Полная версия

Главная arrow Финансы arrow Актуальные проблемы международного финансового права

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Особенности имплементации рекомендаций ФАТФ в российское финансово-правовое регулирование

Сфера противодействия отмыванию денег и финансированию терроризма занимает важное место в повестке дня мировых финансовых регуляторов — G20, БКБН, ФАТФ и др. Согласно статистическим данным, ежегодно в мире отмывается более 1,6 трлн долл, «грязных денег» — преступных доходов[1].

ФАТФ является одних из самых «жестких» финансовых регуляторов. В свое время, едва присоединившись к этой организации, Россия больше двух лет провела в «черном» списке ФАТФ — с июня 2000 г. по октябрь 2002 г. Решение об исключении России появилось после того, как Государственная Дума РФ приняла поправки, требующие обязательного контроля за операциями со средствами и имуществом лиц, подозреваемых в террористической деятельности. По мнению некоторых экспертов, Россия выбрала неудачный момент для вступления в ФАТФ: в начале — середине 2000 г. под давлением США, озабоченных глобализацией криминальных финансов, ФАТФ активизировала свою деятельность, и Россия как раз попала в эпицентр «антиотмывочной» кампании.

Вред от пребывания России в «черном» списке был, главным образом, репутационным. Статус страны, недостаточно эффективно выступающей против легализации преступно нажитых денег, не повлек за собой применения санкций. Но от российских банков и компаний, работающих за рубежом, стали требовать предоставления большого объема дополнительной информации об акционерах, клиентах и проводимых операциях. Кроме того, западные банки направляли огромное количество запросов в связи с платежами компаний и лиц, которые казались им подозрительными.

4

К российским банкам в тот период относились как к банкам второстепенной страны, причем ограничения на их деятельность на международных рынках не всегда были обоснованны, а иногда использовались в интересах конкурентной борьбы1.

За два года Россия удовлетворила все претензии ФАТФ. В частности, был принят Федеральный закон от 07.08.2001 № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» и Указом Президента РФ от 01.11.2001 № 1263 «Об уполномоченном органе по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» создан Комитет финансового мониторинга, отслеживающий сомнительные операции, а Федеральным законом от 30.10.2002 № 131-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон “О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем”» были приняты антитер- рористические поправки.

ФАТФ регулярно проводит оценку качества борьбы с отмыванием доходов и финансированием терроризма, анализируя степень выполнения 49 рекомендаций, список которых был утвержден в 2003 г. По данным за 2008 г., Россия полностью соблюдала 10, в значительной степени — 13, частично — 21 рекомендацию, не выполняла вообще — 3 и считались неприменимыми для страны — 2. Россия не соблюдала стандарты борьбы с отмыванием доходов и финансированием терроризма в области контроля банковских подразделений за рубежом, при проведении платежей через терминалы и физическом перемещении средств через границу.

При проведении безналичных платежей ФАТФ рекомендовала финансовым организациям «получать точные и достоверные сведения о клиенте (имя, адрес и номер счета) и включать их в состав операции по переводу активов или связанных с указанной операцией передаваемых сообщений, с учетом того, что данные сведения должны сопровождать операцию с указанными средствами на всех этапах». Также в ФАТФ считали, что в России отсутствуют «меры для выявления физического перемещения через границу наличных денежных средств и ценных бумаг на предъявителя, включая систему декларирования или другое обязательное информирование». «Страны должны обеспечить, чтобы их компетентные органы имели правовые полномочия для приостановки или ограничения перемещения наличных денежных средств или ценных бумаг на предъявителя, в отношении которых имеется подозрение о связи с финансированием терроризма или отмыванием денег, или которые недостоверно задекларированы, или о которых осуществлено недостоверное информирование», — отмечалось в документах ФАТФ1. В 2010 г. Россия в очередной раз отчиталась о выполнении рекомендаций ФАТФ. В тот период Россия все еще не соблюдала ряд требований ФАТФ, но не была внесена в «черный» список, поскольку ФАТФ приняла во внимание «общую активность» борьбы с отмыванием[2]. Однако Россия была включена в процесс регулярной взаимной оценки соблюдения рекомендаций ФАТФ и была оценена в 2011, 2012 и 2013 гг. Последнее обследование 2013 г. проводилось на предмет исключения России из процесса регулярной взаимной оценки.

