Полная версия

Главная arrow Психология

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ОСОБЕННОСТИ ПРИМЕНЕНИЯ ГЕШТАЛЬТ- ТЕРАПЕВТИЧЕСКИХ МЕТОДОВ В ИНДИВИДУАЛЬНОМ КОНСУЛЬТИРОВАНИИ

«...у тебя вроде бы все идет просто блестяще, а на самом деле исподволь все разваливается, причем бесповоротно... но знай, что в трудное время, когда борешься изо всех сил и чувствуешь, что не добиваешься ничего, когда тебя давит отчаяние, — вот в это-то время ты и идешь вперед, пусть медленно, зато верно...»

Ф. Фицджеральд

Гештальт-терапия — метод, созданный американским психологом и психотерапевтом Ф. Перлзом под влиянием идей психоанализа (3. Фрейд, Ш. Ференци, К. Хорен, Э. Фромм, О. Ранк, В. Райх), гештальт-психологии (М. Вертгеймер, К. Коффка, В. Келер, Л. Перлз) и экзистенциальной философии (С. Кьеркегор, К. Ясперс, М. Хайдеггер, Ж.-П. Сартр, А. Камю, М. Бубер и др.).

Немецкое существительное «gestalt» не имеет точного аналога в русском языке. Значения этого слова в переводе могут быть представлены такими вариантами, как «форма», «образец», «конфигурация», «целостная структура».

Главной целью экспериментальной работы гештальт-психологов, у которых Ф. Перлз (1893-1970) заимствовал некоторые терминологические обороты, было показать, что люди воспринимают вещи не изолированно, а организуют их посредством перцептивных процессов в значимые целостности (например, ряд точек может быть воспринят как прямая линия). Для описания визуальных областей использовались термины «фигура» и «задний план», или «фон». В то время как «фигура» — это центр интереса (объект или модель и т.д.), «фон» является обрамлением или контекстом. Фигура всегда важнее основы — фона. Фигура выделяется на фоне, попадая в фокус внимания. Можно также сказать, что она отделяется от фона и продолжает свое существование в качестве самостоятельного образа. В качестве основного закона образования фигуры в гештальт-психологии выступает закон прегнантности.

Прегнантность (от лат. praegnans — содержательный, обремененный, богатый) — это характеристика гештальта, означающая его завершенность, определенность, «хорошую форму». Прегнантные гештальты обладают свойствами замкнутости, отчетливости границ, симметричности и имеют внутреннюю структуру, которая приобретает форму фигуры [51].

Перлз перенес закономерности образования фигуры, которые в гештальт-психологии были установлены для сферы восприятия, в область мотивации поведения человека, рассматривая процесс возникновения и удовлетворения потребностей как цикл построения и завершения гештальтов. Он также обращал внимание на то, что умение распознавать, понимать и реализовывать свои потребности является базовой характеристикой психологически здоровой личности, тогда как отрицание, вытеснение, подавление и искажение потребностей ведет к нарушению процесса саморегуляции организма.

Согласно гештальт-терапии, человек является частью более широкого поля «организм-среда». Для людей, характеризующихся высоким уровнем личностной интеграции, граница со средой подвижна и пластична. Такие люди легко и своевременно вступают в контакт со средой с целью реализации своих истинных потребностей и не испытывают сложностей с тем, чтобы завершить контакт, который состоялся в процессе удовлетворения определенной потребности, и восстановить собственные границы [54].

Последовательность построения и завершения гештальтов получила название «цикл контакта». Он включает 4 фазы.

  • 1- я фаза — предконтакт. На этой фазе напряжение, возникшее в организме, рождает пока еще смутное и неопределенное ощущение, сигнализирующее о наиболее актуальной для человека потребности: в данное время и в данном месте. Другими словами, от фона, которым в данном случае и является организм, тело, начинает отделяться фигура, постепенно приобретая все более четкие контуры.
  • 2- я фаза — контактирование. Возбуждение, энергия, вызванные актуализацией определенной потребности, активируют организм, обеспечивая возможность поиска оптимального контакта со средой. На этой фазе организм осуществляет функцию выбора между объектами внешнего мира, в большей или меньшей степени подходящими для удовлетворения актуальной потребности
  • 3- я фаза — финальный контакт. Результатом поиска становится формирование новой фигуры — выбранного для удовлетворения конкретной потребности объекта. Свидетельством финального — т.е. полного — контакта станет временное «открытие» границ и слияние организма и избранного объекта.
  • 4- я фаза — постконтакт. Открывшиеся на предыдущей фазе границы со средой вновь закрываются: субъект отсоединяется от объекта удовлетворения потребности, восстанавливая свою целость и начиная работу по усвоению, ассимиляции полученного во взаимодействии с объектом опыта.

