Полная версия

Главная arrow История arrow История мировых цивилизаций

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Земледельцы неолита

Священное дерево чтили не только охотники-шаманисты. В неолите появляется производящая экономика. Ее отрасли — земледелие и скотоводство. Земледелие появляется там, где плодородные почвы дают хороший урожай при самой примитивной обработке. Это преимущественно речные долины. Достаточно бросить горсть семян в плодородный ил и дождаться урожая. После этого можно перебираться на другое место. Первое земледелие — палочно-мотыжное и кочевое, но довольно скоро оно становится оседлым. В исключительных условиях речных пойм у земледельцев уже при неолитической технике появляются большие богатые поселения — деревни и городища, общины объединяются в племена, возникают государства. Примером цивилизации, зародившейся в каменном веке, является Древний Египет: первое тысячелетие его истории прошло почти без металла.

Но таких территорий на планете мало, они составляют не больше 1% площади обитания человека. Чтобы освоить под пашню густые леса и засушливые степи, палкой-копалкой и мотыгой не обойдешься. Люди оседают, появляются новые отрасли хозяйства — скотоводство и земледелие. Люди неолита были скотоводами и землепашцами, т. е. крестьянами. Признаки крестьянского общества: аграрная экономика, ручной труд, племенная и общинная организация, в верованиях — анимизм (всеобщее одушевление мира). Человек находил душу не только у животных, но и у растений, камней, природных стихий. Вся природа одушевлена и представляет собой сообщество родичей человека.

Магия и мифология неолитических земледельцев

Практиковали они и магию. Земледельческая магия кое в чем отличается от охотничьей. Благополучие и сама жизнь крестьянина зависят от плодородия почвы. Земля видится ему богиней-матерью. Заклинания и обряды должны поддерживать ее женскую плодовитость. Земледельческий обиход невозможен без сезонных ритуалов, открывающих полевые работы и знаменующих сбор урожая. Великие богини-матери — Иштар, Кибела, Деметра, Церера — щедры и чадолюбивы, но и требуют страстного поклонения. Поэтому в их культах немало эротических моментов.

В земледельческом культе важны и мужские персонажи. Умирающий и воскресающий бог может оказаться во вражде с демоном или разгневать богиню-мать, поэтому он погибает. На помощь ему приходят сестра, мать, жена. Они отыскивают его в подземном царстве и выводят наверх, под свет солнца. Иногда воскресший должен оставаться в темноте и, как египетский Осирис, стать властителем загробного царства. Ритуал, разыгрывающий гибель и воскрешение божественного героя, приурочен к смене хозяйственных сезонов и соответствует ритму жизни земледельческих сообществ.

Можно выделить две особенности в развитии религиозных представлений земледельцев: сонм духов и божков упорядочивается, превращается в пантеон (относительно ограниченный круг божественных персонажей, объединенных, как правило, узами родства), и сверхъестественные существа приобретают человеческий облик (антропоморфизируются). На смену культу животных предков-тотемов и звероподобных демонов приходит религия божественных героев и покровителей различных занятий — политеизм. Появляются «специализированные» божества: покровители ремесел, войны, торговли, скотоводства, брака и т. д. Сначала человекоподобные существа наделяются пугающим обликом, свирепым нравом или анатомической и физиологической избыточностью. Первочеловек индийских преданий Пуруша тысячеглав, тысяченог, он покрывает всю землю и еще возвышается над ней на десять пальцев. Его китайский аналог Паньгу заполняет расстояние от земли до неба. Когда хаос обуздывается, то первотело разбирается как строительный материал:

Боги, совершая жертвоприношение, приносили Пурушу

в жертву...

От него, принесенного в жертву, возникли Саманы (1),

Стихотворные размеры возникли от него,

От него возникли лошади и другие животные с верхними

и нижними зубами.

Коровы возникли от него, от него возникли козы и овцы.

Когда разделили Пурушу, на сколько частей он был разделен?

Брахманом (2) стали его уста, руки — кшатрием (3),

Его бедра стали вайшьей (4), из ног возник шудра (5).

Луна родилась из мысли, из глаз возникло солнце.

Из уст — Индра (6) и Агни (7), из дыхания возник ветер.

Из пупа возникло воздушное пространство, из головы

возникло небо.

Из ног — земля, страны света — из слуха.

(1 — гимны; 2, 3, 4, 5 — индийские касты; 6, 7 — индийские боги).

Паньгу используется столь же всесторонне: из дыхания творятся ветер, облака, из голоса — гром, из левого глаза — солнце, из правого — луна, из крови — реки, из жил и вен — дороги, из мяса — почва на полях, из волос — созвездия, из растительности на теле — деревья и травы, из зубов и костей — золото и каменья, из костного мозга — жемчуг и нефрит, из пота — дождь и роса; паразиты же Паньгу превратились в людей. Первосущество скандинавских мифов Имир отдал свою плоть для земли, кровь — для моря, кости — для гор, череп — для неба, волосы — для леса, а из ресниц Имира построили обиталище людей Мидгард.

Постепенно божественные персонажи становились более привлекательными, соразмерными человеку и красивыми. Повествования о божественных существах соединялись в мифологические циклы. Слово «миф» означает повествование, словоречение. Сначала мифы — это короткие рассказы о деяниях предков и происхождении вещей. Отдельные рассказы складываются в систему жизненных представлений народа, т. е. мифологию. Ученые- мифологоведы разделили мифы на космогонические (о происхождении космоса из хаоса), антропогонические (о сотворении человека), эсхатологические (о конце света), этиологические (о происхождении разных вещей и явлений). Мифы объясняют ритуал, но существуют мифы и без ритуалов.

Миф заменяет первобытному человеку искусство и науку, он дает полное знание обо всем, что требуется знать взрослому человеку. Первобытный миф обходится без помощи письменности, поэтому он несет в себе способы передачи знаний, опирающиеся на слово и память. Первобытная память, как и память современного человека, иногда требует высокой точности запоминания, но гораздо чаще эти требования не очень высоки. Коллективный опыт первобытности хранится в памяти живых людей, поэтому он нуждается в постоянном воспроизведении и заучивании. Миф не просто сообщает массу полезных и нужных вещей, он волнует, развлекает, эмоционально включает человека в события, о которых повествует и которые необходимо запомнить. Чем-то исполнение мифа сродни гипнотическому сеансу: произнесение слов неотделимо от импровизации, сопровождается пением, пантомимой, танцем. Слушатели полностью сопереживают рассказчику.

Первобытное сознание создает свои символы не в спокойной обстановке, но в состоянии напряжения. Первобытные мифы быстро поднимаются на опаре первобытных эмоций. И это для магико-мифологического сознания не побочно, это его суть. Первобытная картина мира представляет все природные явления результатом чьих-то действий. Каждый человек может вызвать ужасный катаклизм по неведению или злонамеренному умыслу. Ведь природа состоит не из причин и следствий, но из персонажей, с которыми люди находятся в свойстве. Даже умерев человек не перестает с ними общаться. Мертвецы остаются в компании людей и духов как покровители, вампиры, оборотни, демоны.

Мифология — мировоззрение общества непосредственного общения. Там, где опыт ограничен личными контактами, а цель — выживание родственного коллектива, все одушевлено и наделяется человеческими стремлениями. Различия между социальным и природным воспринимаются слабо, и весь мир — большая община родичей и соседей.

Психологическое значение первобытной эпохи заключается в том, что она закладывает основы человеческой культуры. Эти основы: социальная организация, язык, кровнородственные отношения, ритуалы, искусство, научные знания, экономика остаются с человечеством навсегда, составляют глубинную суть его существования.

Литература

  • 1. Абрамова З.А. Древнейшие формы изобразительного творчества // Ранние формы искусства. — М., 1972.
  • 2. Алексеев В.П. География человеческих рас. — М., 1978.
  • 3. Гелен А. О систематике антропологии. Проблема человека в западной философии. — М., 1988. — С. 186.
  • 4. Назаретян А.П. Антропология насилия и культура самоорганизации. — М.: УРСС, 2008.
  • 5. Нестурх М.Ф. Происхождение человека. — М., 1970.
  • 6. Никольский В.К. Очерки первобытной культуры. — М.; Пг., 1924. - С. 92, 77.
  • 7. Рогинский Я.Я., Левин М.Г. Антропология. — М., 1963.
  • 8. Тейяр де Шарден П. Феномен человека. — М., 1987.
  • 9. Топоров В.Н. К происхождению некоторых поэтических символов (палеолитическая эпоха). Ранние формы искусства. - М., 1972. - С. 83-84, 96.
  • 10. Фрейденберг О.М. Поэтика сюжета и жанра (период античной литературы). — М., 1936.
  • 11. Фрэзер Дж. Дж. Золотая ветвь. Исследование магии и религии. — М., 1986.
  • 12. Шкуратов В.А. Новая историческая психология. — Ростов н/Д: ЮФУ, 2009.
  • 13. Ясперс К. Смысл и назначение истории. — М., 1991.
  • 14. Levi-Strauss С. La pensee sauvage. — Р., 1962.
  • 15. Sartre Y.-P. Espuisse d’une theorie des emotions. — P., 1965.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>