Полная версия

Главная arrow Финансы

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Оценка действий Российской Федерации международными финансовыми регуляторами

Страны — участницы СФС обязуются, согласно Уставу СФС и в рамках действующего в СФС механизма повышения уровня соблюдения международных стандартов1, периодически проходить страновые экспертные «дружеские» обзоры (проверки). Также регулярные взаимные и специальные проверки состояния финансовой системы являются признанными обязательствами стран — участниц (720.

В фокусе обзоров находятся реализация и эффективность регулятивных, надзорных стандартов и политики или других стандартов и политики финансового сектора, согласованных с СФС, а также их эффективность с точки зрения достижения желаемых результатов. В ходе обзора исследуются меры, принимаемые или планируемые национальными регуляторами для выполнения рекомендаций ФСАП, высказанных экспертами совместной группы МВФ и Всемирного банка, и рекомендаций, содержащихся в РОСК и посвященных финансовому регулированию и надзору, а также институциональной и рыночной инфраструктуре, которые считаются наиболее важными и актуальными для выполнения основного мандата СФС — способствования финансовой стабильности.

Страны — участницы СФС обязались проходить оценку по ФСАП каждые пять лет. Этот цикл завершают «дружеские» экспертные обзоры, подготавливаемые в течение двух-трех лет после оценки по ФСАП.

Правовой и методической основой для проведения обзоров является Руководство по проведению СФС экспертных обзоров (2014)

Так, Россия исследовалась по ФСАП в 2011 г. ФСАП включала оценку соблюдения Принципов эффективного банковского надзора БКБН и Целей и принципов регулирования ценных бумаг ИОСКО. В результате оценки было выявлено, что решительные и широкомасштабные политические меры позволили российским властям поддержать финансовую стабильность в условиях глобального кризиса и сокращения национального производства. В то же время кризис приостановил движение в сторону создания более конкурентоспособной банковской системы, поскольку выросла концентрация и повысился уровень морального вреда. В ФСАП отмечено, что система продолжила страдать от низкого качества корпоративного управления, включая зачастую непрозрачную структуру владения и недостатки в отчетности. Несмотря на прогресс, достигнутый в предыдущие годы, системы регулирования и надзора имели существенные недостатки и пробелы; большее единообразие подходов к надзору за небанковскими финансовыми институтами предоставляло возможность для усиления надзора. В ФСАП также отмечено, что Россия обладает значительным опытом урегулирования несостоятельности банков и эффективной системой страхования вкладов, но более структурированный режим корректирующих мер и унифицированный режим управления всеми банками мог бы помочь еще более усилить систему[1] [2].

С использованием пересмотренных целей и методических рекомендаций по проведению экспертных обзоров, изложенных в Руководстве по проведению СФС экспертных обзоров в 2014 г., СФС произвел экспертный обзор России.

Данные аналитические материалы уделяют основное внимание механизмам и инструментам реализации макропруденциальной политики и применяемым процедурам урегулирования несостоятельности финансовых институтов. При этом оценивается степень реализации рекомендаций СФС в части соответствия национальных стандартов международным рекомендациям в отношении банковского и страхового секторов, а также рынка ценных бумаг.

В результате предыдущей оценки в рамках Инициативы по сотрудничеству и обмену информацией СФС Россия попала во вторую группу — «юрисдикции, работающие над соответствием стандартам»1. По результатам новой оценки Россия либо будет признана в «достаточно высокой степени соответствующей стандартам» и перейдет в первую группу, и оценка будет прекращена, либо будут выявлены недостатки, и Россия останется в своей группе для дальнейших оценок[3].

Ситуация с соответствием России ключевым компонентам базельских стандартов по капиталу и рекомендациям СФС в части повышения устойчивости банков, финансово-кредитных организаций, а также обеспечения стабильности системно значимых финансовых институтов складывается следующая (на 01.01.2015):

  • • требования по рыночному и операционному банковским рискам в соответствии с Базелем II уже внедрены;
  • • с 01.01.2014 вступили в силу требования к капиталу банков в соответствии с требованиями Базеля III;
  • • с июля 2014 г. внедрен порядок расчета показателя краткосрочной ликвидности, соответствующий Базелю III (Положение о порядке расчета показателя краткосрочной ликвидности («Базель III»), утвержденное Банком России 30.05.2014 № 421-П);
  • • Банк России активно внедряет заложенный в Базеле II подход к оценке кредитного риска банка (IRB-подход), использующий внутренние вероятностные оценки банком дефолта, ожидаемых и неожиданных потерь. Собственный капитал в настоящее время не должен быть меньше 8% от взвешенных по риску активов. Это существенно для дальнейшего развития риск-менеджмента в банках и снижения роли рейтинговых агентств при оценке их деятельности;
  • • Банк России разрабатывает инструментарий по расчету величины кредитного риска на основе внутренних рейтингов.

