Полная версия

Главная arrow Социология arrow История социальной работы

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ СОЦИАЛЬНОЙ ПОМОЩИ В СТРАНАХ ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЫ И США В XX в.

ОСНОВНЫЕ ПРИЧИНЫ ЭВОЛЮЦИИ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ В СТРАНАХ ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЫ И США В XX в.

Основными причинами той эволюции социальной работы за рубежом, которая происходила в XX в., являются такие факторы, как развитие рыночной экономики, становление развитого гражданского общества и социального правового государства в образе «государства всеобщего благоденствия».

Индустриальная цивилизация, окончательно утвердившаяся в странах Запада к концу XIX в., предполагает постоянное обновление и совершенствование техники и технологии на базе науки, постоянный научно-технический прогресс, без которого существование такой цивилизации немыслимо. Революционный скачок в области научно-технического развития получил в историографии название технологического переворота. Первым таким технологическим переворотом индустриальной эпохи стал промышленный переворот концаXVIII в., положивший начало индустриальной цивилизации.

В конце XIX — начале XX в., в сравнении с предыдущим периодом, ускоряется развитие науки и техники, резко сокращаются сроки внедрения открытий в производство и происходит очередной технологический переворот. Он заключался прежде всего в электрификации промышленности, транспорта и быта, а также в широком внедрении новых конструкционных материалов (например металлов повышенной прочности), транспортных средств (двигатель внутреннего сгорания и авиация), средств связи (радио). Изменились и формы организации производства. Научно-технический прогресс был одной из главных причин перехода индустриальных стран к массовому конвейерному производству. Крупномасштабное, базирующееся на внедрении новейших научно-технических достижений индустриальное производство, использование научной организации труда на конвейере, в основе которого лежал метод беспрерывного поточного производства стандартизированных изделий, обеспечивало невиданный рост производительности труда. Это было главным условием победы в острейшей конкурентной борьбе, но требовало огромной концентрации производства, капитала, рабочей силы. Так возникли гигантские объединения — монополии. Монополистический характер экономики, несомненно, оптимизировал производство и способствовал бурному экономическому росту.

В результате усиления социально-экономического значения наемного труда ускоряются процессы демократизации. Постепенно в большинстве индустриальных стран утверждаются институты правового государства — парламентаризм, конституционный строй, разделение властей. Избирательное право к началу XX в. в Западной Европе и США все более демократизируется (хотя не становится всеобщим). Влияние широких общественных слоев на власть увеличивается. Упрочивается взаимодействие гражданского общества, создававшего независимую от государственного аппарата систему организаций и массовых движений, отстаивающих права и интересы граждан и власти. Основным институтом такого взаимодействия являются массовые политические партии, которые становятся неотъемлемой частью механизма государственной власти. Либеральные партии, которые выражали интересы буржуазии и отстаивали необходимость политико-правовой свободы и равноправия, по мере реализации своих требований постепенно теряли историческую перспективу. Консервативные партии, завоевывающие все большую популярность у буржуазии и среднего класса, постепенно превращались в консервативно-реформистские. Они утверждали необходимость преобразований лишь в той мере, в которой они не противоречили сохранению стабильности в политической жизни, традиций и моральных ценностей общества. Колоссальную роль стали играть появившиеся в этот период социал-демократические партии, базировавшиеся на марксистской идеологии. Эта идеология утверждала необходимость построения социализма — строя, устраняющего эксплуатацию человека человеком с помощью уничтожения частной собственности на средства производства путем ее обобществления. Отсутствие абсолютного ухудшения положения пролетариата и усиление его политического влияния через свои партии стимулировали пересмотр в странах Запада классической доктрины марксизма. Верх над идеей революции постепенно брала идея приоритета социальных реформ в интересах широких слоев лиц наемного труда. Социал-демократические партии стали добиваться легальным способом введения в своих странах социального законодательства: установления законодательным путем 8-часового рабочего дня, отпусков, различного вида обязательных социальных страховок, свободы объявления забастовок и создания профсоюзов для защиты своих интересов перед предпринимателем. В тех индустриальных государствах, где влияние гражданского общества на власть было шире, а позиции социал-демократии в парламенте более прочными, граждане, соответственно, добивались наибольших успехов в реализации социальных реформ. Это законодательство создало нормативную, институциональную базу для активизации социальной защиты населения. Так происходило в Германии, Франции, Англии.

