Территория опережающего развития с точки зрения исторического институционализма

Важно учесть, что роль государства в экономике России всегда была особой, и для создания институциональных условий необходимо оценить роль государства как института развития.

На наш взгляд, самым важным в определении роли и размеров участия государства, как актора в экономических отношениях, является воздействие так называемого эффекта колеи, или зависимости от пути (path dependence). «Динамический процесс, развитие которого обусловлено его собственной историей, называется зависящим от пути развития»[1]. Зависимость от прежнего пути в исторической перспективе оказала воздействие на формирование системы государственного управления и национальные особенности ведения сделок в каждой из стран, которые пытались трансплантировать институты.

Зависимость от пути, или эффект колеи, выражает степень укорененности национальных институтов в экономических отношениях, системе государственного управления, правовой системе и т.д. В зависимости от принятого пути развития и исторических предпосылок его формирования государство и нация выстраивают траекторию своего дальнейшего развития.

Степень участия государства в экономических отношениях зависит от эффекта колеи, то есть если государство в России играло на протяжении веков ведущую роль в экономической жизни страны, то эта роль не может измениться в короткие сроки, революционно, так как тяготение к возрождению своей роли будет слишком сильно. Справедливо и обратное, что если государство с течением длительного времени избирательно участвовало в решении социально-экономических проблем, то его более полное включение в хозяйственную жизнь страны затруднительно и революционные изменения все равно сведутся к прежним масштабам деятельности. Более того, формы участия государства в экономических отношениях, инструментарий также мало меняются с течением времени и закрепляются все сильнее в исторической перспективе. Так, если для России всегда была характерна неразделимость прав собственности государя как личности и государственной казны, то эта характерная особенность остается не только в царско-имперском периоде российской истории, но и в советский период, и в современной России. Например, в настоящее время только Президент РФ принимает окончательное решение о способах и объемах финансирования проектов из Фонда национального благосостояния или бюджета страны. Для дореволюционной России всегда были характерны отношения главы государства — самодержца к своим подданным как к слугам, которым жаловалось имущество за верную службу и у которых это имущество изымалось с утратой государем доверия к своему слуге. Имущество абсолютно всех лиц, кроме самого государя (включая членов правящего дома), могло быть конфисковано (изъято) без правовых на то оснований. Собственность закреплялась на личных отношениях государя к своему вассалу — за службу, так называемая помещичья собственность. Пока вассал верно служил своему государю, он являлся собственником своего имущества. Как только государь терял интерес или доверие к своему вассалу, вассал терял собственность, а зачастую и жизнь. Важно отметить, что те же механизмы закреплялись и в советский период истории. Наделение властью, социальными благами, имуществом осуществлялось в отношении тех лиц, которые пользовались доверием вождя (генерального секретаря партии). Утрата доверия влекла за собой лишение всех благ, а зачастую и жизни. Смена самого вождя также влекла за собой смену элит с закреплением социальных благ за новыми приближенными к вождю. Важно отметить, что те же механизмы действуют и в сегодняшней России, когда под прикрытием юридически оформленных, но заведомо неправосудных решений изымается собственность в пользу иных лиц в результате рейдерских захватов. Неслучайно такое изъятие зачастую сопровождается уголовным преследованием предпринимателя — жертвы захвата. Утрата доверия президента влечет за собой лишение власти и имущества. Смена самого лидера приведет к смене элит.

Для древнеримского права еще со времен Римской империи было характерно разделение прав государства и частных лиц и закреплено невмешательство одних в дела других. Так, безосновательно запрещалось изымать собственность граждан в пользу Империи[2]. Так как западноевропейские страны восприняли римское право в свои правовые системы, то для них было характерно осуществлять защиту права собственности частных лиц от посягательств кого бы то ни было. Это отношение абсолютно не характерно для российской практики.

В таких институциональных условиях право собственности превращается в фикцию, основанную на покровительстве государя. Современные экономические отношения в России также строятся на доверии первого лица. Смена первого лица, в соответствии с теорией Д. Норта[3], обязательно приведет к переделу собственности в пользу лиц, которым будет доверять новый Президент страны. Неслучайно олигархи ельцинского периода практически все либо разорились, либо эмигрировали из страны, а их место заняли новые олигархи, приближенные к первому лицу. В этих условиях развитие доверия в системе «государство — бизнес — общество» не может возникнуть революционно, требуется время и изменение поведения государства по отношению к бизнесу и обществу.

  • [1] Дэвид П. Зависимость от пути развития и исторические общественные науки: вводная лекция. В сб.: Истоки: из опыта изучения экономики как структуры и процесса. - М.: ИД ГУ ВШЭ, 2007. - С. 183.
  • [2] Санфилиппо Ч. Курс римского частного права. — М.: НОРМА, 2007. —С.262.
  • [3] Норт Д., Уоллис Дж., Вайнгаст Б. Насилие и социальные порядки. Концептуальные рамки для интерпретации письменной истории человечества. — М.:Издательство Института Гайдара, 2011.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >