Полная версия

Главная arrow Философия arrow Интеллектуальная собственность: эскизы общей теории

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ: ДВА ПОНИМАНИЯ

Существует два основных понимания интеллектуальной собственности, две ее интерпретации.

Первая из этих интерпретаций присутствует в социальных науках уже долгие годы и даже столетия, и впервые она появилась в юриспруденции и поныне широко используется в ней, обозначая в самом широком аспекте объекты авторского и патентного права. Формирование подобной концепции интеллектуальной собственности — результат длительного исторического развития правовой мысли и законодательства — развития, длившегося, по мнению некоторых исследователей, пять с лишним тысяч лет. Именно к 3200 г. до н.э. относятся первые индивидуальные эмблемы гончаров, найденные в древнеегипетских гробницах, — факт, свидетельствующий о возможности наличия в тот период торговой марки и потенциальных средств ее защиты1. Примерно в 100 г. до н.э. торговые марки использовались в древнем Риме при производстве тканей, ламп, посуды, сыра и медикаментов. К XIII—XIV вв. относится получение первых патентов — монопольных свидетельств на право использования новых изобретений и технологий (Венеция, Генуя, Германия, Англия), а Венеция в 1474 г. даже принимает патентный кодекс. В XVI в. с появлением книгопечатания и связанной с этим возможности легкого и быстрого копирования авторами книг и издателями ставится вопрос о принятии особого монопольного кодекса, позволяющего защищать права патентообладателя, автора произведения и издателя. В 1623 г. Англия — одна из самых передовых стран того времени — принимает первый патентный кодекс — «Закон о монополиях», а еще позже, в 1709 г., в той же Англии впервые вводится законодательная защита авторских прав. В последующие века система авторского и патентного права утвердилась и на континенте — во Франции, Германии и других государствах. В 1883 г. подписывается первая международная конвенция, регулирующая единый порядок разработки торговых марок, — Парижская конвенция; спустя три года принимается Бернская конвенция о защите авторских прав на произведения литературы и искусства, а во второй половине XX в. эти конвенции были подкреплены еще целым рядом международных договоров и соглашений.

Каковы же основные теоретические посылки юридического подхода к интеллектуальной собственности?

Под «интеллектуальной собственностью» юристы понимают особые виды идей (или особые типы знания и информации), которые являются «новыми» или «оригинальными» по своему содержанию, «совместимы»

1

Здесь и далее — данные взяты из статьи: Тищенко Д.А. Развитие интеллектуальной собственности: философские и исторические аспекты // Науковедение. 2002. № 4.

с определенным материальным носителем, могут быть как свободно размножены, так и свободно «отчуждены» от творца, т.е. автора или изобретателя1. Основными сферами, на которые может быть распространено действие авторского и патентного прав, признаются две сферы — сфера искусства и сфера производства. Интеллектуальный собственник здесь — это не только строго «художник» или «изобретатель», но и «артист», «режиссер», «создатель новых компьютерных программ, интегральных схем или даже оригинальных моделей в биотехнологии», «обладатель "ноу-хау"» и т.п. Везде, где законом обеспечивается защита новых идей, произведений или новых технологий, можно говорить, что там действует право интеллектуальной собственности — юридическая система ее признания и толкования.

При этом право интеллектуальной собственности почему-то обходит своим вниманием такую масштабнейшую сферу человеческого творчества, как наука:

«Научные открытия не относятся ни к одному из двух видов интеллектуальной собственности. Существует точка зрения [выд. мною — А.О.], что научные открытия не должны упоминаться среди видов интеллектуальной собственности, поскольку ни одно национальное законодательство и ни один международный договор не дают какого-либо права на собственность применительно к научным открытиям»[1] [2]. Право на интеллектуальную собственность в науке отвергает и законодательство России[3].

Главным аргументом по этому вопросу, очевидно, является то, что научные открытия являются абсолютно бесполезными с практической точки зрения. Какую выгоду может извлечь предприниматель из законов Ньютона или банкир — из законов Менделя? А поскольку экономический спрос отсутствует, то за пределами самого научного сообщества ни одно научное открытие не вызовет интереса и не будет распространяться. Следовательно, тут будет вполне достаточно моральной регуляции, юридическая же окажется совершенно излишней.

Кроме того, дискуссионен порой сам вопрос, можно ли считать данное достижение в науке «научным открытием». Временами сами ученые в течение многих лет не могут найти ответ на этот вопрос; на чье же мнение придется опереться в таком случае юристам? Вот почему научная интеллектуальная собственность заведомо исключается из сферы правового регулирования и право научной собственности не признается современным законодательством1.

