Полная версия

Главная arrow Финансы arrow История финансовой мысли и политики налогов

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Косвенные налоги (налоги на потребление)

Косвенные налоги (налоги на потребление) в исторической практике нашли выражение в следующих формах: таможенные пошлины, акцизы, монополии (соляная, табачная, питейная) и т.д. Косвенное налогообложение имеет многовековую историю. Налоги с хлеба, мяса известны с XIII в. Подати на соль, вино во Франции были введены в 1345 г.

В Англии акциз на соль вводился и отменялся, но с первой половины XVIII в. взимался постоянно, вплоть до 1825 г. Этим годом датировалось начало развития химической промышленности Англии. В Московском государстве взимался налог на хлеб, мясо, соль, а в XVII в. был добавлен налог на водку.

Значительного развития косвенное обложение достигло в XVII-XVIII вв. Дж. Стюарт в «Исследовании о началах политэкономии», опубликованном за 10 лет до появления книги А. Смита, так объяснил налоговый процесс: «В неограниченной монархии государи относятся как бы с некоторого рода завистью к росту богатств и поэтому взимают налоги с тех, кто богатеет, - облагают производство. При конституционном же правлении налоги падают на тех, кто беднеет, - облагается потребление»1.

Облагалось налогом все - товары, привозимые из-за границы, и товары, производимые внутри страны, предметы роскоши и предметы первой необходимости. Если бы составить список облагаемых тогда товаров, то он включал бы несколько сот названий.

Оценивая влияние косвенного обложения того времени, финансовая наука приходила к выводу, что «косвенные налоги буквально не давали дышать тогдашнему поселянину, в высокой степени тормозили торговлю и промышленность»[1] [2].

С конца XVIII в. наметился перелом и стал развиваться процесс снижения масштабов косвенного обложения. Эта тенденция сохранялась в течение всего XIX в. и касалась отмены налогов прежде всего на предметы первой необходимости. В Англии второй четверти XIX в. были отменены таможенные налоги на хлеб и другие предметы потребления и большая часть акцизов на продукты внутреннего производства. В других европейских государствах, хотя и с меньшей интенсивностью, также шло ослабление бремени косвенного обложения. В части стран были ликвидированы налог на соль и таможенный налог на хлеб. В Пруссии в первой половине XIX в. обложение предметов питания продолжалось в виде налога на помол зерна (обычный способ обложения хлеба в прежние времена) и налога на убой скота. Во Франции в течение XIX в. сохранялось обложение предметов потребления в виде местного налога, называвшегося привратными сборами (при въезде в город). С 70-х гг. XIX в., когда Европа наводнилась дешевым заатлантическим хлебом, цены на хлеб стали падать и европейские землевладельцы стали разоряться (так как с падением цен стала падать и земельная рента), был восстановлен таможенный налог на ввозимый хлеб в Германии, Франции, Италии, Австро-Венгрии и в других странах, где класс землевладельцев имел влияние на государственную политику. Это привело к удорожанию пищевых продуктов внутри этих стран, причем главная выгода от обложения шла не столько в пользу государственной казны, сколько в пользу землевладельцев. В большинстве европейских государств сохранился налог на соль, особенно тяжело ложившийся на бедные слои населения. К началу XX в. из предметов первой необходимости продолжали облагаться налогом сахар, керосин и спички. С точки зрения финансовой науки «меньшими пороками грешат налоги на такие предметы потребления, которые вообще нежелательны для потребления, как спиртные напитки и табак». «А налог на вино, бесспорно налог, стародавний, проникнутый монархизмом, почтенный налог»1, - иронично заметил К. Маркс.

Учитывая регрессивный характер косвенного обложения, чрезмерное повышение налогов на спирт и табак всегда отрицательно сказывалось на экономическом положении простого народа. Доходы от обложения спиртных напитков в истории России всегда занимали особое место, включая и советский период. По смете 1902 г. 25,6% доходов бюджета получено от «казенной продажи питей», являвшейся самой крупной доходной статьей бюджета; за ней следовали поступления от таможенных сборов - 11,4%. На 1903 г. было запланировано получить от обложения спиртных напитков 356 млн руб. «Вот почему, - пишет И.Х. Озеров, - против сколько-нибудь заметного уменьшения потребления вина были решительно все министры финансов России, ибо такое сокращение было бы равносильно понижению государственного дохода»[3] [4].

