Полная версия

Главная arrow Финансы

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ПРЕДМЕТ, МЕТОДЫ И ПРИНЦИПЫ МЕЖДУНАРОДНОГО ФИНАНСОВОГО ПРАВА

В юридической литературе нет единства мнений относительно сущности международного финансового права, его соотношения с международным публичным и международным частным правом; дискуссионным остается и вопрос о целесообразности его характеристики как самостоятельной отрасли права или же научного анализа как подотрасли, например международного экономического права и т.п.

Полагаем, такой научный подход, при котором международное финансовое право понимается как самостоятельная отрасль права, безусловно, имеет право на существование, ибо позволяет более детально разобраться в основах правового регулирования и перспективах развития международных финансовых отношений. В науке накоплен достаточный объем знаний относительно понимания сущности этой отрасли. Следует отметить, что, употребляя термин «международное финансовое право», многие авторы значительно ограничивают предмет его регулирования, в том числе в случае характеристики отрасли (перечислим имеющие место в юридической литературе лишь основные варианты): международного частного права, международного публичного права, международного права, международного экономического права и т.п.

Так, И. И. Лукашук отмечает, что международное финансовое право представляет собой совокупность международно-правовых принципов и норм, регулирующих только межгосударственные валютно-финансовые отношения[1]. А, по мнению В.М. Шумилова, «международное финансовое право — лишь часть международного права, а именно подотрасль международного экономического права. Международное финансовое право рассматривается как право публичное... система международно-правовых норм и принципов, регулирующих международные финансовые отношения, называется международным финансовым правом. Следует обратить внимание на ряд моментов. Во-первых, международное финансовое право — это только часть международной финансовой системы и даже только часть ее нормативного компонента. Во- вторых, международное финансовое право — это подотрасль международного экономического права, которое в свою очередь является отраслью международного права. Международное финансовое право — это право публичное. В-третьих, международное финансовое право имеет свой предмет регулирования и свои особенности. В-четвертых, международное финансовое право тесно взаимодействует с другими нормативными комплексами, задействованными в регулировании внутригосударственных и международных финансовых отношений и, более того, переплетается с ними. В этом смысле международное финансовое право — часть международной нормативной системы и часть формирующегося глобального права»[2].

Думается, одно из наиболее точных определений дано Г.В. Петровой. По ее мнению, международное финансовое право является «частью мировой правовой системы и предназначено для юридической регламентации внутригосударственного и международного финансового и торгового оборота, движения денежных средств, капиталов, инвестиций, защиты имущественных и неимущественных прав граждан и юридических лиц в мирохозяйственной деятельности». В учебнике 2015 г. автор вполне обоснованно уточнила, что «международное финансовое право изучает финансовоправовые отношения с иностранным элементом. Но это не значит, что международное финансовое право является частью финансового или международного права. Специфическим отличием финансово-правовых отношений, включаемых в международное финансовое право, является то обстоятельство, что международное финансовое право изучает лишь особую группу финансово-правовых отношений, которые имеют международный характер, а именно валютные расчеты, в том числе с участием МВФ, финансовые операции банков различной государственной принадлежности, международный мониторинг предотвращения легализации незаконно полученных доходов, международное налогообложение, финансовая деятельность транснациональных компаний и др.»[3].

Обоснование «самостоятельности» международного финансового права не является самоцелью исследователей. Оно обусловлено потребностью в развитии этой отрасли, что особенно актуально в сложных геоэкономических условиях, для которых характерно стремление ряда стран не только монополизировать отдельные сектора экономической деятельности, но и нередко целенаправленно нанести финансовый ущерб Российской Федерации. Как отмечают

А.Г. Богатырев, И.А. Шулятьев, «США начинают “перестройку” международных экономических отношений по своему плану. С этой целью они создают свои международные экономические организации, позволяющие им монопольно контролировать и регулировать послевоенные международные экономические отношения. Для чего США создают в 1944 г. МВФ и делают свою валюту — доллар США — мировой валютой. Таким образом, США удалось осуществить контроль над мировыми финансовыми потоками — международными валютно-финансовыми отношениями. Параллельно в этом же году США создают МБРР с целью установление монополии ТНК США в международных инвестиционных отношениях и их экспансии во всем послевоенном мире. При этом необходимо отметить и тот факт, что вышеупомянутые международные экономические организации созданы были США на других принципах, которые к принципам современного международного права отнести вряд ли возможно. Так, например, МВФ и МБРР как международные экономические организации построены не на принципах международного права, а на принципах экономической корпорации, где и существует членство в этих организациях на акционерном принципе управления в зависимости от количества акций, которыми владеют государства — члены этих международных организаций в соответствии с их уставами»[4].

Однако на современном историческом этапе ситуация в этой сфере общественных отношений становится еще более напряженной, ибо «отдельные государства продолжают вводить валютные ограничения, что является частью протекционистских мер. Участились случаи, когда такие ограничения вводятся государствами под предлогом национальной безопасности. Поскольку государства оказались незащищенными перед мировым финансовым кризисом, особое значение для них имеют некоторые специальные (подотраслевые) принципы международного финансового права»[5].

Отсутствие единства позиций в отношении понимания сущности международного финансового права в полном объеме относится и к вопросу о предмете его регулирования. Так, В.В. Кудряшов утверждает: «согласно российской правовой доктрине международное финансовое право — это межгосударственное, публичное право, в то время как IFL представляет собой комплексную отрасль права, включающую частно-правовой и публично-правовой компоненты и охватывающую в качестве предмета регулирования весь спектр финансовых правоотношений, выходящих за рамки одного государства»[6].

Как отмечает Г.В. Петрова, «в широком смысле международное финансовое право представляет собой совокупность норм международной и национальной принадлежности, регулирующих финансовые операции любого рода, при условии, что эти финансовые операции выходят за пределы правовой системы одного государства»[7].

Предметом регулирования посредством международного финансового права, по мнению В.М. Шумилова, являются «международные финансовые отношения, но не вся совокупность этих отношений, а только часть их. Международное финансовое право регулирует, главным образом, отношения между публичными лицами (государствами, международными организациями) по поводу:

  • • трансграничного движения финансовых ресурсов, потоков (на двустороннем и многостороннем уровнях);
  • • внутренних правовых режимов, в рамках которых осуществляется движение финансовых ресурсов между лицами на частно-правовом уровне международной финансовой систем;

• организации, принципов построения и функционирования

международного финансового правопорядка»[8].

Представляется, характеристика предмета международного финансового права прежде всего базируется на научном анализе международных финансовых правоотношений, под которыми, как правило, понимают урегулированные правом общественные отношения, возникающие на международных финансовых рынках[9].

Так, Г.В. Петрова выделяет следующие виды международных финансовых правоотношений:

  • 1) сложные, возникающие в результате создания и деятельности авторитетных международных организаций в системе ООН (МВФ, ОЭСР, МБРР, МАГИ, ФАТФ и др.);
  • 2) на базе генеральных соглашений, требующих заключения конкретных договоров о реализации их принципов и задач (например, договоры о финансовой помощи и гарантиях со стороны МВФ);
  • 3) однородные по составу участвующих субъектов (например, транснациональные соглашения и операции кредитных организаций на финансовых рынках);
  • 4) на основе бессрочных и временных финансовых договоров, опосредующих длящиеся и одновременные правоотношения (например, международные соглашения о предотвращении двойного налогообложения заключаются на неопределенный срок, единовременными являются договоры о порядке выплат для погашения внешних долгов);
  • 5) гарантийные, направленные на обеспечение гарантий исполнения какого-либо другого финансового правоотношения;
  • 6) вытекающие из «договоров-законов» и «договоров-сделок»; и те, и другие финансовые договоры являются источниками права, различие состоит в том, что договоры-сделки одновременно создают и норму права, и обязанности сторон (например, договор о расчетах аккредитивами, векселями, клиринговыми зачетами обязательств и др.), а договоры-законы рассчитаны на то, что будут регламентировать правоотношения, которые могут возникнуть в будущем;
  • 7) возникающие на основе решений, рекомендаций и принципов международных организаций (например, Базельское соглашение о стандартах банковских активов и принципы организации банковского надзора)[10].