Приведенное описание цикла контакта является «идеальным», т.е. оно иллюстрирует гармоничный, лишенный каких-либо изъянов и препятствий процесс удовлетворения потребности, не искаженный ошибками ни в распознавании потребности, ни в выборе объекта, оптимально подходящего для ее удовлетворения. В реальной жизни такое случается далеко не всегда, так как эмоциональный мир любого живого человека не идеален. Но устойчивое, серьезное, систематическое искажение процессов «контакта» и «ухода», приводящее к хронической фрустрации потребностей, является признаком серьезной личностной дисгармонии.

Перлз выделил шесть механизмов прерывания контакта, которые функционируют на разных фазах цикла контакта и либо вообще не дают ему возможности состояться, либо ведут к тем или иным искажениям в его процессе [54].

1. Конфлюэнция (слияние). Возникает на фазе предконтакта. Это тот механизм, который мешает нам выделить себя из фона, почувствовать себя. Онтогенетически формируется в пренатальный период, когда мы еще пребываем в симбиозе с другим, материнским, организмом. Уже после рождения у нас начинают постепенно формироваться свои границы.

Механизм включается в том случае, если возбуждение и волнение, сигнализирующее о наличии актуальной потребности, субъективно переживается как травматичное. В этом случае человек гасит его, не дает себе осознать желание, чтобы не испытывать негативных чувств.

В консультативной ситуации вербальным маркером «включения» конфлюэнции являются, например, следующие фразы клиента: «Я ничего не чувствую», «Я всегда спокоен», слово «мы» вместо «я» («у нас это принято», «мы кушаем») и т. п., а также в фантазиях, что другой человек может думать и чувствовать так же.

«Здоровые» проявления слияния возможны, например, в любви, искусстве. Но оно остается здоровым только в том случае, если длится моменты, а не продолжительные периоды времени.

2. Интроекция. Этот механизм предшествует непосредственно моменту вступления в контакт. Это ошибка осознавания. Если желание, которое человек начинает сознавать, он считает для себя запретным, оно подменяется желанием какой-либо (чаще родительской) запретной фигуры — интроекта.

Интроект лишает нас выбора. Например, человек считает, что не имеет права злиться, и он не злится, но у него начинаются сильные вегетативные реакции. В онтогенезе формируется из запретов значимых для ребенка фигур.

Возможно (и необходимо) «здоровое» использование интроекции. Человек слышит и воспринимает то, что говорят другие люди, и использует это. Главное, чтобы использование норм, правил, установок других было субъективно разумно, и чтобы человек имел собственное суждение по этому поводу.

Вербальными маркерами проявления интроекции являются фразы «Я должен», «Я обязан», «Все люди так живут» и т.п.

3. Проекция. Механизм, являющейся оборотной стороной интроекции. При проекции человек отчуждает присущие ему качества, взгляды, чувства, желания или страхи, поскольку они не соответствуют его представлению о себе. Этот механизм включается тогда, когда человек, часто ошибочно, обнаруживает в другом то, что присуще ему самому. Проецирующий не осознает, что видимое им в другом человеке (либо каком-то внешнем объекте) является частью его собственного внутреннего мира. Таким образом, внутреннее ошибочно воспринимается как приходящее извне.

«Здоровая» проекция — это проверенная проекция, на ней основана эмпатия. Чтобы не попасть в ловушку этого механизма, необходимо спрашивать у партнера по общению, действительно ли он чувствует (думает, подразумевает) то, что вам кажется.

4. Ретрофлексия. Механизм ретрофлексии включается на фазе контактирования, когда уже выработана энергия и актуализирована потребность. Если в этот момент потребность будет осознана как субъективно запретная (либо будет переживаться как запретная на бессознательном уровне), начнет действовать ретрофлексия, которая проявляется в том, что энергия, предназначенная для манипулирования во внешней среде, направляется на организм. Другими словами, ретрофлексия состоит в перенаправлении аффекта, относящегося к внешнему объекту (чаще негативного), на себя. Мы мыслим ретро- флексивно, если испытываем вину или переживаем самоуничижение вместо того, чтобы испытывать раздражение, злость или разочарование по отношению к значимому для нас объекту.

В консультативной ситуации маркерами ретрофлексии выступают, например, агрессия клиента, обращенная к нему самому, соматический дискомфорт (нарушение дыхания, мышечные зажимы и т. п.), неконгруэнтность между вербальными и невербальными посланиями.

Например, клиент говорит, что хорошо себя чувствует, а при этом у него дрожат руки или стоят в глазах слезы. Показателями ретрофлексии в речи также является использование возвратных местоимений и частиц, например: «Я должен заставить себя делать это».

«Здоровая» ретрофлексия проявляется в самоконтроле, саморегуляции, критичности по отношению к своим намерениям и поступкам. От невротической она отличается осознанностью.

5. Дефлексия. Этот механизм начинает функционировать на фазе финального контакта, когда субъективно переживается отсутствие возможности подойти, приблизиться к истинному объекту желания. В результате желаемый объект подменяется безопасным. Например, человек живет в браке не с тем, с кем хотел бы, а с тем, кто воспринимается как надежный и безопасный.

Если клиент говорит, что у него «все вроде бы нормально», но он чувствует скуку, нехватку чего-то неопределенного, он находится во власти дефлексии.

Дефлексия — защитный механизм высокого уровня. Далеко не всегда его стоит разрушать в консультативной работе. Он перекликается с сублимацией, когда, например, сексуальная энергия направляется на творчество. Маркерами дефлексии в терапевтической ситуации является избегание глазного контакта, постоянная смена тем разговора, повороты тела в сторону от терапевта, многословность в объяснении причин своих поступков, чувств или желаний.

6. Эготизм. Действие этого механизма состоит в том, что субъект поддерживает непроницаемую границу со средой. Это механизм прерывания контакта в самый последний момент через торможение в тот момент, когда, чтобы достигнуть финального контакта, необходимо обратное.

Эготизм блокирует проявление спонтанности и ведет к чрезвычайно высоким энергетическим потерям, так как, чтобы ничего не почувствовать в самый последний момент, организму требуется очень сильное напряжение. Позитивной стороной эготизма является остановка в последний момент перед совершением какого-либо деструктивного, опасного действия (самоубийства, драки и т.п.).

В консультативной ситуации маркером эготизма может быть чувство разочарования в консультанте, злость на него, обвинение его в том, что «ничего не получается». Наиболее явно это относится к тем случаям, когда на самом деле очевидны определенные консультативные достижения и клиент стоит на пороге осознания, понимания важных феноменов своего внутреннего мира.

7. Конфлюэнция. Если контакт состоялся, всегда происходит временное слияние с объектом удовлетворения потребности. В контакте всегда есть опасность потерять себя, надолго слиться с объектом. Примерами здесь являются симбиотические детско-родительские или любовные отношения.

Для личностного развития и роста, согласно гештальт-терапии, умение расставаться, завершать контакт не менее важно, чем способность верно выбрать объект своего желания и найти в себе смелость соединиться с ним.

В консультативной ситуации маркером является, например, нежелание клиента завершать процесс консультирования, попытки продлить время сессии, чтобы не расставаться с консультантом.

Перлз выделил пять уровней, через которые проходит клиент на пути к раскрытию своей истинной индивидуальности в процессе гештальт-терапии [54].

Первый уровень — уровень фальшивых отношений, игр и ролей. Это привычное ролевое поведение, которое строится на основе социальных стереотипов. Оставаясь на этом уровне, человек живет, не исходя из потребности реализации собственного «Я», а согласно ожиданиям других людей и конъюнктурным представлениям об успехе, статусе и благополучии.

Второй уровень — фобический — связан с осознанием человеком своего фальшивого поведения и манипуляций. Человек начинает понимать, что он отказался от действительно важных и личностно значимых для него вещей (интересов, ценностей, чувств, потребностей) ради социального одобрения и иллюзорных, не приносящих удовлетворения достижений. Но когда он представляет себе, какие последствия могут возникнуть, если начать вести себя искренне, его охватывает чувство страха, и он стремится избегать столкновения со своими болезненными переживаниями.

Третий уровень — уровень тупика и отчаяния. Этот уровень характеризуется тем, что человек осознает невозможность жить по- прежнему, так как эта жизнь приносит одни лишь разочарования, пустоту и скуку, но не знает, что делать, куда двигаться дальше. Он переживает утрату поддержки извне, но не готов и не хочет использовать свои собственные ресурсы.

Оказавшись на этом уровне, человек чаще всего обращается за психологической помощью.

Четвертый уровень — уровень внутреннего взрыва — состояние внутреннего смятения, отчаяния, отвращения к самому себе, связанные с осознанием того, как человек ограничил и подавил себя. Человек в слезах отчаяния переживает свою решимость самому принять ситуацию и справиться с ней. Происходит осознание того экзистенциального факта, что любое изменение требует самостоятельного выбора, мужества и ответственности, без каких-либо гарантий извне о том, что «все будет хорошо». Это слой доступа человека к своему подлинному «Я».

Пятый уровень — уровень внешнего взрыва. Процесс внутренних изменений, осознание и принятие своих желаний и чувств, часто неоднозначных или неприятных, постепенно переходит в процесс активных жизненных изменений, ведущих к творческой реализации своего подлинного «Я».

Таким образом, целью гештальт-терапии и гештальт-ориентиро- ванного консультирования является помощь в достижении клиентом полной интеграции его личности и реализации его творческого потенциала.

Круг проблем, рассматриваемых в области гештальт-ориен- тированного консультирования: нарушение социально-психологической адаптации личности; недостаток личностной автономии, склонность к симбиотическим отношениям; аутоагрессивное поведение; чувство вины; непонимание или утрата смысла жизни; страх смерти; переживание потери; чувства тоски и тревоги; депрессия.

В геш- тальт-ориентированном консультировании отношения между консультантом и клиентом понимаются как контакт «человек-человек», идентичный встрече двух равноправных людей «здесь-и-теперь».

Консультант старается избегать непосредственного вмешательства в личные чувства клиента и старается создать атмосферу, способствующую выражению этих чувств, стремится понимать и воспринимать клиента в терминах его собственного жизненного мира, отношений и индивидуальных ценностей.

При этом консультант должен уметь конфронтировать с клиентом, даже прибегая к усилению фрустрации последнего в случае манипу- лятивного поведения и стремления воспроизводить в консультативном процессе паттерны ролевого поведения.

Клиенту в гештальт-ориентированном консультировании отводится активная роль, включающая право на собственные интерпретации позиций, на осознание схем, определяющих жизненные стратегии, и построение отношений. Предполагается, что клиент должен переключаться с рационализации на переживание вплоть до запрещения вербального контакта на определенных этапах консультирования. При поддержании вербального контакта делается акцент на том, чтобы клиент, испытывая чувства, говорил от их имени, а не просто сообщал о них.

Основные методы воздействия в гештальт-ориентированном консультировании:

1. Экспериментирование. В ходе терапии клиенту предлагается не ограничиваться рассказом, а превратить свои слова в действия, развертывающиеся в «здесь-и-теперь» ситуации.

Эти эксперименты могут быть разного порядка, например:

  • • расширение осознания, когда консультант, например, предлагает осознать свое дыхание или ту или иную часть тела;
  • • исследование темы, изложенной клиентом в скрытой форме, например, когда консультант предлагает привести в действие метафору, которую он только что употребил («Я чувствую, что грудь моя в тисках!», «Он пробуждает во мне желание обращаться с ним, как с собакой»). Это исследование может пройти через усиление и акцентирование употребленных слов и жестов и т. и.;
  • • исследование разных типов границ собственного «Я» клиента и контакта: пределы проявления себя, границы самовыражения, привычек, пороги ощущений и телесных движений, ценностей ит.д.

Основным методическим приемом, посредством которого осуществляется экспериментирование, является прием диссоциированного диалога.

Диссоциированный диалог — это диалог между различными компонентами личности клиента, например, между обвиняющей («собака сверху») и обороняющейся («собака снизу») частями личности.

«Собака сверху» олицетворяет обязанности, требования, оценки, усвоенные индивидом в процессе его индивидуального развития, и является, по сути, набором интроектов. «Собака снизу» олицетворяет спонтанное начало, но при этом и пассивно-оборонительные установки, обосновывающие уклонения от обязанностей; набор манипуля- тивных стратегий ухода от ответственности.

Для построения диссоциированного диалога необходимо выделить в клиенте конфликтующие стороны и представляющие их образы. Когда конфликт удается актуализировать (из фона выделяются фигуры «собаки сверху» и «собаки снизу»), можно приступать к диалогу между ними.

Клиент поочередно говорит от лица то одной, то другой «собаки», то обвиняя себя, то оправдываясь. Можно использовать для этого пустой стул или другие формы обращения с пространством в реалиях терапевтической ситуации.

Упражнение можно считать успешно выполненным и законченным, если клиент достигает осознания бесплодности и вредности манипуляций, совершаемых им над собственной личностью, достигает компромисса между внутренними противоречиями, чувствует себя более целостным и уверенным в себе.

  • 2. Работа со сновидениями. Различные элементы сна рассматриваются в гештальт-терапии как проекция отдельных частей личности человека, видящего сон. Сон — «экзистенциальное послание», с которым спящий обращается к самому себе. Это послание можно прочесть, например, через импровизированные диалоги между различными элементами сна, как одушевленными, так и неодушевленными. Для этого клиенту предлагается последовательно идентифицировать себя с разными элементами сна таким образом, чтобы присвоить обратно свои проекции.
  • 3. Телесная работа. В гештальт-ориентированном консультировании консультант подходит к опыту клиента во всей его целостности, принимая в расчет телесные и эмоциональные измерения, так же как познавательные, интеллектуальные, сновидные, связанные с воображением, экспрессивные и другие характеристики клиента. Консультант пользуется всеми этими измерениями, чтобы войти в контакт с клиентом.

Гештальт-ориентированный консультант не разделяет «разум» и «тело». Тело и эмоция представляют собой частные модальности опыта человека. При патологических процессах эти модальности иногда носят фрагментарный характер, и тогда их следует воссоединить. Для этого всегда обращается внимание клиента на то, что происходит с его телом (позой, мышцами, дыханием, вегетативными реакциями, интонацией и т.п.), когда он говорит.

Современные модели гештальт-терапии и гештальт-ориентирован- ного консультирования занимают прочную и уверенную позицию в системе концепций и методов психологической помощи. По сравнению с ортодоксальной моделью Ф. Перлза они характеризуются большей открытостью и «терпимостью» по отношению к другим теоретическим направлениям терапевтической и консультативной психологии, интегрируя и творчески адаптируя их идеи к методологии и технологиям основателя гештальт-терапевтического подхода.

Значительная часть современных гештальт-ориентированных консультантов внимательно относятся к психоаналитической теории, в особенности к концепциям развития личности, предложенным британскими аналитиками объектных отношений (М. Балинт, Р. Фэй- рбейрн, Д. Винникотт), а также к интерсубъективному подходу (Р. Столороу, Б. Брандшафт, Дж. Атвуд), рассматривая их в качестве наиболее убедительной основы для понимания этиологии эмоциональных проблем клиента. Другая, не менее значительная часть пси- хологов-практиков гештальт-ориентации, разделяет позиции экзистенциального подхода к объяснению природы человека (Л. Бинсван- гер, М. Босс, Р. Мэй, И. Ялом).

Несмотря на возрастающую популярность и востребованность гештальт-ориентированного консультирования, до сих пор существует дефицит качественной научно-методической литературы, отражающей теорию и методологию гештальт-подхода. Начинающему консультанту будет полезна работа Ж.-М. Робина «Гештальт-терапия» (2007), в которой представлен краткий и содержательный обзор возникновения, развития и современного состояния этого перспективного направления, а также дано описание разработанных в его рамках методов и техник работы с клиентом. Составить представление об основных особенностях как индивидуальной, так и групповой работы в гештальт-терапии читатель сможет, познакомившись с хрестоматией «Гештальт-терапия. Теория и практика» (2000) и книгой И. и М. Поль- стеров «Интегрированная гештальт-терапия: Контуры теории и практики» (1999).

Задания для самостоятельной работы

I. Выполните следующее упражнение:

Техника «Путешествие в старый заброшенный магазин».

Инструкция студентам. Сейчас Вам предоставляется возможность применить гештальт-технику «Путешествие в старый заброшенный магазин» для исследования и анализа собственных психологических особенностей. Слушайте меня внимательно и следуйте моим рекомендациям.

Сядьте удобно. Прикройте глаза и расслабьте тело. Сделайте глубокий вдох... Выдох... Еще раз глубокий вдох... Выдох...

Представьте, что Вы идете по хорошо освещенной людной улице города, потом сворачиваете в переулок и попадаете на узкую, слабо освещенную улочку со старинной архитектурой. Вы спускаетесь вниз по ней, дорога, по которой Вы идете, вымощена камнем, Вы смотрите по сторонам и среди прочих построек замечаете старый, заброшенный антикварный магазин. Его окна грязные, но если заглянуть, можно заметить, что внутри находятся разные вещи и предметы. Приблизьтесь к окну и посмотрите на них внимательнее. ...

