Полная версия

Главная arrow Философия arrow Интеллектуальная собственность: эскизы общей теории

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ПРИСВОЕНИЕ, ОБМЕН, НАКОПЛЕНИЕ И ЗАЩИТА ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ

Даже непосвященному человеку очевидно, что обмен и присвоение интеллектуальной собственности должны кардинально отличаться от процесса функционирования в обществе вещественной собственности1, а в чем-то даже, возможно, быть ему противоположным.

«Знание нельзя передать как передают вещь. Знание может быть усвоено только как результат собственной познавательной активности субъекта, которому это знание передается»2.

Если, например, индивид по фамилии Иванов передает (например, дарит) индивиду Петрову ручку, то ручка, будучи переданной Петрову, не может одновременно остаться у Иванова. Если она вдруг осталась у Иванова, она или Петрову не передана, или передана, но тогда, следовательно, мы ошибаемся в нашем суждении. «Tertium non datur» — «Третьего не дано».

А что будет, если индивид Иванов передал индивиду Петрову свою, им генерированную идею? Как результат Петров получил эту идею, но одновременно эта идея остается у Иванова — ее творца. Следовательно, на дизъюнктивный вопрос: «Передана идея или оставлена?» —мы получаем конъюнктивный ответ: «Идея и передана, и оставлена».

Присвоение и обмен интеллектуальной собственности кардинально отличается от присвоения и обмена вещественной собственности, и это различие мы хотели бы провести по пяти пунктам (табл. 1).

Таблица 1

Сравнительный анализ интеллектуального обмена (обмена знанием) и вещественного обмена (обмена материальными предметами)

Основные

характеристики / тип обмена

Интеллектуальный обмен

Вещественный обмен

Тип присвоения

Узнавание, постижение

Овладение

Тип передачи

Передача с оставлением

Передача без оставления

Форма оболочки эйдоса

Временная

Пространственно-временная

Подмена временной оболочки

Возможна

Почти невозможна

Реверсия

Невозможна

Возможна

  • 1 Здесь и далее в основном речь идет о предметной вещественной собственности.
  • 2 Гинецинский В.И. Знание как категория педагогики. Л., 1989. С. 12.

Поясним эту таблицу.

  • 1. Для того чтобы присвоить вещественный объект, мы должны им овладеть, захватить его в поле собственного социального притяжения1. Для овладения знанием, информацией, как правило, необходимо или узнать это знание (эту информацию), или открыть (постичь) его (ее). Узнавание и постижение (открытие) есть два основных типа овладения, но второй тип имеет более существенное значение, чем первый, и именно человека, открывающего новое знание, следует считать его истинным владельцем. Лицо, узнающее знание от другого лица или артефакта (книги и т.п.), более подходит под определение «пользователя», чем «владельца».
  • 2. В природе возможны как минимум три типа передачи. В первом случае объект передается полностью и в целом, ничего после себя передавшему его субъекту не оставляя. Это «передача без оставления», она действует применительно к (предметной) вещественной собственности. Второй случай — «передача с оставлением (следа, отпечатка)»: объект, переходя от одного субъекта к другому, оставляет после себя след или отпечаток[1] [2]. И наконец, третий случай: «передача с оставлением» — объект передается кому-либо другому и одновременно оставляет после себя отпечаток, тождественный себе самому. Переданный объект и оставленный им «след» полностью совпадают друг с другом: это и есть «передача с оставлением» — именно по такому типу и происходит обмен интеллектуальной собственностью.
  • 3. Здесь сначала необходимо пояснить понятие «эйдос». Под «эйдо- сом» мы понимаем идею в чистой ее сущности, вне пространственно- временной оболочки, в которой эта идея существует. Но, вообще говоря, пространственная оболочка для идеи — фикция', идея не вещь, она не материальна, потому идея (или, если быть совсем точным, эйдос идеи) имеет только временную оболочку, или, говоря по-другому, временную координату, которую можно в большинстве случае зафиксировать. В вышерассмотренном примере у индивида Иванова координата идеи Т1, у индивида Петрова — Т2, причем момент времени Т1 наступил раньше, чем момент времени Т2.
  • (В противовес этому вещь имеет как пространственную, так и временную оболочку и при передаче сохраняет пространственную оболочку, но меняет временную координату.)
  • 4. При интеллектуальном обмене объективная временная координата идеи (эйдоса) может быть подменена ее субъективной, фиктивной, вымышленной координатой. Это и понятно: ведь на самой идее (самом эйдосе) нет никакой временной метки', она (эта метка) присваивается как бы извне, посторонним наблюдателем; при отсутствии такового или, если этот наблюдатель — заинтересованное лицо, идея может быть сопровождена фиктивной временной координатой или меткой. В случае же вещи это сделать значительно сложнее, так как мы видим пространственную оболочку, фиксируем степень ее изношенности и можем с достаточной степенью достоверности установить объективную временную координату.
  • 5. «Реверсия» в юриспруденции — это возврат имущества первоначальному владельцу. Если, например, (материальная) вещь незаконным образом передана кому-либо, то первоначальный владелец имеет право на реверсию, т.е. возврат этой вещи. И этот возврат возможен: вещьизы- мается у ее незаконного владельца и возвращается первоначальному собственнику. Однако при незаконной передаче интеллектуальной собственности реверсия неосуществима — ведь там действует «передача с оставлением» — и переданную идею нельзя изъять полностью и окончательно — она всегда оставит отпечаток в виде себя самой. Или, говоря иначе: после того как идея узнана ее незаконным владельцем, ее можно изъять только вместе с самим незаконным владельцем. Увы, но другого способа здесь просто не существует!

