Полная версия

Главная arrow Психология

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

СТРАТЕГИИ И МЕТОДЫ КОГНИТИВНООРИЕНТИРОВАННОГО КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ

Мы придумываем слова, чтобы выразить наши переживания, и эти слова провоцируют те или иные чувства, дергая нас за собой, как собаку на поводке. Мы усваиваем те мантры, что повторяем про себя (я неудачница... у меня никого нет... я неудачница... у меня никого нет...), и становимся живым их воплощением.

Э. Гилберт

Когнитивная психотерапия и когнитивно-ориентированное консультирование относятся к одним из наиболее современных направлений психологической практики. Впервые когнитивная терапия заявила о себе как о самостоятельной терапевтической школе в середине 1950-х гг. Ее теорию и практику определили три основных источника: психоанализ, бихевиоризм и информационный подход в когнитивной психологии.

Когнитивная психотерапия не только творчески интегрирует достижения этих научных направлений, но имеет и гораздо более глубокие корни, обнаруживая прочную связь с идеями и традициями античной философии. Среди них, в первую очередь, можно назвать этические принципы стоиков (Зенон, Клеанф, Хрисипп), провозглашавших максимальную рационализацию эмоций и страстей; учение эпикурейцев, согласно которому жить в соответствии со своей природой, значит «жить по разуму». Во многом определили методологию когнитивной терапии идеи Сократа и Платона о том, что помощь «заблудшей душе» может быть наиболее эффективно оказана в процессе живой беседы, сочетающей и дружеское общение, и наставление, и убеждение, и яркие метафоры, и поучительные случаи из обыденной жизни.

Важный вклад в развитие когнитивного подхода в психотерапии и консультировании внесла рационалистическая философия Ф. Бэкона, высоко оценивающая возможности человеческого разума, а также эмпиризм Дж. Локка и Т. Гоббса, постулирующий важность доверия опыту и необходимость тщательной эмпирической проверки любых логических выводов.

В современном когнитивно-ориентированном консультировании существует около 20 направлений, но наибольшую известность в России получили две теоретические модели: модель когнитивной терапии А. Бека и модель рационально-эмотивной терапии (РЭТ) А. Эллиса.

Свое профессиональное развитие А. Бек (род. 1921) и А. Эллис (1913-2007) начинали в русле психоанализа, разделяя прежде всего подход К. Хорни к этиологии и лечению невротических расстройств. В дальнейшем они заимствовали одну из ключевых идей хорнианско- го анализа — идею о дисфункциональной роли интроецированных компонентов супер-эго, связанных с ригидными, «жесткими» правилами, стандартами и социальными стереотипами поведения («тирания долженствования»). Кроме того, А. Бек в своих последних работах тяготеет к созданию интегративной модели психотерапии на основе аналитического и когнитивного подхода. В частности, при работе с дисфункциональными убеждениями клиента, с неадаптивными способами мышления последнего он выходит на релевантный актуальной проблеме детский опыт и простраивает взаимосвязи между настоящим и прошлым [5].

Вместе с тем по ряду ключевых положений о природе человека и взглядам на технику лечения эмоциональных расстройств первые когнитивные терапевты позиционировали себя в качестве авторов направления, альтернативного психоанализу, в котором, по их словам, человек был представлен беспомощным перед лицом мощных сил бессознательного и иррационального [82]. В концепциях А. Бека и А. Эллиса люди рассматриваются как разумные существа, способные к освобождению от груза возникших в прошлом проблем, контролю настоящего и прогнозированию будущего.

Другим важным источником когнитивной терапия является необихевиоризм, а именно теория оперантного обусловливания Б. Скиннера. Когнитивные психотерапевты заимствовали из нее идею о промежуточных переменных, т.е. переменных, которые присутствуют в промежутке между стимулом и реакцией и существенно влияют на способ реагирования:

где ПП — способность человека к планированию, влияние прошлого опыта, особенности личности, интеллект, темперамент, состояние сознания (измененное или неизмененное), принадлежность к определенной культуре.

В когнитивной психотерапии среди прочих побочных переменных основное место занимают когнитивные процессы (мнения, суждения, убеждения и т.д.). Именно когнитивным процессам, особенностям мышления личности отводится ведущая роль в возникновении психических нарушений, тогда как с позиций бихевиоризма эту роль играют внешние стимулы.

Третьим источником когнитивной психотерапии можно считать информационный подход в экспериментальной психологии. В конце 1950-х — начале 1960-х гг. психологи, вдохновленные успехами в области создания компьютеров, начали интенсивно исследовать процессы переработки информации человеком и предлагать для их объяснения модели, построенные на компьютерной метафоре. В работах теоретиков информационного подхода (Дж. Брунер, Д. Норман, Л. Фестингер, Ф. Хайдер, У. Найсер, Г. Саймон) психические явления анализируются и объясняются как система сложных процессов и механизмов обработки информации, имеющихся у живого организма. Эти процессы состоят из ряда последовательных или параллельных во времени этапов, на каждом из которых выполняются специфические операции по преобразованию информации: кодирование, выделение отдельных признаков, фильтрация, распознавание, осмысливание, выработка решения, формирование ответного действия и т. п. [62] Достижения экспериментальных исследований, проведенных в русле информационного подхода, нашли прямое отражение в когнитивной теории американского психотерапевта А. Бека.

Основные теоретические принципы и стратегии терапевтической работы были представлены А. Беком в 1976 г. в монографии «Когнитивная терапия и эмоциональные расстройства». В этой работе он критикует одновременно и психоанализ, и традиционную психиатрию, и поведенческую терапию. По мнению А. Бека, все эти школы, несмотря на существенные различия между собой, разделяют общее фундаментальное допущение: пациент находится во власти скрытых сил, справиться с которыми чрезвычайно сложно.

Психоанализ объясняет нарушения психики конфликтующими бессознательными процессами, осознать и контролировать которые можно только с помощью специальных психоаналитических процедур-

Психиатрия ищет причины душевных расстройств в биохимических и неврологических нарушениях.

Бихевиоральная терапия рассматривает психические недуги как случайные условные реакции, возникшие ранее в жизни пациента. Для их устранения требуется выработка «условных контррефлексов» (например, с помощью метода систематической десенсибилизации) под руководством компетентного поведенческого терапевта.

Бек предлагает принципиально иной подход: ключ к пониманию и решению психических проблем находится в сознании клиента. Психические нарушения и психологические проблемы являются производными искажений реальности, которые, в свою очередь, основаны на ошибочных посылках и допущениях человека, возникающих в процессе его когнитивного развития. С помощью когнитивного терапевта их можно отыскать и исправить, т.е. научиться альтернативным, более реалистичным способам жизни и отношения к ней.

Центральным в когнитивной теории является тезис о том, что в качестве решающего фактора для выживания организма следует рассматривать процесс переработки информации. Люди не смогли бы выжить, если бы их мозг не обладал «исправным» аппаратом для приема информации из окружающей среды, ее обобщения и последующей выработки плана действий.

При различных эмоциональных нарушениях (например, при тревоге, депрессии, мании и т.д.) на процесс переработки информации оказывает воздействие систематическое предубеждение, причем каждое из эмоциональных расстройств характеризуется специфичным алгоритмом возникновения этого предубеждения. Так, тревожный клиент неадекватен в переработке информации, связанной с темой опасности: он не способен реалистично воспринимать свои ощущения и катаст- рофизируют их, чрезмерно реагируя даже на весьма слабые стимулы как на сильную угрозу и выбирая необоснованную стратегию избегания. Депрессивный клиент склонен выборочно синтезировать из информации, предоставляемой окружающей средой, темы потери или поражения, игнорируя или обесценивая информацию, свидетельствующую о его компетентности, достижениях и успехе. Другими словами, используя кибернетическую метафору, можно говорить о том, что каждое расстройство имеет свою собственную программу, которая диктует вид вводимой информации, определяет способ ее переработки и то поведение, которое за этим последует [92].

Технология когнитивной терапии, по А. Беку, состоит в дезактивации таких дезадаптивных программ посредством устранения «сбоя в работе» аппарата переработки информации и восстановлении его исправного функционирования. Эти сбои, в свою очередь, определяются специфичным для каждого человека видом когнитивной уязвимости, который можно рассматривать в качестве индивидуального фактора риска возникновения эмоционального стресса.

Когнитивная уязвимость является следствием когнитивных искажений — систематических ошибок в суждениях, приводящих к неверной интерпретации человеком своих ощущений, чувств и опыта в целом. Когнитивные искажения активируются в ситуациях дистресса.

