Механизм научного познания

XX в. существенно изменил наши представления о мире, перестроил категориальные структуры мышления, изменил мышление. Современная наука охватывает несколько сотен научных дисциплин. Они классифицируются по характеру формирования и развития. Философия науки была традиционно связана с естественными науками. Теперь в области управления обществом нужны новые принципы теорий, критерии их оценки, специфика моделей, роль эмпирического знания.

Как уже отмечалось, принципиально иной подход к анализу развития науки был предложен Т. Куном. Он пытался нарисовать общую картину, позволяющую представить, как развивалась «большая» наука, опираясь не на «привычную» философскую схему, а на изучение истории (не только прошлой, но и современной) научного знания. История науки позволяет представить, как происходили открытия, складывались новые концепции, происходила смена научных теорий.

Ключевое понятие в представлениях философа — не парадигма, а научное сообщество. Это субъект научной деятельности. Ученый принадлежит к научному сообществу, все члены которого придерживаются научной парадигмы. С развитием «большой науки» образуется коллективный характер научного творчества; своего рода разделение труда в нем. Члены коллектива, выполняющие различные функции, не всегда имеют полное представление о значимости и содержании исследования в целом.

«Нормальная наука» развивается в форме решения отдельных проблем. Научные революции означают, что изменяется стратегия научного поиска, происходит перестройка оснований науки. Перестройка оснований протекает под давлением нового эмпирического и теоретического материала, возникающего внутри научных дисциплин; под влиянием социокультурных факторов.

История науки — история конкурирующих программ

Понятие «парадигма» можно трактовать как своего рода синтез концептуальных воззрений в той или иной области науки. В этом положительная сторона и своего рода слабость данного понятия. Эту особенность предложенного им термина признает и Т. Кун, отмечавший, что «парадигма» в качестве однозначной трактовки состояния науки не подходит. В каждой области знаний на каждом этапе ее развития обычно имеется не одна, а несколько («множество») теорий и подходов. В философии науки «парадигма» используется как определенная структура, ограниченная по своей природе и не допускающая заметных отклонений.

В связи с этим философ предложил либо признать наличие множества парадигм, либо использовать иной термин; не парадигма, а «дисциплинарная матрица», которая состоит из упорядоченных элементов различного рода.

Иной позиции относительно механизма познания придерживался К. Поппер. По его мнению, в движении научного знания важны не столько объяснение истинности научных теорий, сколько их проверка и отвержение ошибочных и ложных построений. Позиция К. Поппера — позиция «критического рационализма». В его работах упор делается на изменчивость научного знания, постоянную переоценку научных положений и выводов.

Как преодолеть крайности в трактовке и понимании структуры научных знаний?

Найти компромисс между положениями Т. Куна и К. Поппера попытался венгерский ученый И. Лакатос. Его исходный тезис: история науки — это история научно-исследовательских программ. Наука движется путем постановки и решения научно-исследовательских программ. Ученый может не прибегать к подобной терминологии, но по существу каждый раз выдвигает программу, формулирует задачи, ищет способы их решения.

Научно-исследовательская программа состоит из следующих элементов: 1) ядро программы — совокупность ее общих утверждений о фундаментальных объектах и отношениях изучаемой области, принятых сторонниками данной программы за безусловно истинные; 2) защитный пояс программы — совокупность менее общих утверждений, являющихся конкретизациями ядра и реализующихся в рамках конкретных теорий. Твердое ядро — неопровержимое положение; в принципе неизменное, но развивающееся. Защитный пояс — вспомогательные гипотезы для проверок[1].

Главным назначением научно-исследовательской программы является не столько объяснение имеющихся фактов, сколько предсказание новых. Конкурирующие научно-исследовательские программы в принципе способны к бесконечному сосуществованию, благодаря возможности их постоянного улучшения. Предпочтение должно отдаваться каждый раз той программе, которая на протяжении длительного времени демонстрирует большую предсказательную силу, чем ее соперница.

И. Лакатос рассматривал взаимосвязь этих программ, конкурирующих или следующих друг за другом. От программы к программе возникает непрерывный поток исследований, считал он, предназначенных для проверок, расширения и исключения отклонений.

История науки представляет собой историю исследовательских программ, поиск ответа на вопрос, в чем причины изменений структуры экономической мысли или смены парадигм. Открытия являются множественными, хотя кажутся единичными.

П. Фейерабенд исходил из того, что существует множество равноправных типов знания, и данное обстоятельство способствует росту знания и развитию личности. Он был солидарен с теми учеными, которые считали необходимым создание такой теории науки, которая будет принимать во внимание историю. Это тот путь, по которому нужно следовать, если мы хотим преодолеть схоластичность современной философии науки.

П. Фейерабенд утверждал, что нельзя упрощать науку и ее историю, делать их бедными и однообразными. Напротив, и история науки, и научные идеи, и мышление их создателей должны быть рассмотрены как нечто диалектическое — сложное, хаотичное, полное ошибок и разнообразия, а не как нечто неизменное или однолинейный процесс. В этой связи и сама наука, и ее история, и ее философия должны развиваться в тесном единстве и взаимодействии, ибо возрастающее их разделение приносит ущерб каждой из этих областей и их единству в целом, а потому этому негативному процессу надо положить конец.

Философ считал недостаточным абстрактно-рациональный, т.е. неопозитивистский, подход к пониманию роста, развития знания. Ограниченность этого подхода виделась им в том, что он отрывает науку от тех культурно-исторических условий, в которых она пребывает и развивается.

Сугубо рациональная теория развития идей, по словам П. Фей- ерабенда, сосредоточивает внимание главным образом на тщательном изучении «понятийных структур», включая логические законы и методологические требования, лежащие в их основе, но не занимается исследованием внешних сил, общественных процессов, т.е. социокультурных предпосылок развития науки. Односторонним он считал социально-экономический анализ последних, так как этот анализ впадает в другую крайность — выявляя силы, воздействующие на наши традиции, оставляет в стороне понятийную структуру последних.

В одни периоды ведущую роль играет научный, в другие — хозяйственный, социальный, политический фактор. Развитие научного знания означает одновременно и изменение научных методов.

Наука отвергает анализ с опорой на правила без учета истории. Данные истории играют решающую роль в методологических (концептуальных) спорах.

П. Фейерабенд делал вывод, что периоды «революций» в науке не перерывы в развитии; периоды плавного и крутого развития накладываются друг на друга. Правильное соотношение — это соотношение одновременности и взаимодействия. Нормальные достижения в науке не вносят в науку фундаментальные новшества.

Нормальное исследование сочетается с революционным, существенным.

Открытия связаны с ошибками. Чтобы признать какую-то связь, надо пренебречь некоторыми другими связями, допустить те или иные противоречия или не заметить их.

История может прояснить то, что скрыто от взглядов ученого, верующего в незыблемость научных фактов и логических постулатов. Факт науки не есть бесспорное основание научных выводов. Факты науки — это мыслительная конструкция на основе усвоенного стиля мышления.

  • [1] См.: Лакатос И. История науки и ее рациональные реконструкции. М., 2003.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >