Полная версия

Главная arrow Психология arrow Индивидуальное психологическое консультирование: основы теории и практики

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ОСНОВНЫЕ ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ МОДЕЛИ, ИСПОЛЬЗУЕМЫЕ В ИНДИВИДУАЛЬНОМ ПСИХОЛОГИЧЕСКОМ КОНСУЛЬТИРОВАНИИ

ПРИМЕНЕНИЕ ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКИХ МЕТОДОВ В ИНДИВИДУАЛЬНОМ КОНСУЛЬТИРОВАНИИ

«Если я поднимусь на тот холмик, я увижу сразу весь сад, — подумала Алиса. — А вот и тропинка, она ведет прямо наверх... Нет, совсем не прямо...» Но куда бы она ни шла, где бы ни сворачивала, всякий раз, хоть убей, она выходила снова к дому... Она снова пошла по тропинке, дав себе слово никуда не сворачивать, пока не доберется до холма. Сначала все было хорошо, как вдруг тропинка изогнулась, вздыбилась — ив тот же миг Алиса оказалась прямо на пороге дома... А холм был совсем рядом — ну прямо рукой подать...

Л. Кэрролл

Понятия «психологическое консультирование» и «психоанализ» часто противопоставляются, в основном по критерию глубины проработки проблем клиента. Вместе с тем нельзя не отметить, что ряд концептуальных ценностей и принципов психоанализа вошли в качестве неотъемлемой части в различные модели консультативной помощи. К ним относятся, например, идеи бессознательной мотивации поведения человека, универсального внутриличностного конфликта, защитных механизмов, принцип сохранения психической энергии, детерминированность психической реальности взрослого человека его ранним детским опытом.

В настоящее время аналитически-ориентированное консультирование имеет статус самостоятельного направления в рамках личностно-ориентированного консультирования.

Аналитически-ориентированное консультирование следует отличать от психоаналитической психотерапии — специализированного вида психологической помощи, возникшего на базе психоанализа и предполагающего длительную (как правило, не менее 2-3 лет) работу с клиентом, целью которой является трансформация личности последнего, главным образом за счет глубокого анализа его личной истории и значительного изменения его убеждений, системы отношений и поведения. В отличие от данного вида психотерапии, аналитическиориентированное консультирование предполагает помощь клиенту в мобилизации его личностного ресурса в опоре на «здоровые», целостные аспекты его личности.

Кроме того, консультант, в отличие от психотерапевта, фокусирует внимание только на актуальных для клиента аспектах основного внутриличностного конфликта, не затрагивая остальные. Наконец, аналитически-ориентированное консультирование адресовано только клиентам, не имеющим серьезных психических нарушений, тогда как аналитик-терапевт нередко работает с людьми, проблемы которых обусловлены достаточно глубокой психопатологией.

Отметив отличия, выделим и общие для различных видов психоаналитической помощи аспекты. Психоаналитическую психотерапию и аналитически-ориентированное консультирование объединяет:

  • • теоретическая база;
  • • фокусировка в процессе работы с клиентом на определении той стадии его психосексуального развития, на которой произошла фиксация;
  • • помощь клиенту в адаптации к требованиям социальной среды посредством улучшения сознательного контроля над импульсами;
  • • специальное внимание к системе механизмов психологической защиты клиента, помощь в формировании более гибкой и зрелой системы психологической защиты;
  • • общие процедуры и техники.

Таким образом, цель аналитически-ориентированного консультирования — помощь клиенту в достижении инсайта относительно причин, сути его эмоциональных проблем и в развитии умения функционировать, применяя более зрелые способы адаптации, чем раньше.

Основными объектами внимания аналитически-ориентированного консультанта являются следующие элементы психической жизни клиента:

  • 1. Драйвы (влечения, желания, латентные потребности).
  • 2. Негативные или чрезмерные аффекты (например, агрессия, зависть, обида, чувство вины).
  • 3. Травматические ситуации детства, среди которых следует специально выделить:
    • • потерю объекта (как реального лица, например, смерть одного из родителей, так и внутреннего объекта, например, разочарование в близком человеке или самом себе);
    • • страх потери объекта (например, страх потерять любовь и одобрение родителей);
    • • жестокое обращение (инцест, физическое насилие, любые формы унижения);
    • • страх повреждения/наказания.
  • 4. Защитные механизмы (их адекватность, зрелость, гибкость).
  • 5. Специфика внутреннего конфликта. Согласно 3. Фрейду (1856— 1939), человек конфликтен по самой своей природе, с самого рождения. В рамках каждой личности происходит постоянная внутренняя борьба между примитивными эгоистическими влечениями и совестью. Если перейти на язык структурной личностной модели, предложенной 3. Фрейдом, то речь идет о конфликте между инстинктивными влечениями с их «слепым» стремлением к удовлетворению, которые исходят из инстанции Ид, и запретами и ограничениями, налагаемыми на них инстанцией Супер-Эго [71].
  • 6. Компромиссные образования — индивидуальные способы достижения компромисса между различными элементами внутреннего конфликта. Фрейд считал, что основной конфликт универсален и не может быть разрешен. Максимум, что может сделать человек, это достичь компромисса между желаниями и запретами, между Ид и Супер-Эго, либо сделать контроль Супер-Эго над Ид более конструктивным и совершенным.

Ортодоксальный психоанализ ориентирован именно на эти цели: здоровый человек, согласно психоаналитической концепции, тот, кто способен удовлетворять свои влечения адекватно ситуации и в соответствии с моральными ограничениями, принятыми в его культуре. Компромиссные образования могут носить как адаптивный, так и дез- адаптивный характер. Качество компромиссных образований определяется силой Эго и индивидуальной спецификой системы защитных механизмов, посредством которых Эго осуществляет функции адаптации на бессознательном уровне.

Компромиссные образования рассматриваются как дезадаптивные, если:

  • • клиент подавляет желание испытывать нормальные, соответствующие возрасту удовольствия и не может достичь удовлетворения;
  • • клиент слишком часто и/или глубоко бывает поглощен болезненными чувствами (тревогой, чувством вины, завистью, отчаянием, разочарованием и т.д.), и поэтому ему сложно использовать свои интеллектуальные функции;
  • • клиент демонстрирует сильные тенденции к самоповреждению;
  • • отношения клиента с другими людьми находятся в серьезной дисгармонии (отсутствие дружеского контекста, устойчивая конфликтность, изоляция, симбиоз И Т.Д.).

Несмотря на то что идея внутриличностного конфликта и компромиссных образований является одним из центральных звеньев психоаналитической теории и одновременно важной, если не основной, темой терапевтической и консультативной работы, в современной учебной и научной литературе весьма слабо отражено развитие представлений о природе основного конфликта, формах его переживания и выражения в поведении. Поэтому эту тему я рассмотрю подробнее.

Теоретические положения о внутриличностном конфликте, сформулированные и обоснованные 3. Фрейдом, получили дальнейшее развитие в работах представителей различных направлений психоанализа: А. Адлера, К. Г. Юнга, К. Хорни, Э. Эриксона, X. Кохута,

О. Кернберга и др.

Ближайший последователь 3. Фрейда, К. Г. Юнг (1875-1961), предпринял попытку объяснить природу внутреннего конфликта в контексте теории об индивидуальном и коллективном бессознательном и их взаимосвязи. В процессе личностного роста (индивидуации), по К. Г. Юнгу, психика человека способна выработать новый центр — Самость, который занимает место первичного центра — Эго. Формирование Самости предполагает максимально полную, завершенную дифференциацию и гармоничное сочетание всех аспектов личности, интеграцию содержания личного и коллективного бессознательного и происходит, как уже было сказано выше, в процессе индивидуации. Этот процесс представляет два основных этапа.

Первый этап заключается в посвящении во внешний мир и завершается формированием Персоны или структуры Эго, т.е. такого склада личности, который воспринимается самим носителем и людьми его окружения как подлинная и единственная личность. Однако, по убеждению К. Г. Юнга, Персона не является истинной личностью человека. «Можно сказать, немного преувеличивая, что Персона есть то, чего в действительности нет, но о чем она сама, как и другие думает, что есть», — пишет он [87, с. 370].

Второй этап — посвящение во внутренний мир в процессе дифференциации и отмежевания психологии индивидуальной от психологии коллективной, словами К. Г. Юнга — процесс восамления.

Как правило, началу процесса восамления предшествует кризис или момент отчаяния, переживания, просветляющий сознание человека и направляющий его по этому пути. Восамление начинается с отделения от псевдоличности — Персоны — и продлевается углублением в бессознательные сферы, которые надлежит поднять в сознание. В результате происходит осознание человеком себя тем, чем он является от природы, в отличие от того образа, который воплощает Персона, и за который человеку хочется себя выдавать. Эта цельность, или Самость будет достигнута в том случае, если сознание и бессознательное будут гармонически уравновешены.

Таким образом, согласно К. Г. Юнгу, здоровому, полноценному развитию личности сопутствует нормативный внутриличностный конфликт, понимаемый им как противоречия между индивидуальным и коллективным бессознательным — с одной стороны, и между псевдоличностью, представленной Персоной, и истинной личностью, представленной Самостью — с другой. Разрешение его является потенциально возможным при условии достижения человеком Самости. Однако сама возможность достижения Самости является идеальной: выступая мощным стимулом для личностного развития и роста, она, скорее всего, не может быть реализована в настоящей жизни, значит и основной внутриличностный конфликт может быть разрешен только гипотетически [87].

А. Адлер (1870-1937) наполнил новым смыслом содержание понятия внутриличностный конфликт. Внимание А. Адлера привлекала следующая разновидность внутреннего конфликта: одновременное присутствие в структуре одной и той же личности комплекса неполноценности, с сопутствующими ему чувствами собственной слабости и несостоятельности, и стремления к самоутверждению и превосходству над другими людьми [ 1 ].

Стремление к превосходству является врожденным и питается агрессивностью, инстинктивной по своей природе, и значит, представляет интрапсихическую инстанцию Ид. Переживания, составляющие ядро комплекса неполноценности, концентрируются в инстанции Супер-эго, так как являются производной от интроецированных в детстве установок и особенностей взаимоотношений ребенка со значимыми фигурами его ближайшего окружения. Адлер считал, что развитию комплекса неполноценности способствуют прежде всего следующие факторы: неполноценность какого-либо органа, чрезмерная родительская опека либо отвержение со стороны родителей.

По глубокому убеждению А. Адлера, разрешить конфликт между чувством неполноценности и стремлением к превосходству на личностном уровне невозможно, так как инстинктивное желание подняться над остальными нельзя удовлетворить в полной мере, равно как и преодолеть идущие из детства ощущения слабости и несамостоятельности. Даже наиболее удачные попытки компенсации и сверхкомпенсации комплекса неполноценности создают лишь иллюзию разрешения внутреннего конфликта. Однако этот конфликт можно «перерасти», преодолеть посредством развития социального интереса, понимаемого как способность подчинять свои личные потребности делу социальной пользы [1].

Развитие и усиление социального интереса выступает главной целью адлерианской терапии. По мере повышения его уровня в ходе лечения эгоистические цели пациента заменяются социально полезными жизненными целями, при этом он становится увереннее и смелее, т.е. преодолевает и чувство неполноценности.

Концептуальные положения А. Адлера относительно значения социального интереса в решении внутренних конфликтов во многом близки создателю радикально-гуманистической ветви психоанализа

Э. Фромму (1900-1980), который подчеркивает значимость развития в каждом человеке созидательной социальной активности и ее роль в разрешении внутренних конфликтов личности [72].

Фромм рассматривает проблему внутриличностного конфликта в социальном контексте. Он выделяет присущий каждому человеку конфликт между стремлением к свободе и стремлением к безопасности, которое связано с чувством принадлежности к обществу. Интенсивность конфликта и способы его разрешения зависят, согласно Э. Фромму, от экономических и политических систем общества.

Таких способов четыре: три невротических — авторитаризм, де- структивизм, конформизм, и один зрелый конструктивный — позитивная свобода. Невротические способы предполагают отказ от свободы и своей индивидуальности в пользу мнимой безопасности, конструктивный — сохранение свободы и автономности наряду с ощущением единения с другими людьми и обществом. Каждый человек, убежден Э. Фромм, может преодолеть свои внутренние конфликты, встав на путь позитивной свободы. Для этого необходимо проявлять спонтанную активность в жизни, основанную на любви и продуктивном труде.

Проблеме внутренних конфликтов личности уделяла большое внимание еще одна яркая представительница психоаналитической школы — К. Хорни (1885-1952). Обращаясь к творчеству 3. Фрейда, она соглашается с основателем психоанализа в том, что внутрилич- ностный конфликт между вытесненными и вытесняющими силами существует и занимает важное место в структуре неврозов, а также в том, что он носит бессознательный характер. Но по К. Хорни, этот конфликт не базален, а вторичен. В качестве базальных она рассматривает внутренние конфликты иного рода. Они представляют собой несовместимое сочетание в рамках одной личности нескольких невротических наклонностей, Так, например, человек может одновременно испытывать разнонаправленные побуждения уступить, бороться и быть в стороне от всех, причем независимо от того, соответствуют ли эти побуждения реальным обстоятельствам. Хорни считает источником такого конфликта потерю человеком способности искренно желать чего-либо в силу того, что сами его желания расходятся между собой, являются несовместимыми [77].

Хорни подчеркивает, что внутренние конфликты присущи как невротикам, так и здоровым людям. Принципиальное различие состоит в степени расхождения конфликтующих тенденций, которая у нормального человека гораздо меньше, чем у невротика. Выборы, осуществляемые здоровым человеком, — это сознательные выборы между способами действия, каждый из которых возможен в рамках хорошо интегрированной личности. Невротик же глубоко поглощен конфликтом и потому не имеет свободы выбора. В такую ситуацию он попадает из-за того, что плохо осознает собственные чувства и желания. Часто единственными чувствами, которые он испытывает ясно и четко, являются страх и гнев в ответ на удары, наносимые по его уязвимым местам, тогда как другие чувства и разнонаправленные потребности, являющиеся источником конфликта, глубоко вытеснены из сознания. В результате невротик оказывается в плену противоречивых влечений, ни одному из которых он не хочет следовать, так как они не являются его истинными желаниями, а всего лишь маскируют последние, не допущенные в сознание усилиями жесткого Супер-Эго.

Здесь необходимо добавить, что, в отличие от 3. Фрейда, К. Хорни отрицает неизбежность и неразрешимость внутренних конфликтов. Она полагает, что подобные противоречия, во-первых, не всегда возникают, во-вторых, если и возникают, то могут быть успешно разрешены в случае готовности человека приложить значительные усилия и перенести связанные с ними тяжелые испытания. Основой для благополучного разрешения внутренних конфликтов является их осознание и принятие в себя существующих противоречий, а также последующая психоаналитическая работа, направленная на переосмысление травматических переживаний детства, лежащих в их основе, и поиск более адаптивных, свободных от симптомов невроза, способов взаимодействия с окружающими людьми.

В психоаналитической традиции принципиально отличной от позиции 3. Фрейда в отношении к внутренним конфликтам является концепция Э. Эриксона (1902-1994). Эриксон в своих работах сделал решительный сдвиг с акцента на Ид к акценту на Эго. С позиции Э. Эриксона, именно Эго составляет основу поведения и функционирования личности. Он рассматривал Эго как автономную структуру, основным направлением развития которой является социальная адаптация; параллельно идет развитие Ид и инстинктов [85].

В то время как Фрейд считал, что Эго борется, пытаясь разрешить конфликт между инстинктивными побуждениями и моральными ограничениями, Э. Эриксон доказывал, что конфликты происходят скорее внутри самого Эго и связаны с возрастными психосоциальными кризисами, универсальными для каждого человека. Он предложил восемь стадий психосоциального развития человека, охватывающие весь период жизни — от рождения до смерти.

Каждая стадия сопровождается кризисом, который Э. Эриксон рассматривает как поворотный момент, возникающий вследствие достижения определенного уровня психологической зрелости и предъявляемых индивиду социальных требований. Это означает, что на каждом возрастном этапе возникает своя специфическая, требующая решения проблема. Успешное разрешение кризиса является залогом дальнейшего развития здоровой личности и необходимым фактором эффективного проживания последующей стадии.

Эриксон подчеркивает, что конфликт каждого возрастного периода детерминирован не только внутренними факторами, но и социальными требованиями. Тем не менее, по сути, он является внутренним. Так, ребенок на протяжении первого года жизни «выбирает» между базальным доверием и базальным недоверием, к концу третьего года встает перед выбором между автономией и чувством стыда, а в возрасте 3-6 лет его Эго осуществляет выбор между развитием инициативности и формированием устойчивого чувства вины. Последующие возрастные кризисы несут с собой собственные внутренние конфликты, требующие разрешения. От специфики их разрешения зависит индивидуальное своеобразие личности. При этом Э. Эриксон твердо убежден в том, что у каждого человека, особенно в течение последних четырех стадий, есть определенная возможность разрешить и предыдущий и актуальный кризисы. Таким образом, начиная с Э. Эриксона, тема внутреннего конфликта приобретает иное звучание, конфликты начинают нести позитивный заряд и становятся важнейшими моментами развития. Подобный взгляд на проблему сближает теорию Э. Эриксона с концепциями гуманистической психологии.

Современный психоанализ предлагает классификацию внутрилич- ностных конфликтов в соответствии с уровнем развития личностной организации и защитным стилем внутри этого уровня. Первое измерение отражает уровень индивидуации пациента или степень патологии (психотический, пограничный — между психотическим и невротическим, невротический, «нормальный»); второе обозначает тип характера человека (параноидный, депрессивный, шизоидный и т.д.) [40; 28].

Научные истоки этой классификации можно найти в развитии психоаналитической теории в школе объектных отношений и соответственно в работах таких ее представителей, как М. Кляйн, Р. Фейрбейрн, У. Бион, Д. В. Винникотт, М. Малер, О. Кернберг и др. По мнению этих авторов причины внутриличностных конфликтов взрослых людей восходят к младенческому возрасту. Так, по мнению основательницы школы объектных отношений М. Кляйн (1882— 1960), базовый интрапсихический конфликт представляет собой конфликт, переживаемый младенцем как борьба оберегающе-любовных и разрушительно-ненавистных влечений. Причем бессознательно младенец как бы вручает ответственность и контроль за ними в руки матери [29].

Авторы, относящие себя к школе объектных отношений, подчеркивают, что внутриличностный конфликт может характеризоваться не только противоречивостью образа собственного «Я», но и противоречивым, фрагментарным восприятием других людей и проявляться как в неудовлетворенности собой, так и значимыми фигурами своего окружения. Причину данного феномена они видят в недостаточно хорошей интеграции интернализованных в детстве объектных отношений [29; 28].

В связи с этим они особенно отмечают важность понимания опыта взаимоотношений, привязанности и сепарации пациента. Их интересует в первую очередь, озабочен ли человек симбиотической проблематикой, темой сепарации-индивидуации или сильно индивидуализированными мотивами соревнования и личностного определения.

Переработка Э. Эриксоном трех инфантильных стадий 3. Фрейда в терминах межличностных задач ребенка также оказала существенное влияние на современную психоаналитическую теорию и практику. Пациентов стало возможным описывать как фиксированных на проблеме первичной зависимости (доверие-недоверие), вторичных вопросах сепарации-индивидуации (автономия или стыд и сомнение) или на более зрелых уровнях идентификации (инициатива или вина).

Третьим источником современной психоаналитической классификации уровней развития личности и соответствующих им внутренних конфликтов (прежде всего это касается пограничной личностной организации) стала так называемая Сэлф-психология, базирующаяся на теории собственного «Я» X. Кохута (1913-1981), а также перекликающиеся с ней концептуальные разработки О. Кернберга (род. 1928) относительно нарциссической личности.

Кохут и Кернберг, хотя и представляют разные ответвления в психоанализе, отмечают в качестве центральной основы нарциссической личности особую структуру персональной идентичности, характеризуемую диффузностью и нестабильностью. Нарциссическое Эго имеет два аспекта: внешний — идеализированный, грандиозный; глубинный — уплощенный, дефицитарный. Одновременное присутствие в структуре личности этих совершенно противоположных аспектов Эго возможно только благодаря примитивным защитным механизмам — отрицанию, расщеплению, изоляции, проекции и проективной идентификации.

Двойственность Эго и, как следствие, постоянная внутренняя конфликтность личности, накладывают отпечаток на все аспекты психического функционирования. Так, в сфере коммуникаций «грандиозное Эго» побуждает сначала к абсолютной идеализации, а затем — к обесцениванию близких отношений. Реальное Эго — слабое, уплощенное и уязвимое — стремится к сближению с харизматичными, сильными или обладающими высоким статусом людьми. В то же время нарциссическая личность испытывает острое чувство зависти к таким людям, так как присущие им привлекательные личностные качества переживаются как недостижимые для нее самой. Тогда единственным способом справиться с чувством собственной глубокой неполноценности становится только обесценивание этих качеств и людей, которые ими обладают. Напротив, людей, в которых человек с нарциссической личностной структурой узнает свои собственные неприемлемые черты, он ненавидит и/или пренебрегает ими, защищая себя таким образом от признания собственной некомпетентности, «ущербности» [26; 27; 28].

Попытка интеграции трех рассмотренных выше источников для классификации уровней развития личности привела к достижению психоаналитически ориентированными терапевтами современности приблизительного согласия следующего характера:

  • • людей, личность которых характеризуется психотической структурой, возможно рассматривать как психологически фиксированных на симбиотической стадии раннего развития;
  • • людей с пограничной личностной организацией можно лучше понять в контексте конфликтов, не решенных на фазе сепарации-индивиду ации;
  • • людей с невротической структурой наиболее точно можно охарактеризовать как фиксированных на эдипальной стадии.

Соответственно, основным внутренним конфликтом людей с психотической личностной организацией является конфликт между «Я» и «не-Я», страхом и безопасностью, между собственной личностью и внешним миром, так как у них практически отсутствует внутреннее различение Ид, Эго и супер-Эго, а также различия между наблюдающим и переживающим аспектами Эго.

Для личностей пограничной организации характерен конфликт между стремлением к автономии и потребностью в эмоциональной близости с другими. Они оказываются попавшими, по словам Н. МакВильямс, «в дилемму-ловушку: когда они чувствуют близость с другой личностью, они паникуют из страха поглощения и тотального контроля; чувствуя себя отделенными, ощущают травмирующую брошенность» [40, с. 92]. Иными словами, ни близость, ни отдаленность не приносят им удовлетворения. Нарциссические личности, основной внутренний конфликт которых рассмотрен выше, особенно подвержены риску «попадания» на этот уровень, так как их структура сама по себе, по сути, погранична.

Внутренние конфликты личностей невротического уровня более «здоровы». Это, как правило, конфликты между желаниями и теми препятствиями, которые, как подозревают невротики, являются делом их собственных рук. Конфликты невротического уровня связаны с проблемами достижения идентичности и развития инициативности, проблемами конкуренции и самоутверждения.

Несмотря на значительные достижения авторов психоаналитической ориентации в области изучения феноменологии внутриличност- ного конфликта, данная проблема остается актуальной и сегодня. Вопросы, связанные с классификацией внутренних конфликтов, подходами к их диагностике, стратегиями психотерапевтической и консультативной работы с клиентами, проблематика которых актуализирована конфигурацией конфликтов различного типа, продолжают активно обсуждаться в современном психоанализе, открывая перспективы для дальнейшего научного поиска.

В практическом плане одной из основных задач аналитически- ориентированного консультанта становится тонкая диагностическая работа, направленная на понимание уровня, глубины и специфики внутренних конфликтов человека, обратившегося за психологической помощью.

Как клиент сам относится к себе?

Какой Образ Себя, Мамы, Папы он вынес из собственного детства?

Насколько он способен доверять себе и другим людям? Прощать себе собственные ошибки, понимать их и двигаться дальше? Прощать других людей?