Бек разработал типологию когнитивных искажений, в которой можно выделить шесть основных типов ошибочных суждений: персонификацию, дихотомическое («черно-белое») мышление, выборочное (селективное) абстрагирование, произвольное умозаключение, генерализацию (сверхобобщение) и катастрофизацию.

  • 1. Персонификация — склонность интерпретировать события в контексте личных значений. Например, неуверенный в себе человек, склонный к депрессивному реагированию, встретив «хмурый» взгляд своего руководителя в ответ на приветствие, может подумать: «Наверное, он мной недоволен, ему не понравился подготовленный мной отчет», в то время как руководитель, вполне возможно, глубоко озабочен совсем другими проблемами, не имеющими отношения к подчиненному. Хотя и может оказаться, что мнение персонифицирующего верно, ошибка заключается в представлении, что любое невнимание со стороны окружающих говорит о недоброжелательном отношении. Другими словами, при персонификации переоценивается степень связи какого-либо события с собственной личностью, а другие возможные альтернативы не принимаются в расчет.
  • 2. Дихотомическое («черно-белое») мышление. При этом искажении отношение к самому себе, жизненным событиям и/или людям не допускает различных оттенков, категоризируется как однозначно хорошее или однозначно плохое.

Речь человека, склонного к дихотомическому мышлению, пестрит клише «всегда-никогда», «все-ничего», «все-никто», «любит- равнодушен» и т.д. Например, человек, страдающий анорексией, в своих суждениях о внешности будет придерживаться категорий «стройный — безобразно толстый».

  • 3. Выборочное (селективное) абстрагирование — концептуализация ситуации на основе одной детали, извлеченной из контекста, при игнорировании другой информации. Примером может быть возникновение ревности по отношению к партнеру, который в шумной компании близко склонил голову к собеседнице, вследствие недопущения возможности того, что он просто не слышит ее слова.
  • 4. Произвольное умозаключение — извлечение выводов при отсутствии существенных оснований или даже при явном противоречии с фактами. Так, например, человек с выраженными ипохондрическими чертами может реагировать на заявление врача о том, что он здоров, подтвержденное результатами обследования, возникновением подозрения о сокрытии от него смертельного заболевания («Я настолько серьезно болен, что врач предпочитает об этом умолчать»),
  • 5. Генерализация (сверхобобщение) представляет собой необоснованное обобщение на основе единичного случая. Например, совершив какую-то ошибку, человек может прийти к «тотальному» выводу: «Я неудачник». Другой пример: девушка, пережившая болезненный разрыв с любимым мужчиной, может считать, что ее всегда будут отвергать.
  • 6. Катастрофизация. Данное искажение состоит в преувеличении последствий каких-либо событий: например, студент-перфекционист, убежденный в том, что «это ужасно, если я не сдам экзамен на “5”»! Или амбициозный менеджер, который уверен: «Если я не получу руководство этим проектом, у меня никогда больше не будет возможности проявить себя!»

Функция всех когнитивных искажений заключается в обеспечении соответствия вновь поступающей информации старым, стабильным представлениям, которые в теории А. Бека носят название базисных убеждений.

Базисные убеждения начинают формироваться в детстве на основе личного опыта и идентификации со значимыми другими. Так люди формируют представления о себе, о других людях и о том, как устроен и функционирует мир. Эти концепции подкрепляются дальнейшим опытом научения и, в свою очередь, влияют на формирование других убеждений, ценностей и позиций.

Базисные убеждения могут быть адаптивными («у меня хорошие творческие способности, и я знаю, как найти им применение») и дисфункциональными («люди должны во всем поддерживать меня и не критиковать»).

Базисные убеждения образуют самый глубокий слой представлений индивида о себе и окружающем мире. Часто они бывают недоступны непосредственному осознанию и пониманию. Терапевтическая модель А. Бека предполагает постепенное продвижение к этому уровню посредством специальных стратегий и технологий с последующим анализом системы базисных убеждений клиента и их модификацией в более адаптивные способы мышления [5].

Наряду с А. Беком классиком когнитивного подхода к терапии эмоциональных расстройств можно считать его соотечественника А. Эллиса.

Эллис рассматривает когнитивные и эмоциональные процессы интегративно, отмечая, что мышление включает чувства и активируется ими, а эмоции, в свою очередь, подвергаются обработке в когнитивной системе. Исходя из этой идеи, он дал название своему терапевтическому методу — рационально-эмотивная терапия (РЭТ).

В рационально-эмотивной терапии эмоциональные расстройства рассматриваются как последствия нарушений в когнитивной сфере, как продукты следующих жизненных установок:

  • 1. Установки долженствования. Эллис подчеркивает, что все люди естественно огорчаются, когда их планы или намерения не сбываются, когда окружающие оценивают их ниже, чем им хочется, когда они болеют или теряют своих близких. Но у людей с эмоциональными расстройствами существуют убеждения, что их желания (не всегда осознанные) и цели обязательно должны быть реализованы, а окружающий мир непременно должен соответствовать имеющимся у них представлениям о его устройстве. Например: «Я должен быть успешным»; «Женщина обязательно должна выйти замуж и родить детей»; «Мужчина должен обеспечивать семью».
  • 2. Катастрофические установки. При их наличии отдельные жизненные ситуации оцениваются как катастрофические вне какой-либо системы отсчета. Например: «Ужасно, если я наберу вес!»; «Я не выживу, если муж меня бросит!»
  • 3. Оценочные установки. При таких установках отдельный поступок, качество или черта человека распространяется на оценку всей его личности. Например: «У него нет высшего образования, значит, он ни на что не годен!»; «Она не замужем, значит, никому не нужна!»
  • 1 Эмотивный (от лат. emoveo — возбуждать) — вызывающий эмоции, чувства; волнующий, возбуждающий.

Эллис выделил ключевые личностные характеристики людей, наиболее предрасположенных к эмоциональным расстройствам:

  • • негативное самоотношение наряду с глубоким убеждением в том, что нельзя иметь недостатков, иначе немедленно станешь ни на что не годным;
  • • склонность оценивать происходящие события в негативном ключе, игнорируя положительные и приятные аспекты жизни;
  • • убежденность в отсутствии перспективы стать более счастливым человеком, чем в настоящее время, ведущая к ощущению бессмысленности жизни;
  • • нетерпимость, низкий уровень самообладания, особенно в ситуациях фрустрации.

Для успешной проработки эмоциональных проблем клиент в процессе рационально-эмотивной терапии должен последовательно пройти через осознание трех инсайтов: первого, второго и третьего рода [82].

Инсайт первого рода состоит в осознании клиентом связи его эмоционального расстройства с событиями прошлого, главным образом, с опытом детства. Этот инсайт важен, так как помогает клиенту посмотреть на его актуальные психологические трудности с точки зрения системы его собственных убеждений, которая сформировалась под влиянием родительских установок и оценок.

Например, если родители практиковали чрезмерно жесткое воспитание ребенка, наказывали его за любую ошибку и промах, воспринимая при этом его успехи как должное, само собой разумеющееся, либо даже игнорируя их, у такого ребенка сформируется убеждение: «Нельзя совершать ошибки, каждая из них приведет к неминуемому осуждению». В результате частный опыт взаимоотношений с родителями может быть распространен на любые значимые отношения и может привести к устойчивому убеждению: «Люди и мир безжалостны».

Несмотря на свою полезную функцию, этот инсайт способен ввести клиента в заблуждение, состоящее в том, что травматический опыт детства определяет его текущую жизнь. На самом деле, отмечает А. Эллис, причина актуальных проблем клиента не в травмах прошлого, а в определенных стереотипах мышления, поведения и отношений, которые сформировались у клиента на основе этих травм.

Инсайт второго рода состоит в понимании клиентом того, что, хотя причины эмоционального расстройства коренятся в прошлом опыте, он переживает его именно сейчас, так как имеет иррациональные, нелогичные ригидные убеждения, которые А. Эллис обозначал как «магическое мышление». Такие убеждения не просто закрепились по механизму условной связи и сохраняются автоматически, но, что более важно, клиент активно подкрепляет их в настоящем. Например, родители недооценивали ребенка, и, повзрослев, он неосознанно ищет и находит именно такие ситуации и вступает в такие отношения, в которых проявляется его некомпетентность.

Если клиент не примет на себя полную ответственность за свои убеждения, подчеркивает А. Эллис, не перестанет обвинять в своих неудачах и бедах других людей, недостаточно любивших его в прошлом, он никогда не избавится от мучительных эмоциональных проблем.

Решающее терапевтическое значение имеет инсайт третьего рода, который заключается в осознании того, что только сам клиент и только в процессе тяжелой и упорной работы над собой, требующей настойчивости, терпимости и мужества, способен изменить свою жизненную ситуацию и выработать новые, конструктивные, способы мышления и поведения.

