Полная версия

Главная arrow Финансы

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Маржинализм и математическая теория переложения

Теория цены (стоимости, ценности) австрийской школы (мар- жиналистов) укрепила научные основы теории переложения. По мнению В. Твердохлебова, теория предельной полезности открыла новый период научного толкования проблем переложения. А. Курно в 1838 г. применил теорию предельной полезности и математический метод к анализу переложения налогов в условиях монополии и конкуренции, при равных, возрастающих и падающих издержках производства. Он пришел к выводу, что лучше всего облагать продукты в последней стадии - у самого потребителя. Математический метод в политэкономии, получивший новый толчок в 70-е гг. в трудах Л. Вальраса и У. Джевонса, был применен современником последнего -Ф. Дженкиным к теории переложения: всякий налог берет часть выгод при обмене, совершаемом продавцом и покупателем, причем потеря их больше суммы налога, и чем выше налог, тем больше разница между потерей для общества чистой выручки и суммой поступлений от налога. По существу, речь идет об избыточном бремени налогов в связи с определением бремени акцизного налога, его динамикой под влиянием эластичности предложения и спроса1.

Как значительную надо отметить работу немецкого экономиста Р. Майера «Принципы справедливого налогообложения» (1884), которая не получила достойной оценки в свое время. Исследование Р. Майера построено на теории предельной полезности. Выделим те положения и выводы Р. Майера, которые были целиком включены в теорию переложения. Он рассматривал переложение как частный случай влияния налога на частное хозяйство, т.е. реакцию последнего на действия финансовой власти. Непосредственное действие налога заключается в уменьшении оборотного капитала (налог на издержки производства) или личного дохода. Сокращение дохода вследствие уплаты подоходного налога лишает плательщика удовлетворения наименее настоятельных потребностей, увеличивает интенсивность всех остальных потребностей. Такое же влияние оказывают косвенные налоги. В результате обложения одних предметов может быть не удовлетворена другая потребность (менее важная).

Налог оказывает действие и тогда, когда не уплачивается, так как заставляет сократить и изменить характер потребления. При нормальных условиях денежного обращения налог, сокращая предложение облагаемых товаров, ведет к повышению цены, которое имеет предел. Р. Майер определяет максимальную границу повышения цены: повышение цены всегда должно быть меньше налога, так как неконкурентоспособные предприятия разоряются, что приводит к снижению среднего уровня издержек. Следующий вопрос, который ставит Р. Майер, очень важен с точки зрения критики теории диффузии: способствует ли переложение выравниванию налогового бремени? «Переложение само по себе не имеет никакого отношения ни к пропорциональному, ни к прогрессивному подоходному обложению. Оно не лекарство против уклонений от налогов и не злой враг, парализующий всякое стремление к равномерности обложения»[1] [2], - таково мнение Р. Майера по одному из ключевых вопросов теории переложения.

В работе К. Викселя «Финансово-теоретические исследования» (1896) дан анализ переложения налогов в условиях монополии и свободной конкуренции. Наиболее плодотворны его выводы относительно повышения цен в условиях монополии. Монополист не может произвольно повышать цены, так как это сокращает спрос, он стремится к такой цене, при которой получает максимальный чистый доход. Заслуживает внимания и предложение К. Викселя заменить понятие переложения налогов более общим: переложение налога - падение бремени налога, так как жертва, приносимая плательщиком, далеко не ограничивается переложенной на него долей налога. Здесь имеются в виду косвенные убытки от налога (уменьшение потребления продукта в результате высокого налога).

По определению К. Викселя, переложение налогов представляет собой тот случай, когда давление в виде налога, оказываемое государством в одной части хозяйственного механизма, переносится на другие посредством меновых сделок в целях перераспределения дохода между различными группами населения.

В ранние эпохи переложение имело характер принуждения: часть населения, обладающая властью, принуждала другую часть населения нести бремя налогов. Насильственным путем Рим освобождал собственное население от обложения, перелагая его на подвластные, покоренные им народы (провинции). Средневековый город подчинял себе окрестные области, всячески эксплуатируя их в фискальном отношении. Привилегированные сословия - дворянство и духовенство, принимая на себя обязанность внесения той или другой суммы налога, являлись лишь посредниками между государством и сидевшим на их землях крепостным населением. Таковыми были уже римские магнаты в эпоху поздней Римской империи, ответственные перед фиском за правильное внесение их колонами поземельно-подушной подати, - одна из причин прикрепления колонов к поместьям. Средневековый феодал, будучи лично свободен от обложения, разверстывал причитающиеся с феодального поместья налоги. Такое же право принадлежало прусским помещикам еще в XVII в., каждый из них распределял установленное для поместья по числу гуф[3] обложение по своему усмотрению между своими подданными - крестьянами.

В Австрии только Иосиф II (конец XVIII в.) лишил помещиков возможности сбрасывать с себя налог на крестьян, предоставив последним самим производить раскладку податей внутри крестьянских общин.