Теорию и историю форм налогообложения логично завершить статистическими характеристиками. Чтобы знать соотношение различных форм налогов в бюджете, представим структуру налоговых доходов Англии, страны, которая всегда опережала другие государства в вопросах реформирования налоговой системы и таким образом прогнозировала ее мировое развитие (табл. 3.1)[5].

Наименование доходов

1923/24 г.

1927/28 г.

млн

ф. ст.

%

млн. ф. ст.

%

1. Налоговые доходы а) прямые налоги

Подоходный налог

269,3

32,2

247,0

29,6

Дополнительный подоходный налог

60,6

7,2

62,0

7,4

Налог на сверхприбыль

-

-

3,0

0,3

Налог на доходы акционерных компаний

23,3

2,8

2,7

0,3

Наследственный налог

57,8

6,9

67,8

8,1

Налог на прирост ценности земли

0,3

0,0

- •

-

Налог на автомобили

14,7

1,8

24,1

2,9

Поземельный налог

0,6

од

0,8

0,1

Подомовый налог

1,9

0,2

-

-

Итого прямых налогов

428,5

51,2

407,4

48,7

б) косвенные налоги Таможенные сборы

120,0

143

112,1

13,4

Акцизы

148,0

17,7

145,8

17,5

Гербовый сбор

21,6

2,6

25,5

3,1

Итого косвенных налогов

289,6

34,6

283,4

34,0

Итого налоговых доходов

718,1

85,8

690,8

82,7

Итого неналоговых доходов

119,1

14,2

144,1

17,3

Всего доходов

837,2

100

834,9

100

Читатель может проверить знания, полученные в ходе чтения учебного пособия, и самостоятельно проанализировать предложенную статистику. Таблица 3.2 иллюстрирует наши выводы о принципиальных изменениях в формах налогообложения[6].

Сокращение доли косвенного обложения в общем объеме налогов, наметившееся в начале XX в., позволяло говорить и об изменениях в распределении налогового бремени. Регрессивный характер налоговой системы, обусловленный преобладанием в ней косвенных налогов, начал трансформироваться в пропорциональный характер в связи с переходом к прогрессивному подоходному обложению. Вот что писал по этому поводу М. Фридман: «Ка-

Страна

Годы

Налоги, %

прямые

косвенные

Англия

1875

44,9

55,1

1913/14

47,9

52,1

1926/27

60,0

40,0

Франция

1875

29,4

70,6

1913

25,2

74,8

1927

ззз

66,7

Германия

1881/82

30,2

69,8

1913/14

3,7

96,3

1927/28

49,7

50,3

Австро-Венгрия

1873

31,0

69,0

Италия

1874

33,5

66,5

1913/14

28,2

71,8

1927/28

33,3

66,7

США

1912/13

5,3

94,7

1924/25

64,0

36,0

Россия-СССР

1877

14,5

85,5

1913

16,3

83,7

1927/28

34,9

65,1

кой характер носит обложение разных стран в настоящее время - пропорциональный, прогрессивный или регрессивный? Насколько позволяют судить имеющиеся данные, которые нельзя признать точными и достаточными, можно полагать, что распространенное мнение о более тяжелом обложении бедных в результате регрессивности обложения теперь в передовых демократических странах уже не соответствует действительности. В Германии уже осуществляется прогрессивное обложение, Англия готовится перейти к нему. Во Франции кипит борьба за введение подоходного налога, налога с наследств, которые в связи с другими финансовыми реформами приведут к прогрессивному обложению»[7].

В конце XX в. авторы учебника «Экономикс» задают тот же вопрос, который до них задавали в начале века: «К какой категории - прогрессивной, пропорциональной или регрессивной - относится вся американская налоговая система, включающая федеральные налоги, налоги штатов и муниципалитетов? На этот вопрос трудно ответить, так как оценки распределения общего налогового бремени в значительной степени зависят от точки зрения на эту проблему. В какой степени различные налоги перекладываются на чужие плечи и кто же в конечном счете несет на себе всю тяжесть налогов?»1.