Обобщая основные положения концепций А. Бека и А. Эллиса, можно так сформулировать цель когнитивно-ориентированного консультирования: поиск и идентификация неадаптивных способов мышления клиента и выработка новых, способствующих повышению качества жизни.

Задачи когнитивно-ориентированного консультирования состоят в следующем:

  • • изучение системы когнитивных искажений клиента;
  • • определение системы базисных убеждений клиента и релевантного им детского опыта;
  • • преодоление чрезмерных требований клиента по отношению к себе и другим людям;
  • • трансформация дисфункциональных убеждений и формирование новых, более конструктивных.

Круг проблем, рассматриваемых в области когнитивно-ориентированного консультирования: нарушения в области межличностных отношений; фобические и панические расстройства, повышенная личностная тревожность; неуверенность в себе, низкая самооценка; чувство вины, переживание потери и другие проблемы депрессивного спектра; психосоматические нарушения.

Клиент и консультант являются равноправными партнерами в исследовании фактов, которые подкрепляют или опровергают представления, установки и убеждения клиента. Консультант служит для клиента своего рода проводником, а в некоторых случаях — учителем, поощряя использовать информацию, факты и возможности для формирования у него более реалистичного взгляда на самого себя и окружающий мир.

Основная техническая процедура когнитивно-ориентированного консультирования, базирующегося на модели А. Бека, носит название «заполнение пустоты».

Данная техника позволяет научиться различать и фиксировать «автоматические мысли» — когнитивные элементы, представляющие собой связанный с базисными убеждениями (но, в отличие от них, более поверхностный и доступный исследованию) уровень когнитивного функционирования индивида. Автоматические мысли появляются спонтанно и приводятся в действие определенными обстоятельствами, но клиента можно научить распознавать и контролировать их.

«Пустота» — это пробел в сознании (В), который существует между возбуждающим событием (А) и чрезмерной, неадекватной реакцией на него (С). Эту пустоту необходимо заполнить, так как именно она служит мостом между «А» и «С». На самом деле пустота является ложной, ее место занимают «автоматические мысли», распознать которые можно, если сосредоточиться на своих переживаниях в ситуациях, следствием которых является эмоциональный стресс. Автоматически мысли имеют определенную специфику: они бессвязны, на первый взгляд; возникают в свернутом, «стенографическом» виде», не имеют логической последовательности, не являются результатом обдумывания, рассуждения и рефлексии, вместо них могут возникать образы.

Если пустоту заполнить — распознать автоматические мысли, эмоциональная реакция становится понятной. Например, у клиентки, испытывающей страх публичного выступления, были обнаружены такие автоматические мысли:

  • все на меня смотрят;
  • я сейчас что-то сделаю не так;
  • ошибаться нельзя;
  • я буду хуже, чем другие.

Базисное убеждение, «скрывающееся» за данными автоматическими мыслями, гласило: «Я в безопасности, только если я безупречна».

В когнитивно-ориентированном консультировании каждого клиента обучают технике «заполнение пустоты» по следующему алгоритму:

  • 1. Объясняют А-В-С формулу.
  • 2. Объясняют специфику автоматических мыслей.
  • 3. Обучают клиента идентифицировать их, воспроизводя неприятную, эмоциогенную ситуацию «здесь-и-сейчас», т.е. непосредственно на консультативной сессии. Ситуация воспроизводится пошагово в воображении с одновременным самонаблюдением за мелькающими в голове мыслями или образами. Все нюансы воображаемой ситуации, все возникающие мысли проговариваются вслух. Консультант регистрирует их дословно.
  • 4. Консультант объясняет клиенту, что работа в когнитивноориентированном консультировании предполагает очень внимательное изучение автоматических мыслей. Клиента приглашают совместно проанализировать каждую из них. Задаются вопросы, направленные на уточнение автоматических мыслей, а также вопросы, позволяющие собрать аргументы, как подтверждающие, так и опровергающие их.
  • 5. Клиент получает задание на дом, которое предполагает самостоятельное выявление автоматических мыслей минимум в двух проблемных ситуациях, а также ведение дневника с фиксацией аргументов, подтверждающих и опровергающих каждую из идентифицированных автоматических мыслей.

В дальнейшем, на очных консультативных сессиях, работа с автоматическими мыслями клиента строится по методу сократического дедуктивного диалога, предполагающего построение консультантом таких вопросов к клиенту, которые позволят последнему смотреть на проблемные ситуации объективно, не прибегая к защите.

В ходе сократического диалога клиент сам формулирует убеждения, сам их модифицирует, а консультант проясняет проблемное поведение и логические ошибки клиента.

Еще одной классической техникой когнитивно-ориентированного консультирования можно считать технику «двух колонок».

Техника заключается в том, что проблемная для клиента ситуация, повлекшая за собой неадаптивное суждение, объективно анализируется с разных сторон. Например, для клиентки, которая обесценивает себя, называя «дурой», после того, как не решилась высказать в переговорах с работодателем свою позицию, техника двух колонок может быть применена следующим образом (табл. 4).

Таблица 4

Пример использовании техники «двух колонок»

Ситуация, связанная с проблемой

Возникшие

чувства

Мысли

Аргументы

«за»

Аргументы

«против»

Молчу как рыба вместо того, чтобы высказать свою позицию и привести аргументы в деловой беседе.

Злость на себя, презрение к себе, хочется плакать, жалко себя, хочется, чтобы защитили.

«Дура»

Не умею вести себя уверенно: когда волнуюсь, как будто «теряю язык».

Не могу помочь ребенку выполнить задания по математике.

Получила высшее образование в престижном вузе, самостоятельно прошла конкурс, успешно сдала экзамены.

Справляюсь с работой, получаю премии за удачные проекты

Клиенту, постоянно откладывающему и/или избегающему выполнения важных дел (например, посещений собеседований в процессе поиска работы), можно предложить разобрать таким образом каждую ситуацию, когда он отказывается приступить к делу.

В результате систематического применения техники клиент начинает отчетливо осознавать взаимосвязи между мыслями, возникающими в проблемных ситуациях, и определенными чувствами, к которым они приводят.

Техника позволяет расширить когнитивный репертуар клиента и помогает ему увидеть себя не в «черно-белых» категориях, а как многогранного человека. Его видение себя становится более реалистичным, и он оказывается способным осознать как свои реальные возможности, так и неизбежные ограничения.

Клиенту, испытывающему трудности в формулировке проблем, над которыми он хотел бы поработать в консультировании, и целей, которых в процессе этой работы он хотел бы достичь, может быть предложена техника «Кто Я?».

Клиента просят дать минимум 10 ответов на каждый следующий вопрос:

  • 1. Кто я? (ролевые, статусные характеристики).
  • 2. Какой я? (психологические и физические черты, характеристики).
  • 3. Что я хочу? (желания, интересы, цели).
  • 4. Что мне принадлежит? (как материальные, так и нематериальные — интеллектуальные, духовные ценности).

Каждый ответ обсуждается последовательно или выборочно для того, чтобы уточнить реалистичность и адаптивность каждой характеристики.

Для минимизации и/или модификации дезадаптивного убеждения может быть применена техника «шкалирования». Например, с ее помощью можно проработать базисное убеждение: «Близкие отношения причиняют боль. Если я подпушу кого-то слишком близко, он меня отвергнет или обманет».

Для этого клиента можно попросить определить наиболее комфортную для него позицию на графически представленной шкале:

После того как позиция будет определена, следует спросить, что произойдет, если клиент изменит эту позицию, приблизившись к 10 баллам? А что случится, если он окажется максимально близко к 0 баллов? Полезным может быть вопрос: «Случалось ли в Вашей жизни, что Вы бывали в других позициях, и это оказывалось безопасным для Вас?

Двигаясь по шкале, можно вместе с клиентом найти такую позицию, которая позволит сделать допустимым для него предположение о возможности таких отношений со значимыми другими, которые не ведут к предательству и отвержению.

Техника «шкалирования» используется также для работы с катастрофическими убеждениями, например: «Потерять работу — это кошмар!» С целью декатастрофизации клиента его просят определить место, которое мог бы занять факт потери работы на шкале «жизненных катастроф»:

Проработать катастрофическую установку помогут вопросы: какие еще события Вашей жизни могли бы оказаться на том же месте, что и потеря работы; какие возможности откроет перед Вами увольнение?

Наряду со специализированными когнитивными техниками в когнитивно-ориентированном консультировании широко используются методы и техники поведенческой терапии: релаксация; планирование действий по развитию полезных навыков; проверка в реальном действии новых поведенческих стратегий; реконструкция и проработка в рамках консультативной сессии негативного детского опыта.