Итак, из трех основных сфер человеческого творчества — науки, искусства и производства — только на две (искусство и производство) распространятся право защиты нового знания (новых идей). Причем делается весьма существенная оговорка, что знание (идея), которое закон обязуется защищать, предварительно должно быть воплощено на определенном материальном носителе — бумаге, дискете и т.п. Если идея, например, высказана устно, в частном разговоре, то она не может быть представлена на правовую защиту. Все это дало основание некоторым юристам утверждать, что закон охраняет, собственно, даже не идею, а лишь «форму ее выражения»[4] [5].

Итак, интеллектуальная собственность в юриспруденции — это исключительно новое знание в весьма ограниченной сфере творчества и при этом еще тесно связанное с материальным носителем, без которого это новое знание вообще не может быть поставлено под защиту.

В итоге право интеллектуальной собственности определяется в юридической науке следующим образом:

«Результат интеллектуальной деятельности как объект отношений, регулируемых правом интеллектуальной собственности, обладает следующими свойствами:

  • 1) имеет нематериальную природу;
  • 2) выражен в объективной форме;
  • 3) передаваем посредством воспроизведения;
  • 4) обладает достаточной для правовой формы определенностью;
  • 5) относится к такой разновидности результатов интеллектуальной деятельности, коммерческая ценность которых не исключается»[6].

Таково последнее и окончательное слово юридического подхода в теории интеллектуальной собственности.

Признавая бесспорное право юристов разрабатывать подобный взгляд на интеллектуальную собственность, мы, тем не менее, хотели бы предложить свой подход к этому феномену, логично вытекающий из фундаментальной парадигмы (см. ниже). В противовес «юридическому пониманию» интеллектуальной собственности мы обозначим наше понимание как «социально-философское» или как просто «философское».

Оно принципиально, радикально и фундаментально меняет взгляд на феномен интеллектуальной собственности и на его функционирование в обществе и значение для общества. Интеллектуальная собственность в этом случае рассматривается как собственность на всякое знание, любые идеи и информацию; и наоборот, всякое знание, информация и идея могут быть рассмотрены как объект интеллектуальной собственности.

Пусть это покажется чересчур смелым, но и современный правовой подход к пониманию феномена интеллектуальной собственности должен быть, на наш взгляд, радикально пересмотрен самими юристами. Уже давно пора перестать интерпретировать подобный тип собственности как литературную метафору, якобы не имеющую никакого отношения к праву собственности, регулирующему, как известно, исключительно оборот материальных, осязаемых вещей. Вероятно, и гражданское законодательство должно претерпеть некоторые изменения в направлении уравнивания двух весьма существенных социально-экономических прав человека: его права свободно владеть и распоряжаться материальной вещью и его права так же свободно поступать и со своим собственным знанием. Пока что можно с большой уверенностью предположить, что второе из них соблюдается не в должной экономической мере и не в должном правовом объеме.

  • [1] «Несколько упрощая, можно сказать, что к интеллектуальной собственностиотносится информация, которая может быть представлена на материальномносителе и распространена в неограниченном количестве копий по всемумиру. Собственностью являются не эти копии, а отражаемая в них информация» // Интеллектуальная собственность: Основные материалы. Новосибирск, 1993. С. 2.
  • [2] Там же. С. 3.
  • [3] Естественно, что ученые как авторы произведений или авторы патентов сохраняют за собой право на защиту своей интеллектуальной собственности васпекте соответствующих разделов законодательства.
  • [4] Ситуация, правда, начинает постепенно изменяться в пользу ученых. Например, в 1998 г. Верховный суд США впервые за всю американскую историюобязал уплатить одну компьютерную компанию другой за использование впрограммировании ... абстрактной математической формулы! Это — вопреки тому, что ранее он же оговаривал, что предметом юридического разбирательства никогда не могут быть абстрактные формулы или открытия природных явлений. Тем самым создан прецедент по защите научной собственности — пусть даже в рамках патентного законодательства. См.: Стуруа М.Альберт Эйнштейн мог бы стать первым триллионером // Известия, 19.8.98.
  • [5] См., напр.: Дюма Р. Литературная и художественная собственность, М., 1989.С. 27.
  • [6] Бабкин С.А. Интеллектуальная собственность в сети «Интернет», М., 2005.С. 22.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>