Теперь попробуем перенести вышеперечисленные принципы непосредственно на интеллектуальную собственность.

Наиболее распространенным способом присвоения интеллектуальной собственности в отношении общеизвестного знания выступает его узнавание: акт узнавания автоматически влечет за собой овладение данным знанием, включение его в разряд своей интеллектуальной собственности. Естественно, сам процесс узнавания (познавания) может быть градуирован — ведь степени познания могут быть различными, но в подавляющем большинстве случаев ситуацию можно упростить и считать, что акт узнавания одномоментен и влечет за собой полное овладение данным знанием, данной интеллектуальной собственностью. В отношении же новооткрытого знания, новооткрытой интеллектуальной собственности ситуация меняется: здесь основной формой присвоения выступает само открытие нового знания. Открыть (постичь) что- то новое — значит присвоить его себе, или завладеть им. Творец знания на первом этапе его существования обладает на него монополией; но если в субъектной фазе своего существования эта интеллектуальная новооткрытая собственность им монополизирована абсолютно, то, как только он ее каким-то образом объективировал (например, написал или набрал на компьютере), вполне возможным становится вариант выхода этой собственности из-под его абсолютного контроля и появление других пользователей-сособственников данного знания помимо самого создателя. В субъектной своей форме новооткрытая интеллектуальная собственность недоступна никому, кроме творца, предпосылки же для доступности создает ее объективация — причем необязательно письменная, печатная или электронная, а даже звуковая'.

Весьма существенной проблемой в проблеме обмена интеллектуальной собственностью, как известно, является проблема приоритета в производстве знания. Приоритет в интеллектуальной сфере устанавливается посредством фиксации временной координаты идеи, существующей как субъектная новооткрытая интеллектуальная собственность, или, если быть совсем точным, временной оболочки эйдоса[3] [4]. Если по каким- либо причинам этого не произошло (что бывает весьма часто), проблема приоритета решается уже на уровне объективации идеи — устной, письменной, печатной, аудиовизуальной или электронной, т.е. идеи, трансформированной уже в объективированную новооткрытую интеллектуальную собственность. Первый способ объективации — устный — мы условно назовем «выступлением»: индивид публично выступает и объявляет о том, что он нечто открыл, и тем самым он заявляет свою личную интеллектуальную собственность. Второй способ объективации — письменный — например, когда тот или иной индивид рассылает (обычной или электронной почтой) другим индивидумам письма о своем открытии и тем самым закрепляет между ними свой приоритет — право на владение конкретной новооткрытой интеллектуальной собственностью. Третий способ — печатную объективацию — принято называть «публикацией»: это наиболее распространенный способ объективации, и нередко, именно исходя из времени публикации, и решается спор о приоритете. Четвертый способ — аудиовизуальная объективация — посредством рисунков, аудио- и видеоматериалов, но она в науке играет в основном вспомогательную роль. Однако в некоторых случаях, например, аудиозапись на диктофон может использоваться как средство доказательства звуковой объективации. И наконец, пятый способ — электронная объективация, здесь об открытии заявляется в общедоступной электронной сети, например в Интернете.