И опять те же трудности в поисках ответа из-за невозможности точной оценки распределения налогового бремени, связанной с проблемами переложения налогов. В первом российском издании 1992 г. авторы «Экономикс» писали, что оценка налоговой системы опирается «на важное исследование, проведенное в 1985 г. Джозефом Печманом до принятия нового Закона о налоговой реформе, которое показало, что общая налоговая система являлась малопрогрессивной». Изменения в налогообложении под влиянием реформ 80-х гг. «сделали федеральную налоговую систему менее прогрессивной. При сочетании в значительной степени регрессивных налоговых систем на уровне правительств штатов и органов местного самоуправления с этими данными федеральной системы общая налоговая система, вероятно, приближалась бы к пропорциональной». В тринадцатом издании авторы «Экономикс» еще более осторожны в оценках характера американской налоговой системы сточки зрения потенциального распределения налогового бремени: «Федеральная налоговая система является прогрессивной, и, несмотря на многие изменения в налоговом законодательстве, ее прогрессивный характер остается с 1977 г. практически неизменным. Налоги штатов и муниципалитетов носят по преимуществу регрессивный характер. В целом американская налоговая система в незначительной степени носит прогрессивный характер. Это означает, что сама по себе система только в небольшой мере перераспределяет доход - от богатых к бедным»[8] [9].

Налоговая политика, ее цели и задачи определяются бюджетной системой, которая является ядром экономической политики государства. Приоритетом экономической политики 90-х гг. была означена финансовая стабильность российской экономики. Перед налоговой системой России, которая начиная с 1992 г. стала формироваться на принципах, отличных от тех, которые были присущи советской экономике, была поставлена задача обеспечения прежде всего фискальных интересов государства, наполнения бюджета доходами, ликвидация бюджетного дефицита. Последняя не справилась с реализацией своей фискальной функции. За последние годы темпы прироста недоимки по налогам составили порядка 30% в год. Налоговая задолженность в федеральный бюджет на 1 декабря 1999 г. составляла около 233 млрд руб.[10]

Причин слабой собираемости налогов множество. Главная заключается в нестабильности экономической, бюджетной и налоговой политики. Прежде всего налоговая система не заключала в себе стимулов для преодоления спада производства. В частности, налогообложение зарплаты сегодня в среднем составляет 60%. Отечественный товаропроизводитель нашел способы уклонения от налогов, которое приобрело массовый характер, характер национального бедствия. Конечно, не последнюю роль в плохой собираемости налогов сыграла российская ментальность. Исторически сложилось так, что граждане практически не платили налоги и это соответствовало концепции построения первого в мире государства без налогов. Предприятия при административно-командной системе в принудительном порядке отчисляли существенную долю прибыли в госбюджет, что по сути своей представляло налоговые доходы государства. И если западные системы и их сограждане давно усвоили, что «платить налоги и умереть должен каждый», то в России заново приходится формировать менталитет налогопослушного гражданина. Налоговая система, ее принципы и структура, уровень налогообложения, принципы взимания, механизм контроля - вот что является материальной основой формирования законопослушного гражданина. Какая налоговая система, таков и налогоплательщик, и если подходить к оценке современной налоговой системы с таких позиций, то можно сказать, что она пока не сформировала в российских гражданах желания и необходимости платить налоги. И в этом есть чисто российские корни. Вся Россия вышла из крестьянства, а крестьянину, учитывая специфику его труда, как никому, тяжело отдавать обществу часть своего дохода. Вспомните слова исследователя русского мещанства и купечества А.Н. Островского, которые он вложил в уста купца Дикого: «Ведь уж знаю, что надо отдать, а все добром не могу. Я отдать отдам, а обругаю. Потому что только заикнись мне о деньгах, у меня всю внутренню разжигать станет; кому своего добра не жалко!»1

