте в Финансовом университете при Правительстве Российской Федерации, школа гендерных исследований в Институте народонаселения РАН под руководством профессора Н. Римашевской, центр гендерологии в университете Ростова-на-Дону. Открыта и не первый год реализуется магистерская программа «Гендерные исследования» в Санкт-Петербургском Государственном университете на социологическом факультете (под руководством В.Г. Ушаковой). Во многих российских вузах ведутся курсы по выбору, посвященные гендерной проблематике.

Российские центры общественного мнения проводят свои исследования, затрагивающие различные аспекты социального положения женщин. Женская тема широко представлена в научных статьях российских исследователей. Продолжают работу неправительственные научные ассоциации, объединяющие жен- щин-исследователей в области гендерного анализа, в том числе и работающая с 1992 г. Международная ассоциация общественных объединений «Женщины и развитие», куда входят ученые самого разного профиля, интересующиеся гендерными проблемами. Ведется гендерная экспертиза законопроектов, затрагивающих проблемы женщин, семьи и детей.

Не станет преувеличением сказать, что в России создана своя национальная, многоплановая научная школа гендерных исследований, обладающая широкими социальными и научными перспективами. Тот факт, что на втором Всероссийском социологическом конгрессе в работе секции «Гендерная социология и социогендерные отношения» приняли участие ученые более 40 российских и зарубежных вузов, наглядное тому свидетельство.

Таким образом, рекомендации ООН и IV Всемирной конференции по положению женщин об определении типов исследовательских работ и методологий, которые необходимы для «укрепления национальных баз проведения исследований по женской проблематике и гендерным вопросам», «определения направлений учебной деятельности и профессиональной подготовки исследователей», в России успешно реализуются.

  • [1] Краткий словарь по социологии. М, 1989. С. 363.
  • [2] Janeway Е. Man’s World, Woman’s Place; a Study of Social Mythology. N.Y., 1971.
  • [3] Репина Л. П. Гендерная история: проблемы и методы исследования // Новая иновейшая история. 1997. № 6. С. 41.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>