В случае если объективация знания проведена аморфно, размыто, тогда возникает вероятность подмены реальной (истинной) временной метки эйдоса на фиктивную, вымышленную. Кроме того, как уже неоднократно отмечалось, пользователь знания (например, индивид Петров, которому индивид Иванов раскрыл свою идею) может объявить себя владельцем знания и при этом еще «приклеить» к данному знанию фиктивную временную метку. Способ разоблачения мошенничества здесь один: используя любые артефакты и свидетельства, показать, что знание у индивида Иванова появилось раньше, чем у индивида Петрова, только тогда Иванов будет признан истинным собственником этого знания. Можно сказать проще: приоритет в присвоении интеллектуальной собственности — это всегда время; и чем точнее и определеннее это время устанавливается, тем лучше как для каждого конкретного индивида, так и для всего института интеллектуальной собственности.

Еще одна жгучая проблема в присвоении и обмене интеллектуальной собственности — это проблема, выражающаяся в отсутствии реверсии относительно любых типов интеллектуальной собственности. Если, например, совершенно мошенничество и индивид Петров обманным образом присвоил открытое индивидом Ивановым знание и этот факт установлен юридически, то никаким образом нельзя заставить индивида Петрова вернуть индивиду Иванову его знание или его новооткрытую интеллектуальную собственность. Вследствие ключевого принципа интеллектуального обмена — «передачи с оставлением» — индивид Петров, возвращая знание индивиду Иванову, всегда, тем не менее, оставляет его себе. Знание — это не вещь, которую всегда можно вернуть тому владельцу, у которого она была отнята. Интеллектуальная собственность одновременное!) и возвращается, и не возвращается; и единственный способ, который пока придуман в отношении этого законодателем, — это способ финансовой компенсации законному владельцу интеллектуальной собственности со стороны незаконного1 — компенсации, часто весьма произвольно установленной и сильно заниженной.

Итак, основным способом присвоения интеллектуальной собственности является способ постижения (открытия) нового знания: первооткрыватель, по сути, и есть индивидуальный владелец нового знания. Но существует и второстепенный способ присвоения знания: это — егоуз- навание от настоящего владельца; при этом индивид, узнающий это знание, приобретает его только в пользование. Но, поскольку «владение» и «пользование» в присвоении знания практически неотличимы друг от друга, пользователь нового знания может транслировать его еще кому- нибудь как «настоящий владелец», хотя фактически таковым он не является. Истинные владельцы и потому истинные собственники знания — это только сами творцы его. Все остальные — лишь пользователи по отношению к ним.

Индивид может передать пользование своей интеллектуальной собственностью либо государству, либо частному лицу. Эта «передача» может быть коммерческой (продажа) или безвозмездной (дарение). В первом случае государство или частное лицо должно получить от индивида его интеллектуальную собственность по соглашению, фиксирующему

1 Публичные извинения законному собственнику знания со стороны незаконного вряд ли можно считать весомой формой компенсации. Тем не менее в некоторых, строго индивидуальных, случаях они могут быть приемлемы: см. : Будякова Т.П. Извинение как форма компенсации морального вреда в истории российского государства и права // Государство и право. 2004. № 1.