Столько десятилетий россияне не платили налоги из собственного кармана, и вдруг сразу государство накинуло мощную налоговую удавку. Первая реакция во имя спасения: скинуть непосильное налоговое бремя и обеспечить себя экономическим кислородом. Что и было сделано с немалым успехом. Новый руководитель Министерства налогов и сборов Г. Букаев подметил главное, что присуще российскому налогоплательщику:« Наш налогоплательщик изуверски изворотлив. Он так быстро все осмысливает, и таланты там собраны лучше, чем в налоговом ведомстве»[11] [12]. Другая причина кроется в отсутствии стабильной законодательной базы налоговой реформы. Непринятие Налогового кодекса Российской Федерации - одна из главных причин постоянной корректировки налогового законодательства сразу после его принятия в декабре 1991 г., а значит, и нестабильности налоговой системы. Введение в действие с 1 января 1999 г. части первой Налогового кодекса - результат многолетнего и мучительного труда Правительства и Парламента России. Причин длительной разработки кодекса много, но главная состоит в том, что у государства не хватило достаточно политической воли, чтобы власть употребить и налоги собрать, и своевременно разработать и ввести Налоговый кодекс. Часть вторая Налогового кодекса (введена в действие с 1 февраля 2001 г.), в которой должны быть прописаны порядок налогообложения по всем федеральным налогам и установлены принципы налогообложения по региональным и местным налогам, теперь позволит по всей территории России ввести унифицированную процедуру установления ставок налогов. Надо заметить, что оптимистические прогнозы о введении части второй Налогового кодекса с 1 января 2000 г. не подтвердились, а его первая часть потребовала после его введения существенных коррективов.

Не последнюю роль в нестабильности налоговой политики сыграла постоянная смена руководителей Госналогслужбы, а затем МНС России. За восемь лет (с 1992 по 1999 г.) сменилось восемь руководителей, т.е. каждый министр занимал свое кресло не более одного года, а то и менее.

К 2000 г. сложились новые экономические условия. Появились признаки экономического роста благодаря мерам, принятым правительством. Но слабость этого процесса заключается в нестабильности факторов, обеспечивающих подъем производства. Перед Россией стоит проблема: либо выйти на устойчивые темпы экономического развития, либо потерять самостоятельность. Налоговая система, стимулирующая развитие производства и зарабатывание доходов, - стабильный и испытанный фактор роста экономики. Правительство осознало необходимость радикального преобразования налоговой системы. К настоящему времени подготовлена законодательная база - Бюджетный и Налоговый кодексы, которые с учетом их новой редакции позволят системно, последовательно трансформировать налоговую систему России с учетом мирового, отечественного опыта налогообложения за 1992-1999 гг. в эффективный и надежный механизм государственного регулирования экономики, инструмент привлечения инвестиций в отечественную экономику, включая зарубежные.

Дадим анализ новых экономических и политических условий, которые сформировались в стране для проведения нового этапа налоговой реформы.

  • [1] Маркс К., Энгельс Ф. - Соч. - Т.4. - С. 167.
  • [2] Боголепов М.И. Краткий курс финансовой науки. - С. 184.
  • [3] Маркс К., Энгельс Ф. - Соч. - Т. 7. - С. 83.
  • [4] Озеров И.Х. Экономическая Россия и ее финансовая политика. - М.,1905.-С.19.
  • [5] Таблица составлена на основании данных книги: Соловей Г. Г. Государственные бюджеты, 1928.-С. 10.
  • [6] Данные таблицы взяты из: Фридман М. Конспект лекций по науке офинансах. Налоги. - С.52; Соловей Г. Г. Государственные бюджеты. - С.92.
  • [7] Фридман М. Конспект лекций по науке о финансах. - С.38-39.
  • [8] Макконелл К.Р., Брю С.Л. Экономикс. - С. 694.
  • [9] Там же. - С. 695.
  • [10] Российская экономика: прогнозы и тенденции. - 2000. - № 83. - С. 10.
  • [11] Фонвизин Д. И., Грибоедов А.С., Островский А.Н. Избранные сочинения. - М.: Художественная литература, 1989. - С. 262-263.
  • [12] Финансовая Россия. Учет - Налоги - Право. - 2000. - № 22. - С. 1.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>