1920-е гг. можно охарактеризовать как период стабилизации капитализма. Экономика европейских стран и США переживала подъем. Происходила техническая реконструкция промышленности, шел рост производительности труда и объема производства. Методы поточно-конвейерного производства распространились по всему миру и утвердились в качестве основных. Технический прогресс на предприятиях, увеличение их энерговооруженности, внедрение процесса стандартизации и других эффективных методов организации производства способствовали росту производительности и интенсивности труда. Усилилась концентрация и централизация производства, что также имело в целом положительный эффект для дальнейшего развития промышленности. Значительные слои трудящихся добились повышения жизненного уровня. В этот период продолжала нарастать тенденция к активизации социальной политики государства. Сокращался рабочий день, запрещался труд женщин и детей на тяжелых и ночных работах, внедрялось социальное обеспечение или страхование от старости, болезни, безработицы, несчастных случаев на производстве, появлялось обязательное бесплатное образование и т.д.

Причины прогресса были следующие. Во-первых, это дальнейшая демократизация политической жизни, усиление институтов гражданского общества. В основном это было следствием общей «эгалитаристской» тенденции (направленной на уравнивание всех граждан в правах), охватившей западные страны под воздействием тех жертв и лишений, которые претерпело население западных стран в период Первой мировой войны. Именно после войны в большинстве европейских государств и США вводится демократическое избирательное право (всеобщее, равное, прямое, при тайном голосовании). Во-вторых, под влиянием российской революции 1917 г. правящие элиты этих государств осознали, что проведение активной социальной политики необходимо для поддержания политической стабильности. Ведь нежелание учитывать социально-экономические интересы широких народных масс может привести к краху всей политической системы. В-третьих, в этот период продолжало расти влияние профсоюзов, укреплялись их международные связи. Это оказывало весомую поддержку требованиям рабочих. Наконец, необходимо указать на усиление влияния социал-демократических партий реформистского толка. Теперь они не только составляли весьма существенную часть законодательных органов в европейских странах, но и становились правящими партиями. Иначе говоря, получили возможность формировать правительства. Их политические конкуренты—либералы, соответственно, были вынуждены также поддерживать социальные реформы. Это был следующий этапный толчок для формирования нормативной, институциональной и финансовой основы создания системы социальной помощи, обеспечивающей интересы национального сообщества в целом.

Относительная стабильность западных стран была нарушена глобальным экономическим кризисом 1929—1933 гг. Это был наиболее масштабный из всех кризисов, известных индустриальной цивилизации, как по территории, так и по размерам экономического ущерба. В наиболее экономически развитых странах Запада падение производства составило от 30 до 50%. Предприятия закрывались. Безработица охватила от 30 до 50% трудоспособного населения. Финансовая система была близка к краху. Банки разорились. Сбор налогов сократился. Вследствие этого социальные противоречия резко обострились. Все грозило новой волной революционных потрясений. В этих условиях правительства, возглавляемые либералами и социал-демократами, вынуждены были перейти к прямому государственному регулированию экономики и социальных отношений. Это отвергалось ранее господствовавшей классической либеральной доктриной, проповедовавшей необходимость обеспечения свободы рыночных и трудовых отношений, в том числе и от государственного вмешательства. Теперь концепция социально ориентированной рыночной экономики стала основой для возникновения новой идеологии социально ориентированного либерализма, сочетавшей государственное регулирование экономики с демократическими ценностями. Теория, разработанная английским экономистом Д.М. Кейнсом, утверждала, что вмешательство государства в экономику и социальные отношения позволит пресечь разрушительную конкуренцию и расширить рынок сбыта за счет увеличения покупательной способности населения. Это укрепит не только бизнес, но и права и свободы человека. В соответствии с этой новой идеологией, лидер демократической партии США президент Ф.Д. Рузвельт проводил в 1930-е гг. политику нового курса. Государственное регулирование социальных отношений включало в себя: организацию общественных работ с целью уменьшения безработицы; законодательное установление максимальной величины рабочей недели и минимальной заработной платы; введение пенсий по старости и пособий по безработице; признание прав профсоюзов как полномочных представителей лиц наемного труда и узаконение забастовочной борьбы. Подобные же мероприятия были проведены в Англии и Швеции социал-демократическими правительствами и во Франции и Испании правительствами «народных фронтов» (которые состояли из социал-демократов и либералов).

Эпоху НТР, относящуюся к послевоенному периоду, в целом можно условно разделить на два периода. Первый из них способствовал появлению электронно-вычислительной техники, атомной энергетики, постепенному переходу от машинного к комплексноавтоматизированному производству, созданию искусственных материалов, освоению космоса. Второй этап НТР (начался в 1970-е гг.) связан со структурным кризисом экономики, в результате которого перед человечеством остро встала проблема ограниченности природных ресурсов и загрязнения окружающей среды. Это вызвало третий технологический переворот. Он означал переход к информационным, энергосберегающим и ресурсосберегающим технологиям. Базой для перехода на эти технологии стали микропроцессоры, электронно-вычислительная техника, робототехника, достижения биотехнологии и генной инженерии. Благодаря этому появились новые и модернизировались старые отрасли экономики, возникли системы автоматического проектирования, технологической подготовки и управления производством (заводы-автоматы или «безлюдные производства»). Все это способствовало гигантскому повышению эффективности производства. То обстоятельство, что информационная техника в этот период постепенно становилась ведущей отраслью промышленности, а главной экономической ценностью стали признаваться информация, знания, дает основания говорить, что именно в 1970—1980-х гг. начала формироваться принципиально новая, более прогрессивная, чем «индустриальное общество», ступень развития человечества — «постиндустриальная цивилизация», или «информационное общество». Вместе с тем отрасли промышленности, характерные для развитого индустриального общества, постепенно переставали быть перспективными с экономической точки зрения. Добыча полезных ископаемых, черная металлургия, автомобилестроение и судостроение становились убыточными, так как «стоили» меньше, чем разработка высоких технологий, и были направлены на получение и потребление колоссального количества энергии и ресурсов. Эти обстоятельства, соответственно, породили новые возможности для интенсификации социальной помощи и новые проблемы, которые она должна была устранять.

После Второй мировой войны наблюдается тенденция к усилению роли государства в регулировании социально-экономических процессов. Социально ориентированная рыночная экономика утверждается в большинстве западных стран. Она получает мощный политико-правовой фундамент. Послевоенный период в этих государствах характеризуется дальнейшей демократизацией общественной жизни. Избирательное право окончательно становится всеобщим: право голоса получают национальные и расовые меньшинства, понижается до 18 лет возрастной ценз, уменьшается ценз оседлости, практически утрачивает свое значение имущественный ценз, минимизируется роль остатков неизбираемых политических институтов и т.д. Гражданское общество и правовое государство окончательно становятся социальной и политической реальностью. Послевоенные конституции, принятые в западных странах, закрепляют новую группу прав, которые гарантируются гражданам, — социальные. Они включают в себя столь необходимые лицам наемного труда права: на труд, отдых, разнообразные виды социального страхования, образование, создание профсоюзов и ведение забастовочной борьбы, заключение коллективных договоров с предпринимателями, участие в управлении производством, прекращение половой, расовой, возрастной и прочих видов дискриминации и т.д. Все эти нормы были реализованы текущим законодательством. Оно устанавливало максимум рабочего дня, минимальную заработную плату, высокие (отвечающие мировым стандартам достойной жизни) нормы социального страхования и обеспечения, закрепляло решающую роль профсоюзов в установлении норм труда и его оплаты и т.д. Социальная работа в этих условиях окончательно институционализируется. Появляются комплексные нормативно-правовые акты, регулирующие эту сферу деятельности, причем, опираясь на конституционные акты, они приобретают особенную мощь и значение.

Государство, в соответствии с доктриной кейнсианства и концепцией социального реформизма (необходимо отметить, что эта политика проводилась правящими партиями и социал-реформистского, и консервативного толка), активней, нежели ранее, занялось поддержкой социальной стабильности и повышением покупательной способности населения, путем уменьшения безработицы и ее негативных последствий (создание новых рабочих мест в государственном секторе, организация общественных работ, содействие обучению и переобучению, выдача пособий безработным); организации социальных программ, направленных на борьбу с бедностью (выдача дешевых государственных кредитов на покупку жилья, профессиональную подготовку); создания государственной системы финансирования образования и здравоохранения с целью сделать их доступными для подавляющего большинства населения ит.д.

Все это привело к формированию в 1950—1970-х гг. в западных странах так называемого «государства всеобщего благоденствия» — государства без резкого социального расслоения, с развитой системой социального страхования и обеспечения, высоким уровнем жизни подавляющего большинства, общественной организации, где каждому гарантированы равные возможности реализовать себя как личность.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>