Суфизм

Это мистико-аскетическое течение в исламе. Слово «суфий» восходит к арабскому слову суф — грубая шерсть, и суфиями первоначально называли тех мусульманских мистиков, которые носили одежду из грубой шерсти (власяницу) как символ их самоотречения и покаяния. Основные составляющие суфизма — аскетизм, подвижничество и мистицизм, а его главные представители — Мухасиби, Абдалла аль-Ан-сари, Санаи, Фарид ад-дин Аттар, Джелал ад-дин Руми, аль-Газали, Ибн Таймия, ас-Сухраварди, Ибн Арабы, аль- Кушейри и др.

Онтология суфизма основана на учении о вахдат-и-вуджуд (авторами этого учения были Айн аль-Кузат, Ахмед Газали, особенно

Руми), послужившем метафизическим обоснованием практик аскетизма. Согласно этому учению, вещь сама по себе не имеет истинного бытия, а обладает лишь становлением и исчезновением, разделенными только мгновением (барзах). Бог и тело, вещь, — два противоположных полюса градаций совершенства. Бытийной частью вещи является форма, материальная субстанция же бесформенна и представляет собой зло, множественность. Душа суфия должна сбросить цепи множественности, очиститься от грязи материи и вернуться к единственности Божества, прийти к единению с Абсолютом.

Суфийская теория и практика предполагала уход от реальной жизни, пассивное отношение к миру. Суфизм утверждает, что мирская жизнь лишена красоты и радости, справедливости и свободы, что возможности человека крайне ограниченны, поэтому следует отказаться от мирских дел и вступить на путь аскетизма и поисков «лучшего мира», причем суфисты придали критике и отрицанию всего земного абсолютное значение. Поскольку ничего настоящего на земле построить невозможно, «праведный мир» полностью как бы переносился на небеса, тем более что в этой философии утверждается возможность непосредственного общения истинно верующего с Богом. В суфийской религиозной практике также было нормой подчинение верующего руководству со стороны суфийского шейха и следование его примеру в жизни во всем.

В философской антропологии суфизму присуще учение о равенстве всех людей перед Богом, следование исламским традиционным идеям и обычаям: обязательной взаимопомощи всех членов общины, требование к имущим оказывать помощь бедным, категорическое запрещение рибы (ростовщического процента), призыв к справедливости и т.д.

Суфизм характеризуется следующими особеностями: (1) сочетанием идеалистической метафизики (ирфан) с особой системой психофизических упражнений, аскезой, требующей от них особого напряжения всех физических и духовных сил; (2) наличием в любой организации суфиев старца-наставника (пир), ведущего всех по мистическому пути (тарикат) к Богу; (3) учением о «сокровенном знании», а фактически о постепенном приближении суфиста через мистическое познание, любовь и аскезу к Богу; (4) установлением жесткой дисциплины внутри суфийской общины.

В социальной философии суфизм призывал к утверждению идей религиозно-утопического учения о переустройстве социума как его религиозно-нравственного самосовершенствования. А ответом на несправедливости, зло, насилие, ложь этого мира и стали как раз аскетизм, мистицизм и политическое недеяние.

Еще одной особенностью философии суфизма является его методология: метод должен был позволить охватить сразу всю реальность в ее обязательной целостности, а человека — в его целокуп- ности. С точки зрения суфистов, мир, как и человека, нельзя разложить ни на какие части; их постигнуть можно только через интуицию, через озарение, которые, в свою очередь, возможны только с помощью символики, аллегорий, тайного знания. Фактически все это означало, что суфизм во всем признавал господство в мире иррационального начала, постигаемого только в божественной любви. Известному суфисту Мухасиби приписывают учение о хал — мгновенном озарении, экстатическом состоянии суфия на пути к Богу. Представитель багдадской школы Джунайд создал учение о фана — мистическом растворении суфия в Боге, ведущем к сверхбытию (Ьъкъ) — вечности в Абсолюте.

Одно из центральных понятий суфизма — ряд: первоначало и порождаемый им ряд вещей понимаются как условия друг друга; этим рядом и определяется строгая последовательность в философском и религиозном рассмотрении проблем сущности различных вещей, вопросов причинности, теории и практики познания. Для этого применяются понятия «приближенность» (курб) и «удаленность» (бу'д), которые фактически имеют аксиологическое содержание: приближенность к Первоначалу означает большее единство с ним и совершенство, более высокий уровень причинности, большую степень познания. В суфизме происходит отказ от концепции абсолютной линейности постороения этих рядов и, как следствие, от возможности однозначной фиксации места вещи в ряду, задаваемом Первоначалом. Важно отметить, что Первоначало традиционно понимается как вечное, тогда как ряд вещей, составляющий мир, — как принципиально временной. Изменение соотношения между Первоначалом и миром — это всегда переосмысление соотношения между вечностью и временем (заметим: какая глубочайшая и таинственная связь здесь философским образом схвачена!).

В суфизме восстанавливается атомарная концепция времени, созданная мутакаллимами, вечность и время оказываются особым двуединством: каждый атом времени представляет собой мгновенную фиксацию вечности, а поскольку в любое мгновение сопола- гаются друг с другом два события — уничтожение и возникновение, то мир вещей в каждое мгновение и возвращается в вечность и в то же самое мгновение возникает вновь как элемент временного ряда, порождаемого этим Первоначалом. Отсюда следует, что время оказывается не просто тем началом, который совечен вечности, но и предстает значимым условием и формой ее осуществления. В суфизме причинно-следственные отношения локализуются в пределах каждого атома времени, связывая вечностную и временную составляющие одной и той же вещи и не выходя за пределы каждого данного атома времени; из этого следует, что поскольку временной и вечностный аспекты существования являются аспектами одной и той же вещи, соотносимыми между собой как ее «явное» и «скрытое», причем и тот и другой аспект допустимо рассматривать и как явный, и как скрытый, то категории причины и следствия не могут быть однозначно закреплены ни за тем, ни за другим. Заметим: такая суфистская концепция причинности является фактически предтечей синергетической концепции кольцевой причинности, появившейся в синергетике в конце лишь XX века! Такова великолепная философская интуиция суфистов, оказавшаяся способной увидеть суть причинно-следственных связей вещей так рано и так глубоко.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >