Полная версия

Главная arrow Философия arrow Интеллектуальная собственность: эскизы общей теории

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Передача интеллектуальной собственности «по закону» («по нормам права»).

Передача интеллектуальной собственности «по закону» — это самый сложный из всех существующих типов передачи. Здесь для регулирования обращения интеллектуальной собственности разрабатываются особые нормы — нормы права; эти нормы впоследствии сводятся в кодексы, посредством которых и регулируется оборот отдельных типов интеллектуальной собственности.

Вероятно, будет ошибочным предположение, что первым типом интеллектуальной собственности, получившим защиту, была объективированная новооткрытая интеллектуальная собственность. С самого начала законотворчества в античных и древневосточных государствах в гораздо большей степени правовому регулированию подвергалась объективированная общеизвестная интеллектуальная собственность. Уже в самые ранние эпохи государство стремилось регулировать оборот этого типа собственности посредством норм гражданского и трудового права. В тоталитарных государствах даже производилась попытка воздействовать на два оставшихся субъектных типа интеллектуальной собственности в тех случаях, когда правовым санкциям подлежал образ мысли тех или иных людей[1].

Скорее всего, выход на первый план объективированной новооткрытой интеллектуальной собственности и разработка в связи с этим особых отраслей права — авторского и патентного — плод развития законодательных систем, начиная с эпохи Нового времени, т.е. примерно с XVI—XVII вв. Вследствие этого возникла очень прочная юридическая иллюзия, что все регулирование оборота интеллектуального продукта заключается в сфере исключительно объективированной новооткрытой интеллектуальной собственности, а сам термин «интеллектуальная собственность» должен обозначать интеллектуальный капитал человечества, относящийся только к авторскому и патентному праву.

Чем отличается правовое регулирование обращения интеллектуальной собственности от морального и традиционного? Естественно, в первую очередь тем, что для обращения такой собственности существуют писаные нормы со своей системой весьма жестких санкций, которые, в свой черед, подкрепляются силой государственной машины. Как и моральное регулирование, правовое регулирование предполагает выбор субъекта и его желание либо следовать существующим нормам права, либо не следовать им. Субъекты с высоким уровнем правосознания и правовой культуры следуют этим нормам осознанно, поскольку в их мышлении утвержден принцип приоритета права над другими способами регулирования (традицией и моралью), а индивиды с низким уровнем правосознания и правовой культуры периодически или постоянно нарушают правовые нормы в сфере обращения интеллектуальной собственности. В таком случае они сталкиваются с государством, защищающим эти нормы.

Мы уже затрагивали вопрос о том, какой из типов передачи интеллектуальной собственности преобладает в современном обществе в эпоху становления постиндустриальной цивилизации. Здесь можно сформулировать следующий тезис.

«Когда один субъект передает интеллектуальную собственность другому, он действует согласно либо нормам традиции, либо нормам морали, либо нормам права. С нашей точки зрения, именно традиционное и моральное регулирование оборота интеллектуальной собственности являются преобладающими и занимают собой подавляющее большинство операций с интеллектуальной собственностью. Те, кто видят обращение интеллектуальной собственности лишь в ее правовой форме (копирайт, патентное право, трудовое право и т.п.), подобны тем плохим морякам, что, наблюдая айсберг, видят лишь его вершину, надводную часть, и не замечают той огромной части снежной горы, что находится под водой».

Почему дело обстоит именно так?

Ответ вытекает из уже изложенных ниже трех пунктов.

  • 1. Юридическое регулирование оборота интеллектуальной собственности относится лишь к объективированной общеизвестной и новооткрытой интеллектуальной собственности и почти полностью игнорирует существование двух видов субъектной интеллектуальной собственности.
  • 2. Юридическое регулирование затрагивает лишь часть оборота объективированной общеизвестной и новооткрытой интеллектуальной собственности, прежде всего передачу ее в сфере искусства и производства, и весьма мало затрагивает оборот этих типов собственности, например в науке и образовании.
  • 3. Юридическое регулирование интеллектуальной собственности практически не действует в повседневной жизни людей — в семье, в быту, в системе начального и среднего образования, в системе досуга и в других сферах повседневной коммуникации. Здесь в подавляющем большинстве случаев, связанных с перемещением от субъекта к субъекту интеллектуальной собственности, работает либо традиционный, либо моральный способы регуляции.

Таким образом, несмотря на то что согласно процессу «прогрессии» правовое регулирование обращения интеллектуальной собственности является самым «высшим» и «развитым» типом ее регулирования, в процентном отношении оно занимает лишь незначительное место; подавляющее большинство актов перемещения и передачи интеллектуальной собственности в современном индустриальном и постиндустриальном обществе производится под воздействием институтов традиции и морали.

  • [1] Последняя попытка внедрить систему наказаний за образ мысли, т.е. фактически за наличие у субъекта какой-либо запрещенной интеллектуальнойсобственности, была предпринята в тоталитарных империях XX в. — нацистской Германии и сталинской России, а также в государствах типа полпотов-ской Кампучии, пиночетовского Чили и т.п.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>