цену этой интеллектуальной собственности. В общих чертах последняя образуется пересечением кривых спроса и предложения на данную интеллектуальную собственность, хотя не исключено, что в основании этой цены лежат и другие, более фундаментальные закономерности, которые еще предстоит обстоятельно исследовать.

Накопление интеллектуальной собственности можно рассматривать в трех тесно взаимосвязанных между собой аспектах:

  • 1) накопление «общей» (общеизвестной) интеллектуальной собственности;
  • 2) накопление «специфической общеизвестной» интеллектуальной собственности;
  • 3) накопление «специфической новооткрытой» интеллектуальной собственности1.

«Общую» интеллектуальную собственность мы трактовали в первом параграфе как «общее» образование и «общую» квалификацию индивида, безразличные к выполнению его профессиональной функции. В подавляющем большинстве случаев сюда входит только общеизвестное знание. Вот почему накопление «общей» интеллектуальной собственности — это то же самое, что и накопление общеизвестной интеллектуальной собственности.

Под «специфической» интеллектуальной собственностью индивида ранее мы понимали тот исключительный профессиональный опыт и интеллектуальную квалификацию, которые позволяют индивиду добиться профессионального успеха и достичь инновационных результатов в области своей интеллектуальной деятельности. Это, как мы уже отмечали, самая важная часть профессиональной собственности исследователей в таких сферах, как наука, художественное творчество и техническое изобретательство.

«Специфическая» интеллектуальная собственность включает в себя как общеизвестную, так и новооткрытую собственность. Накопление специфической общеизвестной интеллектуальной собственности — это накопление идей, известных для данной области знания, пусть даже ставших таковыми совсем недавно[5] [6]. Накопление подобных идей образует как бы «стартовую площадку» для инновационного мышления индивида, «горючее», посредством которого запускается его собственная мысль. В определенный момент мышление индивида начинает продуцировать абсолютно новые идеи, образующие в совокупности его специфическую новооткрытую интеллектуальную собственность.

Среди вышеперечисленных трех видов интеллектуальной собственности ключевое значение имеет конечно же последняя — специфическая новооткрытая интеллектуальная собственность. Ее роль, а также процесс институционализации мы далее рассмотрим на примере науки и научной интеллектуальной собственности (интеллектуальной собственности ученого).

  • [1] Мы обсуждаем здесь как проблему присвоения, так и проблему обмена исключительно в социально-философском плане, а не в юридическом. Поэтому вданном случае имеется в виду скорее физический захват, чем юридический.
  • [2] Например, если дантист удалил мне зуб, то таковым «следом» или «отпечатком» будут: пустая лунка, кровотечение, боль. Также следует заметить, что,строго говоря, первого типа передача вообще в чистом виде не существует:любая передача, как взаимодействие, оставляет после себя след.
  • [3] Например, если за владельцем интеллектуальной собственности по каким-либо причинам следят и в его кабинете установлены подслушивающие устройства, то, если он даже высказал новую идею в разговоре с самим собой,с этого момента она уже объективирована и перестала быть его личной интеллектуальной собственностью.
  • [4] Формула Эйдос + Его временная оболочка = Идея. Любая идея незримовключает в себя эту временную оболочку — временную метку на собственномэйдосе. Другое дело, фиксируется эта метка или нет, оговаривается ли онапри передаче идеи или нет, учитывается ли она при обмене идеями или неучитывается.
  • [5] Мы здесь не используем в определении типов интеллектуальной собственности понятия «субъектная» и «объективированная»: это противопоставлениев данном случае не имеет существенного значения.
  • [6] Мы уже подчеркивали тот факт, что по мере своего распространения любаяновооткрытая интеллектуальная собственность постепенно переходит в разряд общеизвестной интеллектуальной собственности. Однако тем самымрасширяется лишь круг ее пользователей, а владелец остается по-прежнемуодин — тот интеллектуал-творец (группа творцов), который открыл (открыли) идею, являющуюся данной интеллектуальной собственностью.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>