Полная версия

Главная arrow География arrow Генетическая минералогия и стадиальный анализ процессов осадочного породо- и рудообразования

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Калишпаты и альбиты

Калиевые и натриевые полевые шпаты — самые устойчивые к разрушению в сравнении с остальными членами этой группы каркасных силикатов (отнесенных к категории доноров) — рассматриваются вместе с кварцем в известной мере условно, потому, что они гораздо менее стойки к химическим и физическим воздействиям, чем вышеописанный минерал. Однако они достаточно «живучи» при многих условиях гипергенеза и се- диментогенеза, благодаря чему являются породообразующими минералами в распространенной категории обломочных пород, имеющих общепризнанное собственное наименование — арко- зы. Еще шире эти минералы распространены в породах смешанного состава — субаркозах (или кварцевых аркозах), грау- вакко-аркозах и аркозо-граувакках.

Главные поставщики аллотигенных ПК для всех этих отложений являются магматические кислые породы — главным образом, гранитоиды и возникшие за их счет гранито-гнейсы. Эти магматические образования, как известно, различаются степенью своей кислости, щелочности, железистости, соотношениями K/Na и Na/Ca и др. геохимическими и петрографическими особенностями, а потому и аркозы по составу и количественным сочетаниям калишпатов и плагиоклазов бывают разные — см. специально посвященный им раздел монографии о песчаниках

В.Н. Шванова (1987). Известны «классические» кварцево-кали- шпат-альбитовые и кварцево-калишпат-олигоклазовые их разности. Но помимо них существуют представители аркоз с очень малым содержанием калишпата и есть еще так называемые «средние аркозы», у которых некоторые плагиоклазы по составу близки к андезину (см. рис. 3.5, 5.11,5.14, 7.4 и см. выше).

Здесь мы видим, что грань между минералом-донором и долгожителем в природе условна. Потому что даже самые относительно стойкие натриевые плагиоколазы — альбиты и калиевые ортоклазы на стадиях диагенеза и катагенеза начинают заметно корродироваться, а ортоклазы — регенерироваться, что было показано исследователями из Великобритании М. Ли и П. Парсонсом (М.Р. Lee and I.Parsons, 2003 — библиографическую ссылку см. выше, в главе 7) в недавней статье о постседимента- ционных полевых шпатах в нижнеюрских песчаных отложениях, залегающих на 3,2-4,5 км глубже дна Северного моря и прогретых ныне до Т=130°С. Там большинство обломочных щелочных полевых шпатов имеют наросты толщиной менее 50 мкм в кристаллографической плоскости (001). Определенный с помощью микрозонда их химический состав оказался таким: ОГдд 5АЬ0 4Ап0 0Cs0 ,, где Or — ортоклаз, АЬ — альбит, Ап — анортит, Cs — цельзиан с формульным составом: BaAI2Si208 . Причем оказалось, что узкие зоны этого ортоклаза, обогащенные Cs расположены в самых молодых частях некоторых наростов. Переход между обломочным зерном и наростом очень резок. Сами же обломочные калишпаты имеют микроструктуру «клеточной материи», и содержат криптопертитовые альбитовые вростки, что свидетельствует об их изначальном плутоническом или метаморфическом происхождении. В промежутках между этими зернами и ортоклазовыми аутигенными наростами встречены чешуи хорошо окристаллизованного иллита, кристаллики барита и пирита.

Исследователи показали региональную распространенность подобных вышеупомянутым образований, подчеркнув при этом, что известные данные о альбитизации при катагенезе (исследователи именовали всю эту стадию «диагенезом») могут быть пополнены сведениями о массовой миграции калия.

Цитируемые авторы высказали мнение, что замещение кластических зерен аутигенным калишпатом и формирование калишпатового цемента в глубоко захороненных аркозовых песчаниках представляет, по-видимому, обычный процесс, дополняющий альбитизацию. Взаимные обмены Na и К могут быть связаны с различными температурными градиентами или с флюидообменом пластов разного состава.

В данном случае возникает некоторая аналогия с поведением кварца на подстадии глубинного катагенеза, однако, регенерационное окварцевание осуществляется более масштабно и выглядит под микроскопом гораздо заметнее альбитизации и калишпатизации. Но о вероятности обнаружения таковых надо всегда помнить, приступая к исследованию полимиктовых тер- ригенных пород, которые залегают в низах осадочного выполнения БП или присутствует в составе СНС.

Возвращаясь к типоморфным признакам аллотигенных ПК и их индикаторной роли (подобной признаком кварца), можно только констатировать, что здесь заключена большая сфера возможностей для исследователей геоминералогии полевых шпатов в будущем. Такую работу собиралась, но не успела реализовать А.Г. Коссовская. Она в ранних своих работах, посвященных литогенезу средних аркоз Вилюйской впадины и При- верхоянского краевого прогиба, описала несколько типоморф- ных разностей терригенных плагиоклазов, найдя признаки аналогии между ними и плагиоклазами докембрийских диафтори- тов и палеозойских интрузий на Алданском щите и Становом хребте. Исходя из этих фактов, принципиально по-новому к прежним представлениям решался вопрос о пагеогеографии. А.Г. Коссовская доказала привнос в СБ веществ не с востока (как считали прежде), а с юга — мощный позднемезозойской рекой Палеоленой, что подтвердили впоследствии литолого-фациаль- ные исследования Г.Ф. Крашенниникова и автора (см. в главе 10). Но это были первые плодотворные итоги исследования полевых шпатов. Продолжить их предстоит нам в будущем.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>