Полная версия

Главная arrow География arrow Генетическая минералогия и стадиальный анализ процессов осадочного породо- и рудообразования

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Глины шельфов и внутренних морей

Глинисто-алевритовые и глинистые породы пассивных окраин изучены сотрудниками А.Г. Коссовской по материалам рейса 38 в северной части Атлантического океана. Их характерной чертой является четкое наследование характера питающих провинций континента. Так, в Норвежской котловине обломочный материал, слагающий однообразные плохо отсортированные сильноглинистые алевролиты, представлен переотложенной с платформы полевошпат- кварцевой ассоциацией в сочетании с большим количеством обломков кремней и биотита. Принадлежность кварца (по генетической классификации И.М. Симановича) к метаморфическим сланцам и комплексу древних гранитоидов позволяет рассматривать всю совокупность обломочного материала в качестве унаследованной щитовой ассоциации.

Глинистое вещество состоит почти нацело из кластогенных продуктов разложения триоктаэдрических слюд, в составе которых отчетливо фиксируется стадийно-переходная хлорит-монт- мориллонитовая фаза. Генетически продукты преобразования биотитовых слюд связаны в своей основной массе с разрушением и переотложением древних кварц-биотитовых сланцев и гнейсов Гренландии.

Характер преобразования биотита, хотя и воплощается в широко известном ряду трансформации: биотит —> хлорит —> вермикулит —» монтмориллонит, но носит специфический характер по сравнению с этим же рядом стадийного изменения, изученным на континентах. Это своеобразие выражается в сохранении высокого содержания К20 в структуре слоистых силикатов, которое могло иметь место только в морских условиях. В обстановках континентального выветривания калий является одним из первых элементов, выносящихся из решетки биотита (влиял фитогенный фактор суши).

Другая особенность — относительно низкое содержание хлорита — главнейшего компонента глин, связанных с разложением биотитовых слюд на континентах, и довольно высокое содержание каолинита. Любопытно подчеркнуть, что максималь-

зоз

ное содержание каолинита отмечается в пиритизированных породах, изобилующих текстурами биотурбации. Очень интересные данные, наглядно иллюстрирующие роль биоса на самых ранних фазах накопления океанических осадков, приведены в работе В. Прийора (Pryor, 1975). Этот автор, изучавший минералогию взвеси Миссисипи и поверхностный слой осадков побережья Мексиканского залива, показал большую недооценку роли биоса, который уже на первых этапах существования осадка существенно меняет минералогию глинистого вещества. В. Прийором было показано, что только одни ракообразные роды Onuphis и Calianassa перерабатывают до 40 т глинистого вещества в год. При этом в кислых условиях их пищеварительного тракта разрушаются бруситовые слои хлорита, уничтожаются смешанослойные минералы, деградирует структура иллита и увеличивается роль каолинита. Таким образом «лицо» глинистого осадка оказывается видоизмененным практически еще до диагенеза. Данные В. Прийора объясняют, по мнению А.Г. Кос- совской, очень маленькую роль хлорита в Норвежском море.

Воздействием биоса, возможно, обусловлено также очень небольшое (не больше 10%) количество хлорита в современных глинистых осадках Охотского и Японского морей (Курносов, Мурдмаа, 1976). Хотя, казалось бы, хлорит и хлорит-смектиты, являющиеся абсолютно доминирующими глинистыми минералами «водосборов» вулканогеных комплексов Камчатки, Японии и Курильских островов, должны были бы присутствовать в значительном количестве и в осадках окраинных морей.

Таким образом, биогенный «отрыв» глинистой минералогии шельфов и внутренних морей (не говоря уже о пелагиали океанов) от минералогии берегов осуществляется на самом раннем этапе осадочного процесса. Этот пример наглядно показывает, как велика роль органического вещества в трансформации первичного глинистого материала не только в наземных обстановках под воздействием растительности (см. работы П.П. Тимофеева и Л.И. Боголюбовой, в главе 5), но и в морских — при участии животных организмов.

Примером парагенезов глинистых минералов активных материковых окраин могут служить плейстоцен-плиоценовые глины, изученные в Северо-Западной котловине Тихого океана и на плато Шатского по материалам скважин DSDP рейсов 6 и 20. Установлено, что толща глин с рядом хорошо сохранившихся пепловых прослоев имеет ритмичное строение, обусловленное как последовательностью эксплозий, так и различной степенью преобразованности вулканических стекол разного состава. Степень разложенности и глинизации стекол неодинакова, в некоторых прослоях стекла глинизированы почти нацело. Это определяется, по-видимому, длительностью перерыва между экс- плозиями и продолжительностью непосредственного контакта пепловых прослоев с морской водой. Несмотря на ритмичный характер, во всех скважинах наблюдаются резкая поликомпо- нентность состава и обилие аморфной фазы в глинах самого верхнего слоя, а также быстрое нарастание содержания смекти- тового компонента вниз по разрезу.

Было очень важно установить особенности монтмориллонита и выяснить: поступал ли он с континента или образовался на месте. Ответ на этот вопрос был получен при изучении измененных в различной степени стекол под сканирующим электронным микроскопом. Переработка стекол в характерные «океанические» смектиты с «оборчатыми» или «капустовидными» агрегатными структурами устанавливается под сканирующим микроскопом однозначно. Не менее любопытным оказался тест на устойчивость к кислотной обработке. Все океанические смектиты характеризовались крайней нестойкостью, что, несомненно, существенно отличает их даже от наименее стойких Fe- Mg-смектитов континентальных пород.

Поликомпонентность верхнего слоя глин, относящихся обычно к современным плейстоценовым осадкам, является, по- видимому, характерной чертой не только для областей, прилегающих к континентам, но и для типичных пелагических глин. Эта закономерность была установлена (Бутузова, Лисицына и др., 1977; Логвиненко и др., 1978) для поверхностного слоя красных глин профиля в северной части Тихого океана. А.Г. Кос- совская предположила, что это — следствие нераскристаллизо- ванности глинистого вещества в поверхностном слое. Отмеченная закономерность была проиллюстрирована В.И. Муравьевым (1974), показавшим, что основными компонентами современных пелагических глин Тихого океана являются палагонит и вулканические стекла, а содержание глинистых минералов составляет менее 10%. Близкие результаты получил Ф. Френлих (Fronlich, 1977-1978), установивший, что в Индийском океане современные глины состоят в основном из аморфных оксидов Fe и Мп, а окристаллизованные смектитоподобные минералы появляются там только со среднего плиоцена.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>