Полная версия

Главная arrow Литература arrow Основы риторической критики

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

МЕТОДЫ АМЕРИКАНСКОЙ РИТОРИЧЕСКОЙ КРИТИКИ

Неоклассический метод

Становление риторической критики в США в качестве самостоятельной дисциплины началось со статьи Герберта Вичелнза (Herbert Wichelns) 1925 года «Литературная критика ораторского искусства» [254], в которой он обосновал необходимость изучения ораторских произведений методами, отличными от методов литературной критики. Считается, что эта работа стала также программной и для неоклассического метода (Neo-Classical Criticism), хотя, строго говоря, описания самого метода и даже заявки на него в статье нет; Вичелнз лишь излагает и доказывает основные принципы анализа ораторской прозы. В чем же они заключаются?

Впервые вводится критерий эффективности речи, которая может быть оценена только при условии восстановления исторического контекста публичного выступления. Оценка речи сводится к ответу на вопрос, использовал ли ритор оптимальные доступные средства убеждения, чтобы добиться желаемой реакции у непосредственной аудитории. Если соотношение методов убеждения, целей и свойств аудитории удачное, то и речь оценивается как успешная. Отсюда повышенное внимание к контексту выступления, который может многое объяснить в реакции публики. Ви- челнз подчеркивает, что для истинных критиков «характерны понимание риторического произведения в тех рамках, которые на него накладывают место и повод речи, и стремление призвать историю на помощь критику» [цит. по 117: 164].

Это идея Герберта Вичелнза стала ключевой для формирования неоклассического метода. Так, последователи Вичелнза и главные идеологи нового метода Л.Тонссен и А. К. Бэйрд также уделяют особое внимание исторической реконструкции ситуации речи: «Надежность критической оценки зависит в значительной мере от способности критика осуществить верную реконструкцию давно распавшихся социальных контекстов» [цит. по 117: 164]. В связи с этим в процедуре неоклассического метода придавалось большое значение установлению подлинности текста речи или установлению того, что именно и как именно было сказано оратором в действительности.

Помимо реконструкции обстоятельств публичного выступления, критический анализ произведения ораторского искусства, согласно Вичелнзу, включает «элементы личности оратора в качестве определяющего фактора, она также включает общественный характер говорящего — не то, кем он был, а то, кем его считали. Она требует описания аудитории, оратора и его важнейших идей, с которыми он обращался к своим слушателям, — его тем, мотивов, к которым он апеллировал, содержания предлагаемых им доказательств^.. .> Кроме того, риторическая критика не может оставить без внимания используемый оратором способ организации содержания и его манеру выражения, а также привычные методы подготовки речей и манеру произнесения, хотя последние два момента, возможно, менее важны. “Стиль” — в том смысле, который относится к словоупотреблению и построению предложения, — должен быть затронут, но лишь как одно из многих средств, обеспечивающих оратору доступ к ушам слушателей. Наконец, не должен быть оставлен без внимания эффект, произведенный речью на непосредственных слушателей, по свидетельству очевидцев или записям событий. На протяжении всего исследования следует рассматривать общественного деятеля как человека, воздействующего на своих современников силой речи» [цит. по 117: 166-167].

Однако Вичелнз лишь обозначил те понятия, на которые должен опираться критик ораторской прозы, но он не разработал процедуры претворения этой задачи в жизнь. Эта процедура формировалась постепенно — в трудах Л. Тонссена, К. Бэйрда, Варга и др. Основные принципы метода были резюмированы только спустя двадцать три года после выхода знаменитой статьи Г. Вичелнза в работе Лестера Тонссена и А.Крэга Бэйрда «Критика речи». По мнению авторов, «...состав важнейших понятий, на которых основывается критический анализ, выглядит следующим образом: 1) цельность идей, 2) эмоции речи, 3) характер оратора, 4) структура речи, 5) стиль речи, 6) произнесение речи, 7) результативность речи» [цит. по 117: 168].

Исследователи ораторской прозы начала XX века, следуя наказу Вичелнза не использовать методов литературной критики, предлагают анализировать речи с опорой на понятия «Риторики» Аристотеля и других классических авторов, таких как Цицерон и Квинтилиан. Отсюда постепенно вызревает название метода — неоклассический, неоаристоте- левский или традиционный (Neo-Classical, Neo-Aristotelian or Traditional Criticism). А к 50-м годам XX века вырабатывается следующая процедура.

В начале анализа всякого публичного выступления сторонники неоклассического метода тщательно реконструируют контекст: собирают данные о риторе, о составе непосредственной аудитории, о месте произнесения, о поводе и об эпохе. Все это позволяет лучше понять, почему оратор сказал именно так, а публика на все сказанное именно так отреагировала. Своего рода планом для анализа самого текста речи становится классический риторический канон: изобретение, композиция, элокуция (в американской традиции чаще называемая стилем), память и произнесение.

Разбирая изобретение речи, критик должен оценить идеи, высказанные оратором, посмотреть, за счет каких аргументов присоединилась аудитория: логических, этических или эмоциональных.

Оценивая композицию речи, критик, по мнению неоклассиков, должен разобрать последовательность изложения и рассуждения в тексте, выделить основные композиционные части. «Определите, какой аспект содержания получил особую выразительность за счет удачной структуры и тех функций, которые выполняют части речи. Эмфатическое выделение мы находим тогда, когда какие-то части высказывания получили более значительный вес, оказавшись в начале или в конце речи; когда удается выделить темы, о которых ритор говорил больше всего времени, и когда какие-то идеи постоянно повторяются. В задачу также входит оценка результатов организации высказывания во всей целостности, с тем чтобы обнаружить, согласуется ли композиция речи с предметом и целями высказывания и приемлема ли она для данной аудитории» [198: 31-32].

Анализируя стиль (элокуцию), критик обращает внимание на то, как символы, тропы, фигуры речи помогли оратору добиться желаемого успеха.

Как показывает практика, анализировать запоминание (которое является четвертым элементом античного риторического канона) едва ли возможно, да и малопродуктивно, поэтому суждения о memoria в неоклассических разборах в лучшем случае сводятся к комментариям о том, говорил ли оратор экспромтом, по памяти или с использованием письменного конспекта.

В оценку произнесения речи — пятого элемента риторического канона — обычно включаются рассуждения о мимике, жестах и, конечно же, о паузировке, темпе, артикуляции и интонации. Весь этот комплекс оценивается с точки зрения его вклада в финальный успех (или неуспех) оратора.

В заключение критического эссе, написанного в традиции неоаристо- телевского метода, обычно делаются основные выводы об эффекте, произведенном речью. Эффект сопоставляется с теми целями (замыслом), которые имел оратор перед выступлением. Если эффект соответствует замыслу, то речь оценивается как успешная и эффективная, и наоборот.

В интерпретации Сони Фосс эта схема выглядит как трехчленная процедура: 1) реконструкция контекста риторического артефакта; 2) анализ самого артефакта; 3) оценка воздействия артефакта на аудиторию с учетом выбора доступных оратору средств [197: 75].

В зависимости от того, какому из этапов процедуры будет уделяться особое внимание, Тонссен и Бэйрд выделяли четыре разновидности этого метода: «В импрессионистической критике критик передает свою личную реакцию на речь, или ритора, или речь и того и другого.<...> В аналитической критике критик концентрируется на речи как таковой и тщательно анализирует ее, обращая внимание на структуру, доказательства, энти- мемы, метафоры, аллитерации, многосложные слова, языковые модели и т. д.<...> В синтетической критике критик опускает речь как таковую, старательно реконструируя цельную картину публичного выступления. Он анализирует обстановку и аудиторию, он описывает, что оратор сказал и сделал, он подробно излагает реакцию аудитории на речь. Иными словами, он полностью воспроизводит коммуникативный акт. В судительной критике критик касается главным образом оценки эффективности речи. Этот тип сочетает в себе элементы всех трех предшествующих способов критики, но использует их лишь как исходный пункт для интерпретации и оценки» [цит. по 188: 17].

Неоаристотелевский метод признавался единственно верным и возможным вплоть до 60-х годов XX века, когда Эдвин Блэк, Отис М. Вальтер, МаркС. Клин и другие выступили с его критикой. Было справедливо отмечено, что «Риторика» Аристотеля, на которой базировался метод Вичелнза, предназначалась не для критики, а для создания риторических произведений. Первой серьезной критической работой стала книга 1965 года «Риторическая критика: изучение метода» ученика Герберта Вичелнза — Эдвина Блэка.

Блэк обратил внимание на изначальную ложную посылку теории неоклассического метода, а именно, на то, что этот метод исходит из примата логического в убеждении, заимствованного из работ античных ученых: «Установка на тесную связь между риторикой и логикой, которая, похоже, характеризует неоаристотелевский метод, свидетельствует о тенденции воспринимать аудиторию как рациональную... Аудитория воспринимается как поддающаяся влиянию аргументов и доказательств, и даже “апелляции, построенные на эмоциях”, которые являются подкатегорией убеждающего дискурса, не поддающейся логическому истолкованию, зачастую воспринимаются как тип доводов» [166: 34]. По мнению же Э. Блэка, гораздо чаще убеждение происходит не за счет логических, а за счет иных схем, которые упускали неоклассики.

«Описывая модель воздействия, которая развивается внутри риторического конструкта, — продолжает американский ученый, — критик- неоклассик обычно видит только одно направление взаимодействия: воспитание, образование, интересы и цели ритора влияют на его высказывание, которое, в свою очередь, влияет на аудиторию.

Приверженцы неоаристотелевского метода игнорируют воздействие высказывания на риторическую конвенцию, его способность навязывать аудитории определенные способы аргументации и определенные типы доказательств в последующих высказываниях, с которым еще предстоит только столкнуться, в том числе и на другие темы. Таким же образом неоаристотелевские критики не принимают во внимание влияния высказывания на самого автора: какие взгляды со временем оно сформирует у него — риторические и идеологические, какие выборы оно отсекает для него — риторические и идеологические, какой публичный образ оно навязывает ритору, которому отныне он должен соответствовать» [166: 34-35].

Другие критики неоклассического метода указывали на то, что круг вопросов, освещавшихся традиционным методом, ограничивался сущностью, целью и результативностью речи, вследствие чего риторическая критика превратилась в науку о конкретных речах и о конкретных ораторах.

Вопросы взаимосвязи (по форме, содержанию, контексту и пр.) речей разных риторов не находили своего научного истолкования.

Марк Клин говорил о подмене функций критика, который превратился из ученого в учителя, научающего другого говорить более эффективно. Отис Вальтер обратил внимание на то, что главные вопросы, которые ставит неоаристотелевский метод перед критиком: «Вызвала ли речь ожидаемый отклик у непосредственной аудитории?» и «Использовал ли ритор действенные методы убеждения для достижения желаемой реакции?» — не всегда уместны и не всегда приводят к значительным результатам [249: 162].

После того как в 60-е годы XX века традиционный метод был подвергнут жесткой критике, он не прекратил своего существования, но лишь утратил монополию, заняв одну из ниш в системе современных направлений риторической критики. Как справедливо отмечает Соня Фосс, знание специфики неоклассического метода помогает понять другие методы, которые в большинстве своем возникли как реакция на сильные и слабые стороны неоаристотелевской критики [198: 28].

Рекомендуемая литература по теме:

[222], [117], [205], [198: 25-34], [166], [245], [208:405-409], [254], [199].

Примеры критических эссе, написанных с применением данного

метода:

  • 1) Forbes Hill. Conventional Wisdom — Traditional Form — The President’s Message of November 3, 1969 // Foss, Sonja. Rhetorical Criticism: exploration & practice. Waveland Press, 2004. P. 35—48.
  • 2) Forbes I. Hill. Mr. Douglass’s Fifth of July // The Art of Rhetorical Criticism. Ed. Jim A. Kuypers. Boston: Allyn Bacon, 2005. P. 72-81.
  • 3) Gordon L.Thomas. Aaron Burr’s Farewell Address // Foss, Sonja. Rhetorical Criticism: exploration & practice. Waveland Press, 1989. P. 81-92.
  • 4) Michael C. Leff and Gerald P. Mohrmann. Lincoln at Cooper Union: a Rhetorical Analysis of the Text // Readings in Rhetorical Criticism. Ed. Carl R. Burgchardt. Strata Publishing, inc. 2005. P. 151-163.

Упражнения, задания, дискуссии:

  • 4. Прочтите любое критическое эссе из первых трех в списке. Что, как вам кажется, упущено в анализе? Какие суждения об анализируемой речи вы могли бы добавить, будь вы риторическим критиком, не придерживающимся какого-либо определенного метода?
  • 5. Прочитайте критическое эссе Томаса Гордона (3). Каков план анализа? Что описывается в части «Мап»? Есть ли здесь характеристика оратора? Находим ли мы ее где-то еще? Что описывается в части «The Audience and the Setting»? Зачем нужно такое техническое описание места произнесения речи? Что описывается в части «The Speech and Delivery»? Есть ли здесь разбор аргументации? Какая дается оценка речи и на основании каких суждений?
  • 6. Прочитайте критическое эссе Майкла Леффа и Джеральда Морман- на (4). В чем содержательное отличие этого разбора от анализа Томаса Гордана? В чем подход этих критиков шире подхода Вичелнза?
  • 7. Напишите критическое эссе в стиле неоклассического метода, проанализировав Пушкинскую речь Ф. М. Достоевского.
  • 8. Напишите критическое эссе в стиле неоклассического метода, проанализировав предвыборную речь политика, победившего на последних выборах в вашем регионе. Прослеживается ли связь между выступлением кандидата и его победой?
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>