Как он строит отношения с близкими людьми, чего ждет от них? Что способен сам «предложить» в отношениях?

Готов ли он принимать самостоятельные решения и, если да, то может ли нести за них ответственность?..

Что именно стало для клиента внутренним препятствием для понимания, принятия и осуществления его собственных желаний? Где грань, отделяющая их от предписаний, которые на самом деле навязаны извне, но воспринимаются при этом как свои собственные?

Вот лишь те немногие вопросы, ответ на которые консультант будет искать вместе с клиентом, бережно постигая нюансы живущих внутри него конфликтов и особенности его личностного стиля.

Отмечу, что отнесение клиента к одному из трех уровней — психотическому, пограничному или невротическому — не является само по себе показанием или противопоказанием для дальнейшей работы. Всегда есть возможность найти профессионала, способного обеспечить безопасные и прозрачные условия для проработки внутренних конфликтов даже самому сложному клиенту. Конечно, в том случае, если клиент проявляет желание и готовность встретиться с ними лицом к лицу.

Аналитически- ориентированное консультирование предъявляет высокие требования к личности консультанта и его профессиональной подготовке. Прежде всего консультант сам должен пройти длительную личную психоаналитическую терапию или психоанализ. Он также должен обладать отличными знаниями клинической психологии, теории психоанализа, культурологи и в целом быть высоко эрудированным, энциклопедически образованным человеком. Консультанту, специализирующемуся в области психоанализа, необходимо владеть навыком применения различных постулатов психоаналитической теории, а также специализированных психоаналитических техник к проблемам конкретного клиента.

Основу консультативной работы составляют рациональные взаимоотношения консультанта и клиента, называемые рабочим альянсом. Фактическое проявление рабочего альянса состоит в готовности клиента выполнять различные психоаналитические процедуры, а также в его способности осуществлять интеллектуальный анализ тех инсай- тов, которых он достигает в процессе консультирования.

Консультант содействует рабочему альянсу своими интерпретациями, сочувственным, откровенным и понимающим отношением к клиенту, сочетаемым с определенной жесткостью по отношению к его сопротивлениям, а также к стремлениям «расширить» рабочие отношения, вывести их за рамки консультативного взаимодействия. Ана- литически-ориентированное консультирование в отличие, например, от гуманистического, считает недопустимым самораскрытие консультанта в процессе работы с клиентом. Консультант предоставляет клиенту минимум информации личного характера, оставаясь таким образом максимально неопределенной «мишенью» для проекций со стороны последнего и реализуя один из основных принципов психоаналитического сеттинга — принцип технической нейтральности.

Достижение рабочего альянса открывает возможность использования четырех основных аналитических процедур — прояснения, конфронтации, интерпретации и проработки.

Конфронтация и прояснение составляют две фундаментальные процедуры осуществления обратной связи. С их помощью консультант дает клиенту возможность осознать противоречивость его высказываний, а также его чувств, мыслей, ценностей, отношений с другими людьми. Консультант фиксирует внимание клиента на этих противоречиях, подчеркивая их и проясняя их субъективный смысл.

Интерпретация предполагает «вскрытие» латентного, неосознаваемого клиентом содержания и смысла его высказываний, переживаний, поведения. Такое преобразование «всплывающего» в процессе консультирования материала помогает клиенту увидеть себя и свои жизненные трудности в новой перспективе и новым способом. В ана- литически-ориентированном консультировании интерпретации подвергаются прежде всего свободные ассоциации, сны, перенос и сопротивление клиента.

Интерпретация представляет собой один из наиболее сложных (возможно, и самый сложный) прием психотерапевтической и консультативной работы. Необходимо, чтобы консультанты находили такие способы интерпретации, которые не препятствовали бы свободному течению мыслей их клиентов. Интерпретация не должна предвосхищать чувства клиента, вмешиваться в то, что он только начинает испытывать, или предсказывать то, что он еще не начал чувствовать. Если информации для корректной интерпретации недостаточно, консультанту следует от нее воздержаться и сосредоточиться на выслушивании клиента, сопровождаемом грамотно сформулированными открытыми вопросами.

Классическая психоаналитическая интерпретация — полная интерпретация — включает три элемента:

• актуальная жизненная ситуация клиента; [1]

  • • текущие отношения с консультантом;
  • • прошлое клиента.

Пример

Интерпретация: Как только мы начинаем обсуждать возможные психологические причины Ваших панических атак, Вы меняете тему и переходите к обсуждению результатов медицинских исследований и назначений, которые Вам сделал невролог. Когда я прошу Вас вернуться к обсуждаемой теме, Вы выражаете недовольство и раздражение и просите от меня конкретных рекомендаций, хотя ранее согласились работать, отказавшись от подобных ожиданий.