А теперь найдите дверь, ведущую в магазин, и войдите внутрь. Внимательно осмотрите вещи, оказавшиеся внутри, и выберите среди них ту вещь, которая больше всего Вас заинтересует. ... Включите Ваше воображение. Представьте, что эта вещь может говорить. Пусть вещь расскажет Вам о том, как она попала в магазин, как ей здесь живется, кто был ее хозяином, как они расстались... Обратите внимание на то, какие чувства Вы испытываете, знакомясь с историей этой вещи. Вы можете сделать с ней все, что захотите: оставить на прежнем месте, взять с собой, что-то еще... Подумайте, как бы Вам хотелось поступить с этой вещью, и сделайте так, как считаете правильным.

А теперь отойдите в центр того помещения, магазина, в котором Вы находитесь. Скользните взглядом по полкам и той же самой дорогой, по которой пришли сюда, постепенно возвращайтесь назад... к той начальной точке, с которой начался Ваш путь. Неспешно возвращайтесь в настоящее, в Ваш сегодняшний день, в нашу аудиторию. Сделайте медленный глубокий вдох, откройте глаза, измените позу.

После выполнения задания организуется общее обсуждение, посвященное рефлексивному анализу опыта применения техники «Путешествие в старый заброшенный магазин». Студентам предлагается (по желанию) рассказать историю вещи, с которой они встретились в «путешествии», от первого лица.

Далее преподаватель показывает на примере, как строится работа с историей клиента, в качестве которого в данном случае выступает студент-доброволец.

Выполнение задания завершается общим обсуждением «по кругу» чувств и переживаний, возникших в процессе выполнения упражнения и анализа представленных случаев. [1]

Каждый из Вас в этом упражнении должен выступить в роли консультанта. В качестве клиента может выступить любой взрослый человек (старше 18 лет), с которым Вы не состоите в близких родственных или близких дружеских отношениях.

Целью упражнения является интеграция отдельных частей «Я» клиента в целостную индивидуальность. В ходе выполнения упражнения Вам следует стремиться решить следующие задачи:

  • помочь клиенту получить доступ к неосознаваемым или плохо осознаваемым частям своего «Я»;
  • помочь в осознании границ его личности;
  • способствовать разрешению внутренних конфликтов между значимыми фрагментами личности клиента;
  • выявить доминирующие способы прерывания контакта, используемые клиентом, помочь ему осознать их, способствовать улучшению адаптационных способностей клиента.

Процедура выполнения упражнения:

  • 1. Клиента просят сосредоточиться на своих ощущениях и выделить доминирующее ощущение, чувство (фигуру).
  • 2. Клиенту предлагается представить образ, ассоциирующийся с этим ощущением на пустом столе, стоящем напротив (проекция фигуры).
  • 3. Клиент поочередно меняет стулья, отождествляясь с различными фрагментами своей личности и рассказывая (обязательно от первого лица) о своих чувствах и переживаниях во время пребывания на разных стульях, обращаясь к воображаемому собеседнику, «сидящему» напротив.
  • 4. Подводится итог только что полученного опыта. С помощью консультанта клиент делает попытку примирить конфликтующие части своей личности, стать более открытым, спонтанным и естественным, выработать более зрелые способы взаимодействия с окружающим миром.

По результатам упражнения подготовьте письменный отчет, включающий протокол его проведения (запись диалога, проходившего между Вами и клиентом в процессе работы) и рефлексивный анализ Вашего консультативного опыта. В отчете отразите ответы на следующие вопросы:

  • 1. Какие консультативные гипотезы у Вас возникли? Удалось ли проверить их по ходу упражнения? Если да, то каким образом? Если нет, то с чем, на Ваш взгляд, это связано?
  • 2. Какие чувства возникали у Вас в процессе выполнения упражнения?
  • 3. С какими трудностями Вы столкнулись, выступая в роли консультанта?
  • 4. Удалось ли Вам, на Ваш взгляд, решить поставленные в упражнении задачи? Обоснуйте свой ответ.

Литература для подготовки к занятию

  • 1. Гештальт-терапия. Теория и практика. М., 2000.
  • 2. Московский психотерапевт. Журнал. 1994. № 3 (специальный

гештальт-выпуск).

3. Польстер И., Польстер М. Интегрированная гештальт-терапия: Контуры теории и практики. М., 1999.

  • [1] Выполните следующее домашнее задание: Инструкция студентам. Во внеаудиторной обстановке проведитегештальт-упражнение «Пустой стул».
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>