Полная версия

Главная arrow Литература arrow Основы риторической критики

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

МЕСТО РИТОРИЧЕСКОЙ КРИТИКИ В РЯДУ ДРУГИХ ФИЛОЛОГИЧЕСКИХ ДИСЦИПЛИН

Предмет и методы риторической критики связывают ее со многими теориями и дисциплинами филологического цикла. Если в самом начале формирования риторической критики ее основными методологическими источниками явились риторика и литературная критика, то на современном этапе развития она сближается с теми лингвистическими дисциплинами, которые разрабатывают вопросы анализа текста, дискурса, взаимосвязей речи экстралингвистическим контекстом, а также с теми науками, которые исследуют процессы общения, убеждения, индивидуального и массового восприятия речи.

Осмысление сходств и различий в методологии и предмете исследований смежных теорий дает возможность, во-первых, выявить специфику риторической критики, во-вторых, очертить круг дисциплин, которые могут стать дополнительным источником данных и методов для риторико-критического анализа.

Риторическая критика и риторика

Родство риторики и риторической критики обозначено в самом названии этих дисциплин. Как было сказано выше, риторика — это филологическая дисциплина, изучающая отношение мысли к слову. Действительно, риторика разрабатывает правила, позволяющие воплощать мысль, идею, замысел в слове. А риторическая критика, по сути, обратно пропорциональна риторике: она изучает слово, чтобы выяснить идеи, которые в этом слове выражены. Таким образом, мы можем сказать, что риторическая критикаэто филологическая дисциплина, которая изучает отношение слова к мысли.

Такая близость риторики и риторической критики ставит под сомнение необходимость разводить эти два способа анализа отношений мысли и слова в две отдельные дисциплины. И действительно, как уже было отмечено раньше, европейская традиция оставила эти два направления в пределах одной дисциплины — риторики. Однако развитие риторической критики в США привело к выработке совершенно новых методов анализа отношения слова к мысли, которые зачастую сильно расходятся с методами традиционной риторики.

Риторическая критика и литературная критика

Помимо риторики риторическая критика взаимодействует с такими филологическими дисциплинами, как литературная критика, литературоведение, поэтика, и в меньшей степени — с теорией и историей литературы. Оставляя за рамками этой книги разграничение предметов и задач этих пяти литературоведческих дисциплин, на которое существует множество разных точек зрения [33; 113 и др.], выделим из всего этого комплекса филологических дисциплин, исследующих художественные произведения, литературную критику как раздел филологии, занимающийся анализом и оценкой художественных произведений словесности.

И риторическая, и литературная критика занимаются анализом произведений слова. Говоря о риторическом анализе, употребляют термин <<риторическое произведение», говоря о литературном анализе — «художественное произведение». Действительно, традиционно литературная критика исследует произведения литературы, прозаические и поэтические, в то время как риторическую критику чаще всего привлекают ораторские речи.

Удобнее всего было бы разграничить сферы их интересов через оппозицию объектов их изучения: «художественное произведение», «произведение литературы» vs. «риторическое произведение», «ораторские речи». Однако этот взгляд обманчив. Художественное произведение может быть «риторично» и вследствие этого «поддаваться» риторическому анализу. Вместе с тем, выдающиеся речи могут представлять собой самодостаточные художественные произведения, со своей собственной системой образов и развитием сюжета, как, например, Пушкинская речь Ф. М. Достоевского. Таким образом, то, что различает литературную и риторическую критику, — это не столько предмет исследования, сколько подход, отношение к нему.

Литературную критику в произведении слова интересует, прежде всего, эстетический аспект; риторическую — аспект авторского целе- полагания.

Г.О.Винокур так проводил это разграничение: «...не трудно убедиться, что ораторская речь, например, отличается от поэмы или стихотворения прежде всего, нагляднее всего именно целью, какая преследуется первой в отличие от последней... Наше сопоставление речи ораторской и речи поэтической должно показать, что, в то время как ораторская речь построена, главным образом, на использовании экспрессивных моментов языка, в прямой связи со смыслом не находящихся, но его дополняющих, речь поэтическая строится путем сопоставления, сталкивания между собою самостоятельных элементов языка как таковых, что приводит к игре на противопоставлении собственно языковых форм соответствующим им формам логическим. <...>

Отсюда, между прочим, следует также, что поэтика[1] имеет своим предметом вовсе не только так называемые “поэтические произведения”, где моменты поэтические в нашем смысле превалируют над остальными, а именно эти поэтические моменты, которые могут, конечно, встретиться не только в книжке стихов или в романе, а решительно повсюду, даже в самой обыденной речи, будучи перемешаны с явлениями иного порядка» [39: 26-29]. Продолжая эту мысль, отметим, что «художественные моменты», в свою очередь, могут играть важную роль для реализации замысла, цели автора-оратора, и уже в этом своем качестве оказываться интересными риторической критике.

Уместно вспомнить, что риторическая критика в США выросла не столько из риторики, сколько из литературной критики, которой она себя противопоставила.

Началом формирования американской риторической критики стала эпохальная работа Герберта А. Вичелнза «Литературная критика ораторских речей», в которой он противопоставляет риторическую критику критике литературной на том основании, что она связана не с категориями прекрасного и вечного, а с эффективностью [254: 35]. Развивая эту мысль, Герберт Вичелнз пишет: «Каковы взаимоотношения между риторической критикой и литературной критикой? Последняя одновременно и шире и уже, чем риторическая критика. Она шире в силу своей заинтересованности в вечных ценностях: она не уделяет никакого внимания ни индивидуальным задачам, ни непосредственному эффекту; она рассматривает произведение литературы как голос человеческой души, обращающейся к людям всех возрастов и эпох; литературный критик говорит как зритель всех эпох и всех типов. Но универсальность такого отношения приводит к установлению ограничений: влияние времени закономерно отодвигается на задний план, истолкование в свете авторского замысла и той ситуации, в которой он оказался, может отсутствовать или быть слабо выраженным» [254: 39].

Поскольку в произведении слова риторическую критику в первую очередь интересует авторский замысел и способы его воплощения в речи, риторическая критика уделяет особое внимание контексту анализируемого произведения: культурно-историческому фону, личности автора, характеру аудитории, с которыми связано происхождение авторского замысла и на которых этот замысел обращен. Отсюда принципиально разная позиция литературной критики и риторической критики в отношении к тексту, контексту, получателю информации: «Поэтика и риторика устанавливают разные типы литературных структур и вместе с тем рассматривают разные формы бытия одного и того же литературного произведения. Если поэтика изучает структуру литературного произведения отрешенно от его “внушающих” и “убеждающих” тенденций, независимо от его направленности к воздействию на слушателя и независимо от форм, которыми оно, это экспрессивное воздействие, связанное с “образом слушателя” и с особым культурно-бытовым контекстом, осуществляется, то риторика, прежде всего, исследует в литературном произведении формы его построения по законам читателя», — писал В. В. Виноградов [36: 99-100].

Строго говоря, литературная критика тоже имеет социальный аспект, хотя он выражается в ориентации не на конкретного читателя, а на более широкую категорию — все современное общество: «Критика призвана оценивать произведения своей современности и переоценивать произведения прошлого в свете идеалов своей эпохи», — считал Г. Н. Поспелов [112:4].

Но, как видим, здесь налицо еще два принципиальных отличия.

Во-первых, литературная критика оценивает произведения прошлого и настоящего с позиции современных ценностей, в то время как риторическая критика оценивает произведения прошлого как с позиции настоящего, так и прошлого, с которым оно связано онтологически и гносеологически. Для риторической критики важны исходная социокультурная ситуация и реакция непосредственной аудитории той или иной речи, потому что по ним можно судить об уместности и успешности речи. Но риторическая критика также анализирует риторические произведение и в исторической перспективе, с позиции современности, с тем чтобы определить влиятельность оратора и его способность предвидеть развитие событий (подробнее см. главу 3.4).

Второе отличие социального компонента в литературоведческом и риторическом анализе состоит в его отношении к компоненту эстетическому. Если для риторики эстетический момент второстепенен (хорошей может оказаться речь художественно бедная), то для литературы он первичен. Как писал В. Г. Белинский, «когда произведение не выдержит эстетического разбора, оно уже не стоит исторической критики;

ибо, если произведение искусства чуждо животрепещущего исторического содержания, если в нем искусство было само по себе целью, — оно все еще может иметь хотя одностороннее, относительное достоинство; но если, при живых современных интересах, оно не ознаменовано печатию творчества и свободного вдохновения, то ни в каком отношении не может иметь никакой ценности, и самая жизненность его интересов, будучи выражена насильственно в чуждой им форме, будет бессмысленна и нелепа» [27: 284].

Разное понимание соотношения, роли и сущности эстетического и социального компонентов в художественном произведении обусловило использование различных методов анализа в литературной и риторической критике.

Методы анализа и оценки, применяющиеся в риторической критике (их сущность будет описана в главе 2 и 3), в большинстве своем направлены на взаимосвязь и взаимовлияние экстралингвистических, пара- лингвистических и лингвистических компонентов произведения слова и реализацию целеполагания в речи.

Методы литературной критики в первую очередь ориентированы на художественную ценность произведения, на вскрытие смыслов, обнаруживающихся в тексте, во вторую — на раскрытие личности автора и рефлексию восприятия критика.

Подтверждение находим в словах известного отечественного литературоведа М. В. Алпатова: «Только исчерпав возможности имманентного рассмотрения, в дополнение к тому, что из него извлечено, необходимо обратить внимание на многочисленные нити, связывающие его Произведение искусства> с окружающим миром, далеким прошлым, с другими явлениями искусства и т. п.» [7: 51].

Вместе с тем в методологии литературной и риторической критики закономерно обнаруживаются некоторые сходства. Для анализа языковых средств обе дисциплины используют инструментарий, заимствованный ими у риторики (фигуры речи, тропы, композиционные элементы) и лингвистики (лексические, синтаксические, стилистические явления). Кроме того, в силу многозначности художественного слова и риторический, и литературный анализ включает в себя интерпретацию как способ познания и осмысления.

Еще больше сходств с подходами к анализу произведения, применяемыми в риторической критике, можно обнаружить в методологии литературоведческих направлений, сформировавшихся в Европе в 60-70-е годы прошлого века, а именно в феноменологической критике [см. 135] и ре- цептивной критике (или рецептивной эстетике, или критике читательских реакций) [см. 30; 135]. Если с первой риторическую критику сближает взгляд на художественной произведение как на акт общения, то со второй — особое внимание к восприятию адресата текста. Кроме того, рецептивная критика в отличие от традиционной литературной критики уделяет особое внимание конкретно-исторической ситуации восприятия произведения и ее влиянию на интерпретацию произведения читателем. «Рецептивная эстетика рассматривает эстетический и исторический аспекты развития литературы и их взаимное посредничество, связь между литературным явлением прошлого и восприятием его современным читателем, и определяет то значение, которое получает художественное произведение в историческом контексте» [135: 49-50]. Однако традиционный акцент на эстетических компонентах произведения и сугубо литературоведческие приемы анализа исключительно художественных произведений обусловливают принципиальные различия в методологиях этих современных направлений литературной критики и критики риторической.

  • [1] Оставляя за рамками настоящей работы выяснение соотношения поэтики —литературоведения — литературной критики, позволим себе сослаться на выдающихся лингвистов начала XX века, которые употребляли термин «поэтика»для обозначения науки, изучающей художественное слово, в противопоставлениериторике, изучающей слово ораторское. Эта оппозиция в значительной степенисоответствует противопоставлению укоренившихся впоследствии терминов «литературная критика — риторическая критика».
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>