С января 2014 г. Банком России были выпущены и вступили в силу нормативные документы, в которых установлены нормы регулирования деятельности банковских групп, порядок надзора за ними, указаны методы расчета собственных средств (капитала), расчета обязательных нормативов, а также обязательность раскрытия банками информации о себе в соответствии с Компо2

нентой 3 Базеля II «Рыночная дисциплина». Эта Компонента ставит задачу достижения транспарентности банковской информации при соблюдении порядка широкого раскрытия кредитными организациями перед заинтересованными лицами данных о принимаемых рисках, методах их оценки, управления рисками и капиталом на индивидуальной и консолидированной по банковской группе основе. Банк России готовится внедрить процедуру оценки достаточности капитала банков в соответствии с требованиями, заложенными в Компоненте 2 «Надзорный процесс» Базеля II.

Банк России ведет планомерную работу по контролю за устойчивостью национальных системно значимых банков и страховых компаний. В качестве мегарегулятора Банк России одновременно выполняет функции по нормативно-правовому регулированию, контролю и надзору за всеми финансовыми рынками, и ему теперь удобнее контролировать деятельность системно значимых финансовых институтов — банков, страховых компаний, бирж, инвестиционных фондов и др.

В соответствии с рекомендованными G20 реформами надзора и регулирования деятельности системно значимых институтов осуществляется разработка методов идентификации и выявления таких институтов, построение оптимальной финансовой инфраструктуры, обеспечение эффективности урегулирования несостоятельности финансовых институтов, введение дополнительных требований к абсорбции убытков.

Общие принципы методики изложены в Рекомендациях БКБН «Подходы к выявлению и регулированию деятельности национальных системно значимых банков» (2012)1. В России в соответствии с данными Подходами уже разработана и опубликована специализированная методика выявления национальных системно значимых банков. Банк России опубликовал Указание от 16.01.2014 № 3174-У «Об определении перечня системно значимых кредитных организаций». Утвержденный перечень ежегодно пересматривается и утверждается Банком России. По мнению экспертов, в число этих кредитных организаций войдут те, совокупная доля активов которых составляет 4/5 банковского сектора.

Банк России организационно подготовился к повышению качественной составляющей надзора за деятельностью национально значимых банков: в октябре 2013 г. в структуре его центрального аппарата создан Департамент надзора за системно значимыми кредитными организациями. Надзор предполагается осуществлять на консолидированной основе. Помимо этого, усиленное внимание будет уделяться банкам, на практике реализующим базельские методики оценки рисков с применением математических моделей. Департамент будет надзирать за самыми крупными системно значимыми кредитными организациями, остальные значимые банки подпадают под контроль специализированных подразделений территориальных учреждений Банка России.

В ближайшее время Банк России предполагает потребовать у национальных системно значимых кредитных организаций планы самооздоровления. В письме от 29.12.2012 № 193-Т «О Методических рекомендациях по разработке кредитными организациями Планов восстановления финансовой устойчивости» Банк России рекомендовал кредитным организациям, в первую очередь крупнейшим, начать разработку Планов самооздоровления. В основе Методических рекомендаций Банка России лежат положения документа «Ключевые атрибуты эффективного урегулирования несостоятельности финансовых институтов», разработанного СФС и одобренного лидерами G20 на саммите 3—4.11.2011 в Каннах.

В соответствии с подходами СФС одним из новых механизмов урегулирования несостоятельности системно значимых кредитных организаций должны стать планы восстановления финансовой устойчивости (Планы самооздоровления), предусматривающие планирование конкретных путей решения проблем с капиталом и ликвидностью в случае развития событий по нескольким неблагоприятным для кредитной организации сценариям, включая наиболее критические.