Таким образом, предметом международного финансового права являются правоотношения по поводу трансграничного движения финансовых ресурсов, правоотношения в сфере международных расчетов; состояния платежных балансов; предоставления кредитов, установления условий погашения или реструктуризации государственных долгов; определения условий оказания финансовой помощи, правоотношения в сфере международных платежных средств (валют); международных расчетных единиц; условий обратимости (конвертируемости) валют; режимов мировых рынков валюты; трансграничное движение финансовых средств осуществляется через механизмы совершения кредитных, платежно-расчетных, валютных операций[11] [12]. Такое понимание предмета международного финансового права представляется нам достаточно точным; отметим только, что использование термина «трансгранич- ность» достаточно условно, так как для описания изучаемого явления в российской и зарубежной литературе используются и иные (синонимичные) термины: «транснациональный» (transnational), «международный» (international), «мультинациональный» {multinational) и др. Наиболее часто используется термин «трансграничный» и соответствующий ему англоязычный термин cross- border*. Именно такой подход, думается, является корректным в современных геоэкономических условиях, когда, например, международные финансовые операции (в понимании их признания всеми (большинством) стран) уступают место транснациональным операциям в рамках одного союза, блока и т.п.

Отметим еще один принципиальный момент: как будет обосновано в дальнейшем, некоторые исследователи фактически отожествляют предмет международного финансового права с международной финансовой системой. Такой подход представляется не бесспорным. В юридической литературе можно обнаружить утверждения о том, что юридическое оформление действующей международной финансовой системы произошло в связи с учреждением МБРР и МВФ на финансовой конференции в Бреттон-Вудсе (1944). Учредительная сессия МБРР и МВФ состоялась в марте

1946 г.[13] В дальнейшем изменения в структуре, организации и методах международного регулирования финансовых отношений (1960—1970) вызвали к жизни Ямайское соглашение (1976). Соглашение закрепило отказ от ряда положений, принятых в Бреттон- Вудсе, и предусмотрело полную демонетизацию золота в международных расчетах, юридическое введение режима плавающих курсов валют, отмену фиксированных паритетов валют и окончательный переход к использованию в качестве мировых денег национальных валют и международных безналичных расчетных единиц — SDR, выпускаемых МВФ. Еще до принятия Ямайского соглашения в рамках Устава МВФ была одобрена поправка (1968), которая установила создание SDR (Статьи Соглашения МВФ (22.07.1944)). С отменой паритетной системы каждое государство получило право выбирать собственный метод определения меновой стоимости национальных денег. Устав МВФ гарантирует многовалютные финансовые отношения и легализует их. Единственным требованием для государств является запрет на использование золота в качестве меры стоимости национальной валюты, а также обязанность информировать другие государства-члены, каким именно образом оно определяет стоимость денег[14] [15].

В настоящее время международная финансовая система «как явление сложное охватывает различные группы взаимосвязанных общественных отношений по поводу трансграничного движения капиталов, возникающих в результате функционирования банковских систем и мирового финансового рынка, осуществления международных платежно-расчетных и валютных операций, реализации инвестиционных проектов, а также в рамках кредитных отношений и урегулирования суверенных долгов. Перечисленные группы общественных отношений частно-правового и публично-правового, внутреннего и межгосударственного характера тесно переплетены между собой, но в то же время характеризуются спецификой правового регулирования. Такая многогранность отношений, возникающих в международной финансовой системе, обусловливает воздействие на них норм как внутригосударственного права, так и международного права (частного и публичного)».

Нам представляется, что сегодня констатировать наличие и, главное, целостность такой системы равносильно утверждению об успешном создании мировой правовой системы. Только лишь

4

в идеале и, хочется надеяться, в перспективе, международное финансовое право сможет «обеспечить правопорядок в мировой финансовой системе, создать правовые механизмы организации международного обращения капиталов»[16].

Базовой функцией мировой финансовой системы должно было стать «эффективное опосредование трансфера (перемещения и распределения) финансовых ресурсов. Данное перемещение осуществляется благодаря деятельности межгосударственных и частных финансовых институтов, в рамках которых применяются самые разнообразные в зависимости от целей механизмы и инструменты регулирования международных финансовых отношений. Международная финансовая система в целом отличается тем, что институционализируемые ею международные финансовые отношения, включающие в себя широкий круг отношений (кредитных, расчетных, платежных, валютно-обменных и т.д.), являются достаточно полно и всесторонне урегулированными. Это не означает, однако, достижения полной идиллии в этом вопросе. Мировой финансовый кризис побуждает пересмотреть имеющиеся и установить новые правила регулирования поведения государств и иных факторов, как международных, так и национальных, которые вовлечены в мировую финансовую систему. Это предполагает начало крупномасштабной работы по привнесению новых моментов в международно-правовые и национально-правовые нормы и принципы, определяющие функционирование валютно-финансовых систем, поведение государств, негосударственных факторов и международных организаций в сфере мировых финансовых отношений. В частности, на повестке дня стоит обсуждение на уровне “Двадцатки” Хартии устойчивого развития, не говоря уже о внесении очередных изменений в Соглашение, учреждающее МВФ (Устав МВФ)»[17].

Как пишет Л.И. Волова, «специфика методов и средств правового регулирования финансовых отношений определяется неоднородностью отношений в этой сфере, особым составом их участников, а также тем, что в регламентации этих правоотношений тесно взаимодействуют нормы международного публичного права, международного частного права и внутригосударственного финансового права. Нормы международного финансового права регулируют правоотношения в рамках современной мировой финансовой системы, которая представляет собой форму организации финансовых отношений между государствами в сфере международных экономических отношений, сложившуюся в итоге длительной эволюции и закрепленную в межгосударственных соглашениях. Сферами правовой регламентации международных финансовых отношений являются: обслуживание внешней задолженности государств, регулирование международных и национальных валютных рынков, обеспечение функционирования организационно-правового механизма финансового сотрудничества между государствами, налаживание кредитных отношений»[18].

Однако эта система или, точнее, протосистема, которую многие авторы именуют международной финансовой системой, кардинально изменилась. В 2014 г. Россия столкнулась с введением США и ЕС санкций в отношении национальной финансовой системы[19]. В марте 2014 г. Президент США Барак Обама подписал ряд указов, вводящих санкции против ключевых секторов российской экономики. Принятые меры Вашингтон объяснил «нарушением суверенитета и территориальной целостности Украины»; российская биржа отреагировала на решение американских властей: глобальные депозитарные расписки (GDR) крупнейшего производителя газа в России ОАО «НОВАТЭК» подешевели в Лондоне после объявления расширенного санкционного списка США, котировки данного эмитента на Лондонской фондовой бирже упали со 110,50 долл, до 105 долл. (-5%)[20]. При этом капитализация компании уменьшилась на 3 млрд долл. ОЭСР 13 марта 2014 г. сообщила о приостановке процесса принятия России в свой состав. МИД России прокомментировал отношение России к временной приостановке мероприятий в рамках переговорного процесса по присоединению России к ОЭСР, выразив сожаление о подобном решении. По словам Министра финансов РФ А. Силуанова, «за два месяца 2014 г. инвестиции сократились на 5%, вырос отток капитала, рейтинговые агентства сделали прогнозы негативными. Бюджет — напряженный, а возможное падение цен на нефть грозит дисбалансом финансовой системы “со всеми вытекающими”, такими как вы4

сокая инфляция, падение курса рубля и объема золотовалютных резервов»1.

Думается, сложившаяся ситуация, которой в настоящее время пытаются придать еще более негативный характер, вряд ли позволяет констатировать наличие целостной «международной финансовой системы».

К сожалению, не наблюдается, зачастую, единства и в финансовой системе стран — членов СНГ. Так, решением экономического совета СНГ «О проекте Плана совместных действий государств — участников СНГ по решению актуальных вопросов в финансово-экономической сфере» (Москва, 13.03.2015) планируются следующие действия:

  • • выработка и обеспечение реализации мер по улучшению делового климата и привлечению инвесторов в государствах — участниках СНГ в современных условиях;
  • • проведение анализа экономической политики государств — участников СНГ, обеспечивающей макроэкономическую стабильность и устойчивый экономический рост;
  • • разработка и реализация приоритетных совместных проектов в области инфраструктуры и производственной кооперации государств — участников СНГ, в том числе в сфере транспорта, информационно-коммуникационных технологий, вложений в человеческий капитал;
  • • организация работы по подготовке и ведению реестра (перечня) продукции государств — участников СНГ в интересах развития производственной кооперации, в том числе с использованием официального интернет-портала исполкома СНГ;
  • • выработка и реализация мер поддержки развития внутреннего спроса в государствах — участниках СНГ;
  • • подготовка и реализация мер по повышению роли малого и среднего предпринимательства в целях обеспечения экономического роста в государствах — участниках СНГ (государственные программы, финансовые инструменты, налоговые каникулы, льготы и другие меры поддержки);
  • • разработка мер по расширению взаимного доступа банков и небанковских кредитно-финансовых организаций на финансовые рынки государств — участников СНГ;
  • • подготовка предложений по расширению использования национальных валют во взаимной торговле;
  • • реализация мер по повышению устойчивости банковских систем государств — участников СНГ;
  • • принятие мер для вступления в силу соглашения о сотрудничестве в области организации интегрированного валютного рынка государств — участников СНГ от 05.12.2012;
  • • активизация работы по согласованию проекта соглашения о свободной торговле услугами в целях его подготовки к подписанию в 2016 г.;
  • • завершение консультаций по проекту протокола о правилах и процедурах регулирования государственных закупок;
  • • подготовка информации о ходе реализации положений Договора о зоне свободной торговли СНГ от 18.10.2011 в современных условиях в целях выявления барьеров во взаимной торговле и подготовке предложений по их устранению;
  • • обмен информацией в соответствии с меморандумом о взаимодействии между исполнительным комитетом СНГ и ЕЭК от 17.12.2012 и о совместных действиях государств — участников СНГ по решению актуальных вопросов в финансово-экономической сфере.

Однако данный, во многом программный документ не нашел единого подхода у представителей стран-участниц. Так, согласно особому мнению Азербайджана Республика «будет принимать отдельное решение о своем участии в каждом из мероприятий плана. Мероприятия плана не будут применяться в отношении оккупированных со стороны Армении территорий Азербайджанской Республики до их полного освобождения и устранения последствий агрессии. Мероприятия плана не будут применяться Азербайджанской Республикой в отношении Республики Армения»1.

Согласно особого мнения Армении «азербайджанская сторона пытается исказить суть нагорнокарабахского конфликта, являющегося результатом применения Азербайджанской Республикой политики этнических чисток в отношении самоопределившегося народа Нагорного Карабаха и развязывания военной агрессии против Нагорно-Карабахской Республики. Никакие из положений Плана не будут применяться Республикой Армения в отношении Азербайджанской Республики»[21].

Молдавия заявила, что «будет руководствоваться целесообразностью участия в каждом мероприятии в отдельности. Республика Молдова не будет участвовать в реализации мероприятий, предусматривающих гармонизацию и унификацию национальных законодательств. Сотрудничество в валютно-финансовой сфере и по развитию финансовых рынков в рамках данного плана будет осуществляться Республикой Молдова исключительно в отношении процесса отлаживания системы анализа текущего состояния и развития данных областей государств — участников СНГ»[22].

Разумеется, можно привести и другие аргументы, которые подтверждают спорность констатации наличия «мировой финансовой системы». Изложенный материал не является, тем не менее, попыткой обосновать исключительно негативный сценарий развития отрасли международного финансового права, поскольку формируются новые блоки, союзы, действия которых имеют более сплоченный характер. Так, например, нет никаких «особых мнений» в отношении распоряжения Совета ЕЭК от 28.05.2015 № 9 «О проекте распоряжения Евразийского межправительственного совета “Об углублении сотрудничества государств — членов Евразийского экономического союза в сферах макроэкономической и валютнофинансовой политики”». Таким образом, в современных условиях мы не исключаем возможности изменения мировой финансовой «гегемонии», а также «разрушения монополии на принятие значимых финансовых решений. Россия может стать одним из таких центров принятия решений, что, в свою очередь, обеспечит создание самостоятельной и конкурентоспособной российской финансовой системы»[23].

Что касается методов правового регулирования международного финансового права, то исследователи обращают внимание на следующие обстоятельства. Международное финансовое право, как пишет В.М. Шумилов, «осуществляет целенаправленное воздействие на поведение государств и международных организаций в международной финансовой системе, на их внутренние правовые режимы. Каким образом происходит такое целенаправленное воздействие? Вопрос о методе — это почти всегда вопрос о том, как, какими средствами, каким образом? Если так посмотреть на проблематику метода международного финансового права, то обнаружится, что методов много, набор методов широк. Среди методов можно сразу выделить правовые и неправовые. Само международное финансовое право является методом воздействия на международную финансовую систему, с помощью которого обеспечивается международный финансовый правопорядок»[24]. Нормы международного финансового права, как и прочие нормы, полагает

В.М. Шумилов, «могут нести в себе запрет, обязывание или дозволение. Есть сферы, в которых государства предпочитают регулировать отношения методом запрета, например в вопросах фальшивомонетничества, отмывания денег. И наоборот, есть сферы, полностью открытые государствами для волеизъявления самих операторов, — сферы “всеобщего дозволения”, например в решении некоторых вопросов межбанковских отношений. Государства применяют сочетание этих методов в зависимости от типа экономики, характера финансовой политики»[25].

Можно говорить о методах централизованного и децентрализованного регулирования; координации и субординации целей и интересов сторон; жесткого и мягкого регулирования; регулирования посредством транснационального и наднационального права.

В международном финансовом праве используется регулирование посредством а) международных договоров (метод договорного регулирования) и б) международных обычаев (метод обычноправового регулирования)[26].

В числе методов международного финансового права выделяют также методы разграничения и передачи компетенции от государств международным организациям; подразумеваемых полномочий международных организаций; учреждения платежных, валютных, экономических союзов и прочих интеграционных объединений; унификации международно-правовых норм, конвергенции внутренних правовых режимов; вхождения норм международного права во внутреннее право; процессуально-правового регулирования и другие методы.

«Уже из этой неполной картины методов видно, — пишет В.М. Шумилов, — что в современной международной финансовой системе прослеживается тенденция переключения, например с мягкого на все более жесткое регулирование многих вопросов, с обычно-правового — на договорное, с односторонних действий — на многостороннее и универсальное регулирование. При этом государства по мере развития осуществляют в отдельных аспектах дерегулирование внутренних финансовых систем в соответствии с требованиями рыночной экономики, но в то же время реструктурируют государственные функции в финансовой сфере, а кое-где усиливают влияние государства или государств»[27].

Сегодня данное утверждение представляется обоснованным с учетом того обстоятельства, что для «регионального» международного финансового права, под которым мы понимаем прежде всего соответствующее право таких объединений, как ЕС, ЕАЭС, БРИКС и др., такие методы действительно характерны. Для «глобального» международного финансового права, напротив, все более актуальна методика «мягкого» права.

Не менее важен, полагаем, вопрос о современных принципах международного финансового права. «Неоднократно руководители слабых в экономическом плане государств отмечали, — пишет Л.И. Волова, — что принцип справедливости не действует в международной финансовой системе. Для исправления этой ситуации необходимо усовершенствовать механизм международно-правового регулирования трансграничных финансовых отношений, усилить эффективность использования специальных (подотраслевых) принципов межгосударственного сотрудничества в финансовой сфере при осуществлении внешнеэкономических отношений между государствами, добиться повышения результативности применения норм международного финансового права на практике»[28].

На наш взгляд, правы те исследователи, которые в качестве «собственного принципа международного финансового права выделяют, например, принцип «предупреждения финансовых кризисов»[29]’. Считаем, что к числу таких принципов в современных условиях можно отнести принцип предотвращения «санкционного давления» и в целом превенции «глобальной монополизации» международного «финансового пространства».

Таким образом, мы разделяем мнение о том, что предмет международного финансового права составляют правоотношения по поводу трансграничного движения финансовых ресурсов, правоотношения в сфере международных расчетов; состояния платежных балансов; предоставления кредитов, установления условий погашения или реструктуризации государственных долгов; определения условий оказания финансовой помощи, правоотношения в сфере международных платежных средств (валют); международных расчетных единиц; условий обратимости (конвертируемости) валют; режимов мировых рынков валюты и т.п.

Актуальной задачей изучения международного финансового права является исследование составляющих его предмета — правоотношений в сфере аккумулирования, перемещения финансовых ресурсов в международных союзах (ЕАЭС, БРИКС, ШОС и др.), которые обеспечивают геоэкономические интересы Российской Федерации.

Методы международного финансового права (запрет, обязывание или дозволение) в настоящее время могут быть классифицированы по такому основанию, как источник соответствующего правового регулирования: а) регулирование посредством международных договоров (метод «классического» договорного регулирования); б) регулирование посредством «адаптации» норм международного финансового права с учетом национальных интересов на основе применения норм Конституции РФ, актов и выраженных в них правовых позиций Конституционного Суда РФ (метод правового регулирования, обеспечивающий национальные интересы в условиях «санкционного давления» на Российскую Федерацию).

В числе актуальных принципов международного финансового права можно выделить принципы справедливости, гуманизма, уважения прав и суверенитета государств-партнеров, а также принципы предупреждения финансовых кризисов, предотвращения «санкционного давления» и превенции «глобальной монополизации» международного финансового пространства.

  • [1] Лукашук И.И. Международное право: Особенная часть. С. 19.
  • [2] Шумилов В.М. Международное финансовое право: учебник. С. 48, 49.
  • [3] Петрова Г.В. Международное финансовое право. С. 5, 35.
  • [4] Богатырев А.Г., Шулятьев И.А. Урегулирование международных торговыхспоров в рамках Всемирной торговой организации // Современный юрист.2014. № 2. С. 56-75.
  • [5] Волова Л.И. Роль международного финансового права в регулированиимеждународных финансовых отношений // Финансовое право. 2010. № 4.С. 2-5.
  • [6] Кудряшов В.В. Зарубежная доктрина международного финансового права:проблема идентификации. С. 2-7.
  • [7] Петрова Г.В. Международное финансовое право. С. 17.
  • [8] Шумилов В.М. Международное финансовое право: учебник. С. 49—50.
  • [9] Вишневский П.Н. Правоотношения на международном финансовом рынке // Международное право и международные организации. 2014. № 3.С. 397-420.
  • [10] Петрова Г.В. Международное финансовое право. С. 68.
  • [11] См.: Волова Л.И. Роль международного финансового права в регулированиимеждународных финансовых отношений.
  • [12] Подробнее об этом см.: Собина Л.Ю. Признание иностранных банкротствв международном частном праве. М.: Статут, 2012. С. 14.
  • [13] Международное право: учебник / Б.М. Ашавский [и др.]. С. 290.
  • [14] См.: Международное право: учебник / Б.М. Ашавский [и др.].
  • [15] См.: Шаповалов М.А. Некоторые зарубежные подходы к исследованию международного финансового права. С. 89.
  • [16] См.: Шаповалов М.А. Некоторые зарубежные подходы к исследованию международного финансового права.
  • [17] Шугуров М.В. Мировая финансовая система и инновационное развитие: международно-правовые аспекты // Финансовое право. 2012. № 7. С. 11-18.
  • [18] Волова Л.И. Роль международного финансового права в регулированиимеждународных финансовых отношений. С. 56.
  • [19] Подробнее об этом см.: Греков М.Н. Правовое регулирование фондовогорынка России в условиях экономических санкций // Банковское право.2014. № 6. С. 47-54.
  • [20] Греков М.Н. Правовое регулирование фондового рынка России в условияхэкономических санкций; URL: http://russian-invest.ru/index.php
  • [21] Там же.
  • [22] URL: http://stocks.investfunds.ru/news
  • [23] Крохина Ю.Л. Влияние международного права на развитие финансовогоправа Российской Федерации. С. 10.
  • [24] Шумилов В.М. Международное финансовое право: понятие, предмет, система // Российский внешнеэкономический вестник. 2005. № 6. С. 67—69.
  • [25] Шумилов В.М. Международное финансовое право: учебник. С. 54.
  • [26] Там же. С. 55.
  • [27] Шумилов В.М. Международное финансовое право: учебник. С. 55-56.
  • [28] Волова Л.И. Роль международного финансового права в регулированиимеждународных финансовых отношений. С. 59.
  • [29] Сафина О.А. Международно-правовое регулирование кредитно-денежныхи расчетных отношений на универсальном уровне: дис.... канд. юрид. наук.Ростов н/Д, 2004. С. 8-9.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>