В итоговом резюме ФАТФ 2013 г. указано, что Россия ликвидировала недостатки, связанные со всеми основными и ключевыми[3] рекомендациями, и довела уровень технического соответствия этим рекомендациям до уровня «largely compliant» («во многом соответствует») (высшая оценка соответствия по методике ФАТФ. — Примеч. авт.). Это означает, что Россия предприняла достаточные меры, чтобы быть исключенной из регулярного процесса оценки[4], но продолжает приводить внутреннее законодательство в соответствие с требованиями ОЭСР и ФАТФ. Согласно Федеральному закону от 28.06.2013 № 134-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части противодействия незаконным финансовым операциям» банки обязаны идентифицировать клиентов, раскрывать информацию о бенефициарных владельцах клиентов, а при выявлении нарушений — прекращать банковское обслуживание.

Кроме того, Банк России планировал «ужесточить» Федеральный закон от 07.08.2001 № 115-ФЗ в части обязания банков отказаться от обслуживания высокорискованных клиентов. Сейчас у банков нет обязанности отказывать подозрительным клиентам в совершении операции, открытии счета или вклада — есть только право; исключение составляют террористы и террористические организации, которым банки обязаны отказывать в обслуживании.

О том, что право банков планируется заменить данным законопроектом на обязанность, говорится в пояснениях Банка России, согласно которым для физических и юридических лиц будет определен перечень конкретных характеристик, которые будут однозначно свидетельствовать о том, что клиент так или иначе задействован в схемах отмывания денег. Для юридических лиц обсуждаются параметры, которые будут применяться по совокупности, среди них — отсутствие главного бухгалтера, минимальный уставный капитал (10 тыс. руб.), совершение транзитных операций, зачисление на счет компании средств от различных контрагентов, обналичивание средств, выведение денег за рубеж и др.

Что касается физических лиц, то для них обсуждаются такие критерии, как чрезмерно активное обналичивание средств, выведение денег за рубеж, поступления на счет физических лиц средств от юридических и физических лиц по неясным основаниям, внесение денег на счет и снятие их на следующий день, при совершении валютообменных операций — оперирование большими суммами сомнительного происхождения. Однако согласно последним изменениям, принятым федеральными законами: от 30.12.2015 № 423-ФЗ «О внесении изменений в статью 7 Федерального закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» и от

30.12.2015 № 424-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», такие меры не были поддержаны законодателем.

В указанном сегменте регулирования действует положение Банка России от 15.10.2015 № 499-П об идентификации кредитными организациями клиентов, представителей клиента, выгодоприобретателей и бенефициарных владельцев в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма, а также регулярно выпускаемые письма под грифом «Т», в которых описываются схемы незаконного отмывания денег и меры по борьбе с этими нарушениями. С 2003 г. Банк России издал более 20 писем; в 2014 г., например, особое внимание регулятора уделялось транзитным схемам вывода денег за рубеж и фиктивному импорту.

С учетом этой нормативной базы Банка России банки применяют рискоориентированный подход — присваивают клиентам как минимум три категории риска: низкий, средний, высокий. Некоторые банки ввели дополнительные классификации внутри этих групп. В целом правила внутреннего контроля противодействия легализации преступных доходов разрабатывает каждый банк индивидуально — в зависимости от своей специфики, стратегии, клиентского сегмента. При высоких значениях риска клиенты получают отказ, при промежуточных — от клиента могут потребовать дополнительные документы, подтверждающие законность операций.