Вся последующая история переложения налогов вплоть до конца XIX в. - это борьба имущих классов за переложение налогов на бесправные слои общества. Введение правительствами развитых стран прогрессивного подоходного налога в начале XX в. под давлением рабочего класса означало, что перераспределение национального дохода было наконец осуществлено в целях поддержания баланса социальных сил общества, ослабления напряженности в отношениях между трудом и капиталом, не говоря здесь о фискальных интересах государства.

Таким образом, в концепции К. Викселя переложение налогов рассматривается как инструмент государственной политики перераспределения национального дохода. Исследования проблем переложения, построенных на теории предельной полезности, неизбежно страдают субъективизмом и абстрактностью построений, оторванных от действительности. Но эти исследования носили научный характер, и, как мы отмечали, они подвинули финансовую науку к пониманию проблем переложения налогов. Это стало возможным благодаря тому, что маржиналистская школа ввела новый сопряженный инструментарий экономического анализа - предельные величины и математический аппарат. П. Хейне стратегически оценивает значение понятия «предельный» в экономической науке. «Это понятие фундаментально для экономического мышления, потому экономические решения, как и все эффективные решения, всегда предполагают предельные сопоставления»[4]. Математическая школа (Г. Госсен, У. Джевонс, Л. Вальрас) оснастила теорию предельной полезности математическим аппаратом, что в экономической науке считается высшим достижением.

Математическая теория переложения итальянской школы (Панталеоне, Конильяни, Эйнауди) определила основные положения математической теории переложения налогов. В. Твердохле- бов (1914) и Ф.А. Меньков (1924) считали, что современную для них теорию переложения разработали итальянские исследователи в 80-90-е гг. XIX в. Ее основные постулаты разработал М. Панталеоне. Он дал определение переложения, которое было принято современной ему финансовой наукой и использовалось исследователями в XX в.: «Переложение - процесс, с помощью которого плательщик вознаграждает себя полностью или частично за уплату налога». Понимание переложения как процесса имело неоценимое значение для анализа проблем переложения, так как позволило поставить вопрос о тенденциях, о факторах, которые влияют на процесс переложения. М. Панталеоне принадлежит право авторства, определения основных тенденций переложения, которые затем были встроены Э. Селигманом в его теорию переложения.

Понимание переложения как процесса (оно возможно лишь в процессе обмена) позволило М. Панталеоне сформулировать динамический закон переложения, который тесно связан с проблемой влияния налога на цену. Анализ влияния налога на цену М. Панталеоне прослеживает в условиях монополии и свободной конкуренции. Налоги влияют на цену в качестве издержек производства. Монополист теряет, если даже повысит цену под влиянием налога, так как сокращается потребление, и прежнего наиболее выгодного сочетания цены и сбыта ему не добиться, следовательно, и в этом случае налог падает на монополиста и не перелагается. В качестве иллюстрации приведем пример, предложенный В. Твердохлебовым. Собственник знаменитой картины сбывает ежегодно 500 копий по 1 ф. ст. каждая. Под влиянием налога в 3 ф. ст. с копии он повышает цену до 5 ф. ст., но сбывает всего 20 экземпляров, таким образом, его чистый доход падает с 500 до 40 ф. ст.; налог уплачивается им, а не потребителем, так как и до налога он мог бы установить цену в 5 ф. ст. и получить 100 ф. ст. дохода. В этом примере и плательщик теряет, и потребитель - от повышения цены и сокращения потребления. Очевидны невыгодность налога при монополии и необходимость при обложения какого-либо блага его предварительного освобождения от монополии.

Если посмотреть глазами профессионала-современника, то, пожалуй, одна из основных заслуг М. Панталеоне состоит в том, что он первый проанализировал и установил функциональную зависимость между налогом и ценой. Это был как раз тот уровень в исследовании этого вопроса, который создал одну из важных предпосылок практического анализа влияния налогов на народное хозяйство и дальнейшего теоретического анализа. Сильной и в то же время слабой стороной теории переложения М. Панталеоне является его трактовка цены. Он признавал роль потребности и спроса в образовании цены, но для него цена определялась прежде всего субъективными факторами, предельной полезностью. Подвергая критике теорию факторов производства Ж.Б. Сэя, М. Панталеоне был на пути к истине, утверждая, что нельзя совершенно отрицать влияние издержек на цену, признавая таким образом влияние на цену объективных факторов производства.

Конильяни (1890) дает анализ влияния налогов на производство, исходящий из теории предельной полезности. Сокращение дохода плательщика повышает субъективную ценность всех благ, а так как производительная деятельность человека продолжается до тех пор, пока тягость труда не превысит полезность его продукта, то повышение оценки последнего ведет к усилению деятельности.

  • [1] См.: Макконелл К.Р., Брю С.Л. Экономикс. - С. 692-693.
  • [2] Твердохлебов В. Теории переложения налогов. - С. 24.
  • [3] Гуфы - единица измерения земли, принятая в Пруссии для исчисления налога.
  • [4] Хейне П. Экономический образ мышления. - М., 1991. - С. 140.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>