Методические рекомендации определяют условия разработки кредитными организациями Планов самооздоровления, их структуру, варианты (сценарии), позволяющие действовать в различных стрессовых ситуациях, а также индикаторы раннего предупреждения и индикаторы, при которых начинается реализация Планов самооздоровления. В случае если выработанные банком меры не приводят к восстановлению финансовой устойчивости, Банк России должен предлагать собственные программы.

Следует отметить, что российские банки в своей деятельности ориентируются не только на общие рекомендации широко известных и применяемых международных финансовых стандартов МВФ и БКБН, но и на специальные пруденциальные правила, например норматив по ограничению кредитования связанных сторон (норматив Н25) (Принцип № 20 Основополагающих принципов банковского надзора БКБН).

По оценке Агентства Standard&Poor's, каждый третий российский банк в 2015 г. не смог бы выполнить этот норматив. Аналитики Standard&Poor's проанализировали МСФО 30 крупнейших банков и пришли к выводу, что в данный момент система в целом слабо готова к ужесточению требований, которые ранее запланировал регулятор. По данным Standard&Poor's, по итогам 2014 г. количество банков, которые не смогли выполнить этот норматив, увеличилось минимум на 50%, и в текущей ситуации существуют предпосылки для роста их числа в дальнейшем. При этом некоторые банки смогли сократить объем кредитования связанных сторон в 2015 г., однако отчасти это сокращение было формальным — за счет перераспределения таких кредитов в рамках промышленных групп и введения перекрестного кредитования, при котором фактической передачи риска не происходит.

Регулятор планировал с 2016 г. ввести новый норматив Н25, который ограничит кредитование связанных сторон — не более 20% капитала банка, однако по последней информации из Банка России из-за санкций этот норматив будет внедрен только в начале 2017 г.[4]

В соответствии с базельскими соглашениями и решениями (720 Банк России меняет банковское законодательство. Задачи по переводу национальной банковской системы на современные международные финансовые стандарты, поддерживающие устойчивость, надежность и транспарентность российских кредитных организаций, стоящие перед Банком России, сложны и требуют значительных усилий.

Как отмечается в одном из отчетных документов Австралийского саммита (720, состоявшегося 15—16.11.2014 в Брисбене, Россия добилась прогресса в исполнении некоторых из своих обязательств. Новые регулятивные полномочия, предоставленные Банку России, являются важным шагом на пути его приверженности укреплению защиты потребителей финансовых услуг. Усилия Банка ликвидировать чрезмерно рискованные банки также приветствуются. Обязательства России по улучшению транспортной инфраструктуры находятся в стадии исполнения[5].

Экспертной комиссией БКБН, закончившей в 2016 г. проверку России на соблюдение компонентов Базеля III, было установлено, что Россия соответствует оценке «соблюдает» в отношении показателя краткосрочной ликвидности (Liquidity Coverage Ratio)[6]. Второй Отчет БКБН 2016 г. в отношении соблюдения Россией требований по достаточности капитала с учетом рисков, включающий практически все ключевые компоненты Базеля III (кроме ликвидности), также показал оценку «соответствует»[7].

  • [1] URL: http://www.fsb.org/wp-content/uploads/r_140106.pdf
  • [2] URL: http://www.fsb.org/wp-content/uploads/Russia-peer-review-report-final.pdf
  • [3] Бондаренко И.Л., Басилашвили Т.П. Об особенностях внедрения международных банковских стандартов Банком России // Российский внешнеэкономический вестник. 2015. № 2. С. 74—80.
  • [4] URL: http://bankir.ru/novosti/20151124/tsb-gotov-poetapno-wodit-normativ-na-svyazannykh-s-bankom-zaemshchikov-10114102
  • [5] URL: https://g20.org/wp-content/uploads/2014/12/2014_accountability_assessment_report.pdf
  • [6] Basel Committee on Banking Supervision Regulatory Consistency AssessmentProgramme (RCAP). Assessment of Basel III LCR regulations — Russia. March,2016. URL: https://www.bis.org/bcbs/publ/d358.pdf
  • [7] Regulatory Consistency Assessment Programme (RCAP). Assessment of Basel IIIrisk-based capital regulations — Russia. March, 2016. URL: https://www.bis.org/bcbs/publ/d357.pdf
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>