Давайте обратимся к Вашему изначальному запросу. Вы выразили желание работать над тем, чтобы обрести в себе силы для самостоятельного выбора и принятия решений в Вашей жизни. В частности, Вы сказали, что хотели бы устроиться на работу. Вы также отметили, что Вас тяготит полная зависимость от мужа и неспособность принять даже самое простое решение без его поддержки и одобрения. В процессе нашей работы Вы осознали, что ведете себя противоречиво: объявляете мужу, что собираетесь искать работу, так как хотите иметь самостоятельный заработок, профессионально развиваться, а когда он соглашается с разумностью этого Вашего решения, обижаетесь и злитесь на него за то, что он не убеждает Вас в ненужности работы и готовности полностью оградить Вас от финансовых проблем. После этого Вы начинаете жаловаться ему на Ваши проблемы со здоровьем.

На мой взгляд, есть много общего между Вашей реакцией на поведение мужа и Вашей реакцией на мои слова по поводу работы над психологическими причинами Ваших симптомов: как только Вы получаете желанную возможность проявить самостоятельность и активность, Вы злитесь на тех, кто ее Вам предоставляет. И как только встает необходимость сосредоточиться на Ваших психологических переживаниях, Вы прячетесь в симптомы.

Нередко требуется несколько сессий, прежде чем клиенту может быть предложена полная интерпретация, базирующаяся на снах, свободных ассоциациях, поведении клиента на сессиях и других аспектах проявления его психической жизни.

Проработка предполагает появление у клиента способности к осознанию причин его эмоциональных проблем и формирование на основе этой способности новых, более зрелых приемов адаптации к реальной жизни. Проработка — это процесс достаточно длительный, сопровождаемый инсайтами клиента, которые являются результатом успешных интерпретаций. Это этап осознания и изменения прежде всего соотношения защитных механизмов личности клиента: повышение «удельного веса» зрелых защит по сравнению с примитивными.

Проработка открывает путь к формированию у клиента умения осознавать и вербально выражать на консультативных сессиях свои импульсы, ранее скрытые от сознания защитами и сопротивлением. Параллельно у клиента формируется способность к более зрелому и гибкому контролю импульсов, что ведет к появлению гораздо более эффективных компромиссных образований по сравнению с теми, которые ранее были включены в защитный репертуар клиента.

Учебная литература по аналитически-ориентированному консультированию на сегодняшний день весьма обширна и разнообразна. Вместе с тем неискушенный читатель должен понимать, что при первом чтении тексты авторов психоаналитической ориентации могут вызывать значительные сложности для понимания и требуют внимательного, вдумчивого и сосредоточенного изучения.

Среди современных изданий, выделяющихся наибольшей ясностью изложения, я хотела бы назвать учебник Н. Мак-Вильямс «Психоаналитическая диагностика: Понимание структуры личности в клиническом процессе» (2010), блистательные работы П. Кейсмента «Обучаясь у пациента» (1995) и «Обучение на наших ошибках» (2005), руководство Л. Люборски «Принципы психоаналитической психотерапии. Руководство по поддерживающему и экспрессивному лечению» (2003), книгу Ш. Роута «Психотерапия: искусство постигать природу» (2002). Безусловно, этот краткий перечень является весьма приблизительным и не охватывает пласт прекрасной психоаналитической литературы, которая сегодня доступна русскоязычному читателю.

Задания для самостоятельной работы

I. Подготовьте устные ответы на следующие вопросы:

  • 1. Проведите сравнительный анализ топографической модели психики и структурной модели личности по 3. Фрейду.
  • 2. Раскройте понятие о полноценно функционирующей личности с точки зрения психоаналитической теории. Что считается психической «нормой», а что «патологией» в различных психоаналитических концепциях: в концепции 3. Фрейда, К. Г. Юнга, А. Адлера, К. Хорни, в концепциях, разработанных в рамках школы объектных отношений (М. Кляйн, Р. Фейрберн, М. Малер, О. Кернберг и др.)?
  • 3. Расскажите о методах лечения невротических расстройств, предложенных классическим психоанализом. В чем их отличие от методов современной психодинамической терапии и консультирования? [2]

Цели психологического консультирования, построенного на модели А. Адлера, состоят в выявлении у клиента ошибочных суждений о себе и других людях, формировании у него таких жизненных целей, которые помогут реализовать личностный потенциал. В процессе консультирования психолог помогает клиенту улучшить самопонимание и принять ту новую информацию о себе, которую он осознал. Кроме того, психолог обучает клиента новым, более конструктивным, по сравнению с используемыми ранее, способам межличностного взаимодействия, которые основаны на принятии ценности других людей и соотнесении собственных потребностей с интересами окружающих.

Основой метода анализа ранних воспоминаний является положение

3. Фрейда о том, что «так называемые детские воспоминания представляют собой не настоящий след давних впечатлений, а его позднейшую обработку, подвергшуюся воздействию различных психических сил более позднего времени» [71, с. 220]. По мнению 3. Фрейда, ранние детские воспоминания человека содержат множество не только реальных, но и фантастических, вымышленных элементов и приобретают значение, как правило, «маскирующих» воспоминаний. Психоанализ в целом уделяет большое внимание детским воспоминаниям, поскольку они «содержат в себе не только некоторые существенные элементы детства, но вообще все, что было в нем существенного»1.

По мнению А. Адлера, в самом раннем воспоминании находят выражение основополагающие жизненные установки человека и способы преодоления типичных для него жизненных трудностей. Анализ смысловых и вербальных особенностей воспоминания позволяет сделать выводы относительно социальной адаптации исследуемого. Результатом анализа ранних детских воспоминаний является положение А. Адлера о «жизненном стиле личности», под которым он понимает свойственную человеку концепцию жизни (значение, которое человек придает миру и самому себе, направленность его устремлений и потребностей), а также свойственные ему паттерны поведения (привычки, способы решения жизненных проблем).

Инструкция студентам. Сейчас Вам предоставляется возможность применить технику «раннее детское воспоминание» для исследования и анализа собственных психологических особенностей. Слушайте меня внимательно и следуйте моим рекомендациям.

Сядьте удобно. Прикройте глаза и расслабьте тело. Сделайте глубокий вдох... Выдох... Еще раз глубокий вдох... Выдох...

Вы отправляетесь путешествовать в далекое прошлое своего детства. Начните разматывать свою жизнь, как киноленту, от сегодняшнего дня к вчерашнему... К событиям, которые произошли на прошлой неделе... Месяц назад... Год назад... два года... три... дальше... дальше... вплоть до самого раннего воспоминания.

Позвольте себе увидеть самого себя в этом самом раннем Вашем воспоминании... Какие образы, картины... Вас окружают?... Постарайтесь различить звуки... голоса... слова... Почувствовать запахи и прикосновения ... соприкосновения...

Какие чувства возникают у вас? Сосредоточьтесь на них...

  • 1 Лапланш Ж., Понталис Ж.-Б. Словарь по психоанализу. М., 1996. С. 113.
  • 49

Какие мысли приходят в голову?.. Позвольте себе просто побыть с ними, сколько захочется...

Потихоньку начинайте возвращаться в свое настоящее. Сделайте медленный глубокий вдох... Выдох... Откройте глаза... Еще раз глубокий вдох... Выдох... Медленно измените позу.

Запишите в тетради все, что вам представилось. Опишите как можно более подробно ваше «путешествие» в раннее детство. Зафиксируйте на бумаге ваши чувства и мысли, возникшие как во время этого «путешествия», так и после его завершения.

III. Выполните следующее домашнее задание:

Проведите анализ собственного раннего детского воспоминания по схеме, разработанной Е. Н. Исполатовой, Т. П. Николаевой (Приложение 4).

Подготовьте ответы на следующие вопросы:

  • 1. Расскажите о собственном опыте выполнения техники «Раннее детское воспоминание». Какие чувства вызывало у Вас упражнение? С какими трудностями Вы столкнулись, анализируя собственное раннее детское воспоминание?
  • 2. В каких случаях, на Ваш взгляд, уместно применение данной техники в процессе консультирования? На каких этапах консультирования возможно ее применение? Обоснуйте Ваш ответ.
  • 3. Как, на Ваш взгляд, могут быть использованы результаты анализа раннего детского воспоминания клиента для построения стратегии дальнейшей консультативной работы с ним? Обоснуйте Ваш ответ.

Литература для подготовки к занятию

  • 1. Адлер А. Практика и теория индивидуальной психологии. М., 1995.
  • 2. Исполатова Е. Н., Николаева Т. П. Модифицированная техника анализа ранних воспоминаний личности // Вопросы психологии. 1999. № 1.
  • 3. Куттер П. Современный психоанализ: Введение в психологию бессознательных процессов. СПб., 1997.
  • 4. Соколова Е. Т. Психотерапия: Теория и практика: Учеб, пособие для студ. высш. учеб, заведений. М., 2002.
  • 5. Тайсон Р., Тайсон Ф. Психоаналитические теории развития: Пер. с англ. Екатеринбург, 1998.
  • 6. Фрейд 3. Психология бессознательного: Сборник произведений. СПб., 2006.

  • [1] Сеттинг (от англ, setting — помещение, установка, обстановка) — условия и правила консультативного процесса.
  • [2] Выполните следующее упражнение: Техника «Раннее детское воспоминание» Вводные замечания. Техника «раннее детское воспоминание» разработана А. Адлером и является одной из эффективных психоаналитическихпроцедур. Альфред Адлер (1870-1937) — австрийский врач, психотерапевт, ученик 3. Фрейда, основатель теоретического направления, получившего название «индивидуальная психология». С точки зрения А. Адлера,причиной психических нарушений являются гипертрофированные эгоистические потребности, стремление к превосходству над другими людьми,сопряженное с низким социальным интересом, социальной пассивностью.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>