Для понимания теории и технологии когнитивно-ориентированного консультирования читателю будут полезны прежде всего работы классиков этого направления: А Бек, А. Раш и соавторы «Когнитивная терапия депрессии» (2007); «Когнитивная психотерапия расстройств личности» (под ред. А. Бека, А. Фримена, 2002), Дж. Бек «Когнитивная терапия: полное руководство» (2006); А. Эллис «Гуманистическая психотерапия: Рационально-эмоциональный подход» (2002); А. Эллис, У. Драйден «Практика рационально-эмоциональной поведенческой терапии» (2002).

Задания для самостоятельной работы

I. Подготовьте устные ответы на следующие вопросы:

  • 1. Изложите основные положения когнитивной теории личности А. Бека.
  • 2. Назовите виды когнитивных искажений, описанных А. Беком. Какие техники проработки когнитивных искажений клиентов Вам известны? Проиллюстрируйте примерами свой ответ.
  • 3. Раскройте содержание ABC-модели А. Эллиса.

4. Расскажите о приемах выявления иррациональных установок и работе с «долженствованиями» в рационально-эмотивной терапии (РЭТ) А. Эллиса.

II. Выполните в парах технику «Рациональное поведение в конфликтной ситуации».

Задание «клиенту»: проанализируйте свои действия в одном из последних конфликтов с Вашим участием:

  • 1. Опишите как можно более подробно конфликтную ситуацию.
  • 2. Проанализируйте свои действия по 11 позициям, используя пятибалльную шкалу по следующей системе: оценка «1» означает полное соответствие Вашего поведения той или иной позиции, оценка «5» — для Вас совершенно не характерно такое поведение.

п/п

Ваша позиция

Оценка

1

Критически оцениваю партнера

1 2 34 5

2

Приписываю ему низменные или плохие намерения

1 2 345

3

Демонстрирую знаки превосходства

1 2 345

4

Обвиняю и приписываю ответственность только партнеру

1 2 345

5

Игнорирую интересы соперника

1 2 345

6

Вижу все только со своей позиции

1 2 345

7

Уменьшаю заслуги партнера

1 2 34 5

8

Преувеличиваю свои заслуги

1 2 34 5

9

Задеваю «болевые точки» и уязвимые места партнера

1 2 34 5

10

Выдвигаю партнеру множество претензий

1 2 345

11

Раздражаюсь, перехожу на крик

1 2 345

Если большинство оценок «клиента» составляют 3 балла и более, то «клиент» обладает достаточными навыками рационального поведения в конфликте.

Если оценки «клиента» составляют преимущественно 1 или 2 балла, нечасто — 3 балла, и очень редко — 4-5 баллов, то «клиент» не обладает достаточными навыками рационального поведения. В этом случае «консультанту» необходимо обсудить с «клиентом» причины каждой «проблемной» позиции, используя технику «А что было бы, если..?».

Пример

А что было бы, если Вы попытались найти в партнере не только недостатки, но и его достоинства? В чем бы они состояли?

А что было бы, если бы Вы постарались учесть интересы соперника? Давайте попробуем рассмотреть ситуацию с его позиции. Представьте себя на месте соперника, так, как будто он — это Вы. Попробуйте описать ситуацию от его лица, используя местоимение «Я».

III. Выполните следующее домашнее задание:

Инструкция студентам. Смоделируйте во внеаудиторной обстановке ситуацию консультативной беседы и примените в работе с «клиентом» технику «заполнение пустоты». Зафиксируйте автоматические мысли, выявленные с помощью данной техники.

Сформулируйте гипотезу относительно дисфункционального убеждения клиента, лежащего в основе его автоматических мыслей и «запускающего» их. Обоснуйте Вашу гипотезу. Предложите конкретные техники консультативной работы с выявленным дисфункциональным убеждением.

Отчет представьте в письменной форме.

Литература для подготовки к занятию

  • 1. Гулина М. А. Терапевтическая и консультативная психология. СПб., 2001.
  • 2. Когнитивная психотерапия расстройств личности / Под ред. А. Бека и А. Фримена. СПб., 2002.
  • 3. МакМаллин Р. Практикум по когнитивной терапии: Пер. с англ. СПб., 2001.
  • 4. Нельсон-Джоунс Р. Теория и практика консультирования. СПб., 2000.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>