Заключение

Авторами предпринята попытка исследования основ применения международного финансового права в Российской Федерации на современном этапе ее развития, в том числе как процесса, который не исключает необходимой «адаптации» международных норм к российской правовой системе с учетом национальных интересов.

Российская Федерация в ответ на «санкционное давление» уже сформировала комплекс адекватных ответных мер, которые полностью соответствуют нормам как национального, так и международного права. В первую очередь, они базируются на непосредственном применении в отношениях со странами, которые искажают сущность и роль международного права, Конституции РФ, согласно которой (ч. 4 ст. 15) только и исключительно общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы. Не может являться «общепризнанным» акт, документ, который ограничивает суверенитет страны, создает угрозы для ее безопасности, в том числе в финансовой сфере.

В этом плане мы обратились к практике реализации концепции «двухполярного» интеграционного процесса в международной сфере. Она связана уже не только с созданием новых «альтернативных» сообществ (ЕАЭС), но и, по сути, с формированием «регионального» международного финансового права. Так, на саммитах БРИКС и ШОС (г. Уфа, 08-09.07.2015) обсуждалось создание именно таких норм, которые в перспективе позволили бы осуществить переход к расчетам в национальных валютах и т.п.

Основой этого процесса, которой мы характеризуем не только как попытку реанимировать более конкурентоспособный и в целом более справедливый «двухполярный мир», но и в частности создать альтернативный глобальный экономический центр, является в российском правовом государстве Конституция 1993 г. Как отмечалось, все большее количество юристов констатирует на современном историческом этапе верховенство Конституции РФ над всеми действующими в стране актами — не только внутренними, но и международными. Соответствующую общеобязательную правовую позицию сформировал Конституционный Суд Российской Федерации: «в правовой системе Российской Федерации, основанной на верховенстве Конституции РФ, правила международного договора, если они противоречат ее положениям, не могут находить своего применения» (Постановление Конституционного Суда РФ от 09.07.2012 № 17-П).

Итак, сейчас развивается концепция «двухполярного» интеграционного процесса в международной сфере, обусловленная попытками «геоэкономической изоляции» России. На практике она воплощается в создании новых и в расширении круга участников уже созданных сообществ (ЕАЭС, ШОС), а с 2015 г. — в более активном формировании «регионального» международного финансового права, которое в перспективе позволит осуществить переход к расчетам в национальных валютах стран — членов этих блоков, сформировать организации, альтернативные существующим международным банковским структурам и т.п.

Тенденции «разочарования» в международном праве прослеживаются в публикациях многих исследователей, в выступлениях представителей российского государства. Так, Президент РФ В.В. Путин в своем выступлении 24.10.2014 на заседании Международного дискуссионного клуба «Валдай» отметил: «Начался период разночтений и умолчаний в мировой политике. Под давлением правового нигилизма шаг за шагом сдавало свои позиции международное право»1.

Нами была отмечена и такая тенденция, которую многие авторы характеризуют как «конституционализация» международного финансового права и права в целом. При этом термин «конституциа- лизм» понимается несколько шире, чем «применение и изучение конституции страны», поскольку в «английском языке понятие “конституция” не только относится к Основному закону государства, но и используется для обозначения уставов корпораций и фирм, внутренних правил религиозных и общественных организаций, неформальных объединений и т.п.». Впрочем, и более «узкий» подход к термину «конституционализм» в настоящее время не менее актуален для уяснения сущности и перспектив развития международного финансового права. Так, Конституция РФ является основой всех правовых позиций Конституционного Суда РФ, который последовательно «ограничивает» принцип примата международного права, фактически обосновывает «подчиненность» норм международного финансового права российской Конституции.

Конституция Российской Федерации устанавливает основное правило: цель права, задача власти — обеспечение интересов народа, и любой принцип, любая норма, даже носящие характер «об-

URL: http://www.kremlin.ru/events/president/news/46860

щепризнанных» международных принципов, норм, должны этому соответствовать. В настоящее время к такой позиции все более склоняется большинство специалистов в области международного права.

Авторы настоящего пособия, охарактеризовав ряд теоретических позиций в отношении вопроса о соотношении международного публичного, частного права, международного экономического и международного финансового права, задались вопросом о практическом значении этих дискуссий. На наш взгляд, названные теоретические позиции подтверждают целесообразность более «узкого» научного подхода в отношении характеристики международных финансовых отношений и, думается, констатации тенденции «регионализации» международного финансового права, впрочем, и международного права в целом. Основой применения международного финансового права, как и международного экономического, международного публичного права в Российской Федерации, становится концепция национальных интересов, защиты экономического суверенитета страны.

В послании к Федеральному Собранию Президент РФ В. В. Путин заявил, что нужно «укреплять роль и значение международного права, о котором мы так много говорим в последнее время, а не подстраивать его нормы под чьи-то конъюнктурные интересы, вопреки основополагающим его принципам и здравому смыслу... Надо с уважением относиться к законным интересам всех участников международного общения»1.

Как уже отмечалось, в юридической литературе нет единства мнений относительно сущности международного финансового права, его соотношения с международным публичным и международным частным правом; дискуссионным остается вопрос о целесообразности его характеристики как самостоятельной отрасли права или же научного анализа как подотрасли, например международного экономического права и т.п. Мы не предпринимали попытку сформировать собственную концепцию понимания этого феномена, ибо преследовали цель теоретического анализа современного процесса поиска вариантов актуальных концепций двухполярного мира с новыми финансовыми центрами, «регионализации» международного финансового права.

Такой научный подход, при котором международное финансовое право понимается как самостоятельная отрасль права, безусловно, имеет право на существование, поскольку позволяет более

URL: http://www.kremlin.ru/events/president/news/47173

детально разобраться в основах правого регулирования и перспективах развития международных финансовых отношений. Нам представляется важным то обстоятельство, что обоснование «самостоятельности» международного финансового права не является самоцелью исследователей; оно обусловлено потребностью в развитии этой отрасли и, главное, в ее применении в современных сложных геоэкономических условиях, для которых характерно стремление ряда стран не только монополизировать отдельные сектора экономической деятельности, но и, нередко, целенаправленно нанести финансовый ущерб Российской Федерации.

Изложенный материал не является, тем не менее, попыткой обосновать исключительно негативный сценарий развития отрасли международного финансового права. Как отмечалось, формируются новые блоки, союзы, действия которых имеют более сплоченный характер. Таким образом, в современных условиях мы не исключаем практической возможности изменения мировой финансовой «гегемонии», разрушения монополии на принятие значимых финансовых решений.

Итак, нами предпринята попытка обосновать суждение о том, что основы применения международного финансового права в Российской Федерации базируются на его регионализации и предполагают актуальность характеристики прежде всего таких системных элементов, как ШОС, ЕАЭС, БРИКС и др. Мы выделили те союзы, которые носят наиболее перспективный характер в контексте реализации интересов России, обеспечивают альтернативный «западному» путь экономического развития, который мы понимаем в том числе как путь к новому двухполярному финансовому миру.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >