Полная версия

Главная arrow Социология arrow История социальной работы

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ДРЕВНЕЙШИЕ ВИДЫ ПОМОЩИ И ВЗАИМОПОМОЩИ У СЛАВЯНСКИХ ПЛЕМЕН КАК ОТРАЖЕНИЕ ОБЩИННЫХ ПРИНЦИПОВ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Виды помощи и взаимопомощи можно продемонстрировать на примере практики, сложившейся в древнее время у восточно- славянских племен. Прежде всего необходимо упомянуть такую характеристику восточных славян, как их добросердечие, ставшее той матрицей, на которой базировались различные виды и формы общинной взаимопомощи по отношению к слабейшим членам клана и чужакам. Источником восточнославянского добросердечия являлся в первую очередь родовой характер общностей. Человек вне общины не имел шансов выжить в суровых природных условиях. Развитию коллективизма наших предков содействовали массовые родовые, клановые расселения славян по обширной Восточно-Европейской равнине. С одной стороны, они способствовали мирному разрешению конфликтов, возникавших из-за перенаселенности, с другой — были невозможны без колоссальной сплоченности переселенцев. Необходимо также отметить роль рек, позволявших осуществлять передвижения на дальние расстояния. Возможность быстрого перемещения и заселения обширных территорий укрепляла терпимость переселенцев к «иным» и чувство сопричастности к их проблемам. К тому понуждал и рискованный характер земледелия на территории расселения восточных славян. Короткий цикл сельхозработ, периодические вымерзание, вымокание посевов, чреватые опасностями голодания, вели к необходимости родового сплочения, сохранявшего коллектив путем справедливого перераспределения ресурсов. Добросердечие восточных славян, по свидетельствам византийских и арабских источников, проявлялось не только в поддержке немощных и слабых, но и особом отношении к пленникам. Восточные славяне не держали пленных в рабстве пожизненно, а предоставляли возможность по истечении определенного срока либо с помощью выкупа вернуться в свою страну, либо остаться у славян на положении обычных членов родоплеменного коллектива. Особой защитой пользовались также чужаки. Славяне не только не причиняли вреда человеку, который в силу господствовавшего в то время уклада был лишен каких-либо прав (включая и право на жизнь), но и оказывали ему гостеприимство, покровительство и защиту.

Основные формы помощи и взаимопомощи в славянских (как впрочем, и во всех первобытных) общинах — культовые, общиннородовые и хозяйственные.

Культовые формы родовой поддержки базировались на религиозных представлениях о должном, необходимом, о грехе, праведности и т.д. и первоначально осуществлялись профессиональными служителями культа — волхвами. В качестве жрецов языческой религии они выступали в племени основными регуляторами социальных отношений, обеспечивая тем самым единство родового коллектива. Волхвы изгоняли угрожающих благополучию общины «вредных» членов (например, лиц, укрывавших еду во времена голода), а также перераспределяли прибавочный продукт в пользу нуждающихся.

Видом культовой взаимопомощи был обычай братчины. Братчина — это коллективный праздник в честь богов. Проводился он на средства, собираемые всем коллективом вскладчину. Род пировал как бы вместе с богами. Причем в этом сакральном пиршестве участвовали и лица обездоленные — сироты, вдовы, старики, калеки, беднота и т.д. Таким образом, этот обычай содействовал перераспределению прибавочного продукта и смягчению социальных противоречий. Еще одной формой культовой социальной помощи стали культы предков и мертвых. У восточных славян они выражались, в частности, в практике тризн — коллективных праздников поминовения умерших. Как и братчины, подобные совместные пиры содействовали перераспределению прибавочного продукта в пользу самых социально уязвимых элементов общины. Тем более что религиозный обычай требовал приглашения на пир и угощения нищих, калек, больных и странников. Культовой матрицей социальной помощи становился не только культ мертвых, но и культ героев. Он содействовал формированию социальной помощи, поскольку сакрализировал справедливость, защиту слабых и другие качества, присущие «полубожественным» героям, которых почитало племя и на которых хотели походить прежде всего княжеские дружинники. Поэтому на совместных пирах дружинники охотно принимали нищих, странников, старцев, кормили их и наделяли одеждой.

Общинно-родовые формы социальной помощи в эпоху первобытности вырастали из прямого, не опосредованного религией стремления консолидировать род, укрепить его, создав условия для тех его членов, которые не могли выжить самостоятельно. Непременным объектом социальной помощи являлись старцы — пожилые члены племени, которые в силу возраста не могли обеспечить свое существование. На первых порах община избавлялась от лишних людей (к числу их и относились старики), но затем перешла к их почитанию и материальной поддержке. Поддержка выражалась в том, что старцы уходили из общины, жили отдельно от нее, но получали от общины подаяние. Это подаяние вскоре стало систематическим, трансформировавшись в «нищепитательство». Позднее содержание старцев за счет общины приняло форму либо отвода им специальных земель, урожаем с которых они могли кормиться, либо установления обязанности для всех семей родового коллектива попеременно кормить и содержать стариков. Конечно, радикальное изменение отношения к старцам мотивировалось рациональным стремлением использовать их опыт и знания в условиях развивающегося хозяйства и усложнения социальных отношений. Однако нельзя отрицать и тенденций к альтруизму, проявляющемуся в такой помощи.

Еще одним объектом общинно-родовой опеки были сироты. Поначалу их участь также была незавидна. На заре истории человечества практиковалось даже их убийство, как лишних ртов. Однако со временем ситуация менялась. Из сирот, взятых в плен, готовили будущих защитников клана. Таким образом, осуществлялись их адаптация и ассимиляция в сообщество победителей. Сирот, как и старцев, могли попеременно содержать отдельные семьи родственного коллектива. У восточнославянских племен, как и у других народов, было распространено так называемое аталачество — воспитание детей (зачастую не только сирот) в семьях их дядей и тетей. Подобную же роль играло кумовство, при котором породнившиеся члены общины брали на себя обязанность заботиться о детях своего кума в случае его смерти. В ходу был и институт примачества — прием постороннего лица в крестьянский двор на правах члена двора. Бездетные семьи брали на себя содержание сирот. Они делали их своими наследниками в обмен на заботу о хозяйстве и о приемных родителях в старости. Однако примечательно, что община категорически возражала против примачества в случае, если сироты (так называемые выхованцы или годованцы) были наследниками собственного хозяйства. Тем самым ограждались их интересы как наследников. Община также могла своей волей «назначать родителей» для сирот и организовывать их коллективное содержание за счет общих ресурсов.

Благодаря развивающимся отношениям внутриродовой помощи у восточных славян оформлялся и институт вдов в качестве еще одного социально незащищенного слоя общества. Первоначально вдове отводилась участь сгореть на погребальном костре мужа, сопровождая его в царство мертвых. Затем на смену ритуальному сожжению пришел обычай левирата. Он заключался в том, что вдова должна была выйти замуж за брата супруга или другого ближайшего родственника покойного. Далее община стала переходить к выделению вдовам средств и места проживания, практиковались и специальные раздачи вдовам продуктов (обычно после сбора урожая).

Таким образом, факторами общинно-хозяйственной благотворительности стали рост общественного продукта, возможность использовать трудовые и боевые ресурсы членов общины, считавшихся ранее бесполезными, а также изменение общественного сознания — от утилитаризма к альтруизму. Кроме того, становлению общинно-родовых видов социальной помощи содействовал постепенный переход от большой патриархальной семьи к семье более компактной, приближающейся к индивидуальной, которая имела возможность заботиться обо всех своих членах. Нуждающихся в помощи либо поочередно кормили по домам, либо отдавали на содержание одной из семей, вознаградив ее льготой, либо раздавали милостыню.

Хозяйственные формы социальной помощи имели своим источником стремление поддержать единство рода как экономически эффективной единицы. Это желание могло осуществиться при условии относительной экономической эффективности всех членов рода. Общинники организовывали периодический обмен хозяйственными услугами, обеспечивающими экономическую устойчивость отдельных хозяйств и всего родового коллектива в целом в условиях разнообразных рисков. Поскольку такая устойчивость в силу особенностей ментальности первобытного человека жестко увязывалась с божественным промыслом, волей богов, которых необходимо было умилостивить разнообразными ритуалами, то все виды хозяйственной помощи принимали форму сакрального праздника.

Основным видом обмена хозяйственными услугами были так называемые помочи. Помочи практиковались в экстремальной ситуации, когда отдельная семья, пострадав от пожара, бури, наводнения, болезней, не могла самостоятельно выполнить весь цикл сельскохозяйственных работ. Тогда-то и приходил ей на помощь весь коллектив. В случаях заболевания отдельных членов семьи община содействовала ей и в организации быта (топила печь, присматривала за детьми и т.д.). Помочи всем миром практиковались и при проведении специфических работ, которые были затруднительны для домохозяйства. Например, при строительстве дома для семейной пары, выделившейся из большой семьи. Помочи осуществлялись и в качестве коллективной работы в помощь нуждающимся. Наконец, были помочи для пользы всей общины — совместная заготовка кормов, уход за скотом, обработка урожая. Такая совместная работа была экономически более эффективна, нежели проведение тех же операций силами отдельных семей. Как правило, все эти мероприятия завершались торжествами, на которых славили богов, обильно угощались, пели и танцевали, закрепляя взаимопомощь как праздник, сопровождавшийся коллективным благоговением и положительными эмоциями. Это безусловно способствовало дальнейшему развитию отношений социальной помощи.

Необходимо отметить в заключение, что все виды социальной помощи первобытной эпохи осуществлялись только сородичами по отношению к своим сородичам (принцип «один за всех и все за одного»), имели открытый характер и базировались в основном на стихийной любви к ближнему.

Вопросы для самоконтроля

  • 1. Каковы предмет и задачи курса «История социальной работы»? Какие виды социальной помощи вам известны?
  • 2. Изложите периодизацию курса «История социальной работы». Какие критерии положены в ее основу?
  • 3. Каковы отличительные особенности западной и отечественной парадигм социальной работы?
  • 4. Что такое реципрокация? Какую роль она сыграла в процессе зарождения социальной работы?
  • 5. Что такое редистрибуция? Какую роль она сыграла в процессе возникновения социальной работы?
  • 6. Каковы базовые характеристики социальной помощи в эпоху первобытности?
  • 7. Каковы истоки добросердечия восточных славян, описанного зарубежными источниками? В чем оно проявлялось?
  • 8. Какие культовые формы взаимопомощи практиковались восточно- славянскими племенами?
  • 9. Какие общинно-родовые формы взаимопомощи практиковались восточнославянскими племенами?
  • 10. Какие хозяйственные формы взаимопомощи существовали в восточнославянских племенах?
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>