При этом предполагается сформировать единый документ, что позволит оперативно корректировать виды так называемых сомнительных операций и порядок оценки степени риска клиента в целях противодействия отмыванию денег и финансированию терроризма, а также создать равные конкурентные условия для всех банков по выполнению установленных Федеральным законом от 07.08.2001 № 115-ФЗ обязанностей, что соответствует обязательствам России в рамках выполнения рекомендаций ФАТФ.

Позитивный опыт взаимодействия России с ФАТФ проявился в одной из последних инициатив России по репатриации российских капиталов.

Так, согласно Федеральному закону от 08.06.2015 № 140-ФЗ «О добровольном декларировании физическими лицами активов и счетов (вкладов) в банках и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» предусматривается освобождение от уголовной, административной и налоговой ответственности лиц за нарушения, совершенные до 01.01.2014. Ожидалось, что этот Федеральный закон встретит противодействие ФАТФ, поскольку эта международная организация исповедует такие подходы в области амнистии, как необходимость проведения профилактических мер в отношении банков, в которых будут размещаться амнистированные средства, недопустимость отказа от текущего режима законодательства и координация на внутреннем и международном уровнях.

Однако опасения оказались напрасными: согласование основных позиций закона с ФАТФ еще на стадии законопроекта позволило России избежать споров с этой организацией: в Федеральном законе от 08.06.2015 № 140-ФЗ не предусмотрено распространение амнистии на такие составы преступлений, как легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем (ст. 174 УК РФ) и легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления (ст. 174.1 УК РФ).

Таким образом, в целом степень соответствия России международным финансовым стандартам достаточно велика, что отмечается в выводах экспертных комиссий МВФ, Всемирного банка, БКБН и ФАТФ. Лишним подтверждением факта тесного сотрудничества России с ФАТФ является исполнение представителем России В. Нечаевым функций Председателя ФАТФ с 2013 по 2014 г.

В заключение отметим, что сближение российского финансовоправового регулирования с «лучшей мировой практикой» и соблюдение Россией принятых мировым сообществом финансовых стандартов не повлияли на политические решения о введении антирос- сийских финансовых и иных санкций в 2014 г. со стороны США и стран ЕС. Непосредственно со стороны международных финансовых регуляторов никаких санкций пока не заявлено, но даже при наличии таковых внедрение различных международных финансовых стандартов и иных советов и рекомендаций международных финансовых регуляторов следует осуществлять исключительно с учетом их экономического эффекта для нашей страны и оценки их влияния на суверенные интересы России. Это не без успеха позволяют делать современные методы оценки регулирующего воздействия, но они пока, к сожалению, не применяются в сфере внутреннего финансового регулирования.

Итак, общей практикой имплементации международных финансовых стандартов национальными регуляторами является внедрение их во внутреннее законодательство или регулирование; будучи инкорпорированными в национальное право, стандарты превращаются в «твердое право», становятся принудительно исполнимыми.

В целом степень соответствия России международным финансовым стандартам достаточно велика, что отмечается в выводах экспертных комиссий МВФ, Всемирного банка, БКБН и ФАТФ. Вместе с тем отказ Украины выплатить России долг в размере 3 млрд долл, и изменение в связи с этим условий кредитования МВФ «под Украину» (правилами МВФ предусмотрено прекращение финансирования государств, имеющих суверенную задолженность) является конкретным примером искажения принципов построения международных финансовых отношений, исполнения международных финансовых стандартов.

  • [1] Интервью президента ФАТФ (2013—2014) Владимира Нечаева. URL: http://www.fedsfm.ru/press/publications/743
  • [2] См.: Геращенко Е. Россия отмывается от претензий FATF.
  • [3] Основные рекомендации: PI, Р5, Р10, Р13, CP II и CP IV; ключевые рекомендации: РЗ, Р4, Р23, Р26, Р35, Р36, Р40, CP I, CP III и CP V. URL: http://www.fatf-gafi.org/media/fatf/documents/reports/mer/FUR- Russian-2013, pdf
  • [4] URL: http://www.fatf-gafi.org/media/fatf/documents/reports/mer/FUR-Russian-2013.pdf
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>