Полная версия

Главная arrow Политология arrow Информационно-аналитическая работа в государственном и муниципальном управлении

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

СТРУКТУРИРОВАНИЕ ВТОРИЧНОЙ ИНФОРМАЦИИ

Реализация программы информационно-аналитической работы начинается с подбора и структурирования вторичных данных, что во многом зависит от формулировок рабочей гипотезы и проблемной ситуации. Вторичная информация является, как правило, исходным материалом для выдвижения альтернативных решений управленческих задач. Вторичные данные помогают уточнить содержание рабочей гипотезы и имеющейся у аналитика первичной информации, полученной, например, в ходе социологического опроса или простейшего наблюдения.

Вторичная информация - информация, полученная в результате интуитивнологического осмысления реальных фактов, событий и явлений, - первичной информации.

В отличие от первичной вторичная информация имеет ряд преимуществ:

  • 1) для сбора требуется гораздо меньше интеллектуальных усилий, финансово-экономических затрат и затрат времени;
  • 2) точность и надежность превышают аналогичные показатели первичной;
  • 3) более структурирована и доступна для аналитика;
  • 4) ряд управленческих задач формируется только на основе вторичной информации.

Разнообразие вторичной информации представляет в плане типологии наибольшую сложность для большей части методологов современного политического анализа. Тем не менее происхождение всей вторичной информации можно разделить на две большие группы: 1) имеющуюся в готовом виде; 2) полученную в результате обработки первичной информации. Аналитики предпочитают иметь дело с готовой вторичной информацией, однако при этом возникает проблема источника получения таких данных. Среди источников вторичных данных выделяют внешние и внутренние (табл. 7.1).

Источники вторичной информации

Критерии

оценки

Типы источников

Внутренние

Внешние

Примеры

источника

Информационные базы данных органа государственной власти, справочные правовые компьютеризированные системы, системы регистрации документов и др.

Печатные и электронные СМИ, статистическая и аналитическая документация, мемуарная и эпистолярная литература, нормативно-правовые акты, информационные базы данных, сетевые ресурсы (Интернет) и др.

Достоинства

Содержит специализированную (высоко структурированную) информацию, возможен оперативный доступ для сотрудников органов власти

Информация в источнике поддается дальнейшей обработке и структурированию с помощью различных аналитических методик и приемов

Недостатки

Информация нередко представлена в неудобной форме. Требуется ее реструктурирование в соответствии с формулировками управленческих задач

Информация слабо структурирована, требуется применение специальных методов анализа

В сфере государственного управления наибольшую значимость (ценность) имеют вторичная информация, полученная в ходе деловых консультаций с представителями экспертного сообщества (консультаций на экспертном уровне), сведения справочных и иных специализированных изданий, информационных баз данных, сети Интернет.

Информационная база (банк) данных - совокупность структурированной вторичной информации, а также компьютеризированных средств ее обработки и хранения.

Существующие информационные базы данных можно классифицировать по характеру информации, способу ее хранения и обработки (табл. 7.2).

Классификация информационных баз данных

Критерий

классификации

Типы

Характер содержащейся информации

Базы исходных материалов. Базы ссылок на материалы

Способ сбора и хранения информации

Онлайновые базы данных.

Базы данных на электронных носителях. Досье и каталоги на бумажных носителях

Способ обработки и структурирования информации

Информационно-поисковые.

Информационно-прогнозные.

Информационно-аналитические

В процессе работы с базами данных аналитик подбирает необходимую ему для решения управленческих задач информацию, двигаясь от общего к частному, — он использует метод дедукции. Ему нередко приходится сталкиваться с огромными объемами вторичной текстовой информации, требующей специализированных методов обработки и анализа.

Среди таких методов наибольшей популярностью у современных политологов пользуются контент- и ивент-анализ, когнитивное картирование и семиотический анализ. Каждый из них имеет свою специфическую сферу применения (табл. 7.3).

Таблица 7.3

Методы анализа текстовой информации

Метод

анализа

Сущность

метода

Область

применения

метода

Контент-анализ[1]

Типы:

• качественный

и количественный;

• направленный

и ненаправленный

Систематическое выделение и фиксация определенных текстовых единиц с последующей формализацией и квантификацией данных

Изучение мотивов поведения политических акторов, оценка и прогнозирование действий политических (государственных) деятелей

Метод

анализа

Сущность

метода

Область

применения

метода

Ивент-анализ2

Обработка информации по категориям: субъект, сюжет, объект, дата и место события. Ранжирование информации и создание банка данных

Исследование динамики конфликтных ситуаций(войн, восстаний, революций, боевых действий, публичных акций), анализ деятельности участников социально- политических коммуникаций

Когнитивное

картирование[2]

Типы:

  • • направленное;
  • • ненаправленное

Выделение текстовых единиц и построение когнитивной карты собеседника с последующим подсчетом единиц и квантификацией результатов

Анализ того, как политический субъект воспринимает определенную политическую проблему, и прогнозирование возможной реакции и действий политика

Семиотический

анализ[3] [4]

Выделение в тексте наиболее проблемных и концептуальных положений (терминов, фраз, умозаключений), анализ динамики изменения содержания этих кодовых слов при взаимодействии акторов в политической сфере

Анализ того, насколько политический субъект точно воспринимает полученную при общении информацию и насколько адекватно ее интерпретирует

Процесс структурирования вторичной информации состоит не только в отборе данных, но и создании основного информационного массива, который обеспечивает достоверную и надежную информацию для принятия решений.

Azar Е. Analysing of International Events // Peace Research Review. 1970. Vol. 4. № 1; Allison P.D. Event History Analysis: Regression for Longitudinal Event Data. Newbury Park: Sage Publications, 1984; Мангейм Дж. Указ. соч.

Информационный массив - предварительно структурированная и обобщенная совокупность вторичной, реже первичной, информации.

Работая со сводным информационным массивом, аналитик:

  • 1) систематизирует содержащуюся в массиве информацию в соответствии с программой деятельности и поставленными управленческими задачами (отбор с позиции избыточности/достаточности);
  • 2) преобразует формы структурирования информации для последующей обработки с использованием компьютерных программ или специализированных информационных комплексов;
  • 3) интерпретирует и оценивает отобранные данные с позиции полезности для решения поставленных управленческих задач.

Органы государственной власти и крупные корпорации собирают вторичную информацию с помощью автоматизированных информационных систем. Они предназначены не только для сбора и анализа данных, но и для целенаправленного оперативного информационнопсихологического воздействия на конкурента или партнера[5].

Уже с середины 1970-х гг. существовали специализированные программные комплексы обработки и анализа текстовой информации, в том числе Oasis, Fluent, Text Data Mining, NSS, «Мадрид-80» и др.

Рассмотрим пример структурирования вторичной информации и создания сводного информационного массива данных.

Управленческая проблема

Сравнить значения индекса технологической эффективности (ИТЭФ) и индекса индивидуальной эффективности (ИИЭФ) консультационных механизмов в структурах СНГ за период с 2002 по 2007 г. по методике, разработанной автором настоящего пособия[6].

Информационная база данных

Единый реестр правовых актов и других документов СНГ.

См.: URL: http://cis.minsk.by/main.aspx?uid= 11664.

Структурирование вторичной информации (табл. 7.4).

См. подробнее: Бухарин С.Н., Цыганов В. В. Методы и технологии информационных войн. М.: Академический проект, 2007. С. 125—127.

Зобнин А. В. Теория и методология анализа международных консультаций. С. 81-89.

Сопоставление ИИЭФ и ИТЭФ в консультативных структурах СНГ,

2002-2007 гг.

Параметры

Годы

2002

2003

2004

2005

2006

2007

Число реализованных на практике решений

3

8

9

22

17

27

Индекс технологической эффективности международных консультаций (ИТЭФ), %

25

47

41

65

47

64

Число эффективных консультаций в плане достижения индивидуальных целей

0

2

3

7

4

5

Индекс индивидуальной эффективности международных консультаций (ИИЭФ), %

0

25

33,3

31,8

23,5

18,5

Итоги структуризации вторичной информации

В результате интерпретации данных на рис. 7.1 аналитик сформулировал ключевые проблемы эффективности консультационных механизмов в структурах СНГ и выдвинул альтернативные решения, направленные на повышение индивидуальной эффективности.

Динамика ИИЭФ и ИТЭФ в консультативных структурах СНГ

Рис. 7.1. Динамика ИИЭФ и ИТЭФ в консультативных структурах СНГ

с 2002 по 2007 г.

Важнейшим результатом структурирования вторичной информации является создание сводного информационного массива. Интерпретация и оценка данных такого массива необходимы для подготовки нового этапа информационно-аналитической работы - выдвижения (формулировки) альтернативных решений. Кроме того, в процессе структурирования вторичной информации уточняются элементы проблемной ситуации и гипотезы исследования.

Задание для самопроверки

Проведите структуризацию вторичной информации, содержащейся в приведенном ниже тексте, используя методику контент- анализа и когнитивного картирования.

Управленческая проблема - выявить истинные мотивы заявления президента США Г.С. Трумэна на встрече с министрами иностранных дел стран Западной Европы.

Текст выступления президента США Г.С. Трумэна перед министрами иностранных дел стран Западной Европы 3 апреля 1949 г.:

«Господа, я попросил вас прибыть сюда сегодня вечером на неофициальную встречу без присутствия советников, чтобы очертить вам с полным доверием взгляды этой страны на те проблемы, с которыми мы столкнулись сегодня. Я обсудил то, что собираюсь сказать вам, только с Советом национальной безопасности, который это утвердил, и я должен просить, чтобы вы передали мои мысли, соответственно, вашим премьер-министрам и министрам обороны.

Факт того, что мы собрались в Вашингтоне для подписания Атлантического договора, символизирует природу нашего общего интереса - избыточный военный потенциал СССР. Я все же склонен подчеркнуть, что советская угроза является не только военной, это угроза коммунизма как идеи, как эгалитаристской, динамичной социальной силы, которая, питаясь мировой экономической и социальной нестабильностью, представляет собой основную проблему для Запада, ту самую, которая, будучи отодвинута на второй план акцентированием советской военной мощи, возможно, даже более опасна в долгосрочной перспективе.

Атлантический пакт - это большой шаг вперед в развитии общего контрнаступления, каким была Программа экономической помощи и каким будет программа американской технической поддержки. Но ни один из нас не питает каких-либо иллюзий относительно того, что Атлантический договор сам по себе есть нечто большее, чем символ нашей общей решительности и контракт, по условиям которого наше новое сотрудничество должно теперь продвигаться от развития конкретных мер первичного сдерживания вначале, а впоследствии поражения мирового коммунизма. Когда я говорю “поражения”, я не имею в виду военную акцию, ведь вы также хорошо осведомлены, как и я, что американский народ не поддержал бы военное нападение. Я, скорее, имею в виду создание силового равновесия, достаточного для того, чтобы уничтожить ослабляющий людей страх перед советской агрессией и затем составить ту надежную и мощную опору для активных действий, которые, с одной стороны, ликвидируют в несоветской части мира то социальное и экономическое давление, на котором коммунизм основывается и, с другой стороны, создадут активное контрдавление для подрыва основ советской мощи.

Атлантический пакт подчеркивает общее понимание между нашими странами, что только совместными действиями мы можем надеяться избежать тех избыточных трат, которые в конечном счете заставили бы нас предпринять всеобъемлющие действия для достижения нашей общей цели. Поэтому я хочу сегодня вечером выйти за рамки атлантической политики и разъяснить в нескольких жизненно соотносимых сферах нашу совместную политику, необходимую для достижения общей цели, соответствующей этому плану. Я признаю, что часть из того, что я скажу, приведет в замешательство многих из вас, поскольку предполагает уровни совместных действий и понимания, которых будет чрезвычайно трудно достигнуть на практике и, наконец, будет требовать уступок и шагов от некоторых государств в традиционной обороне и в экономических интересах, на которые они, может быть, совсем не склонны будут идти. Но я признаю, что в этом кризисе нашей эпохи великие проблемы требуют великих решений и что насущная необходимость остановить СССР диктует то, что обычно является вторичными условиями для выходящей вперед потребности выработать общую политику, во-первых, обеспечения нашего выживания и, во-вторых, возможной победы Запада.

Для нас, возможно, есть только два подхода к этой проблеме. Один из них может заключаться в отражении угрозы Советов их собственным оружием - обширной программой перевооружений и безжалостного подавления коммунизма у нас дома. Такой курс, однако, целиком неприемлем для демократических государств. Во-первых, маловероятно, что правительство США или правительства многих из ваших стран смогли бы получить одобрение подобной программы у своих граждан. Хотя избранные правительства могут без ограничения направлять общественное мнение, они в конечном счете должны ориентироваться на доминирующие среди избирателей настроения. Я могу уверить вас, что находящееся у власти американское правительство, на которое, конечно, падет основное бремя расходов, не может в настоящее время представить себе какой-либо подобный подход. В любом случае, подобная программа не может быть экономически осуществима для Западной Европы, которая должна посвятить себя восстановлению большинства своих ресурсов. В США это потребовало бы установления экономического контроля, который в существующей атмосфере общественного и парламентского мнения неприемлем. Во-вторых, эта программа могла бы нанести значительный вред тем самым институтам власти, которые мы пытаемся сейчас сохранить. Подавление коммунистических партий не может помочь, но требует вмешательства в гражданские свободы и способствует распространению авторитарного контроля. Гигантские финансовые затраты на перевооружение с сопутствующим экономическим контролем ведут к тем же результатам в какой-то степени. Не в последнюю очередь, это отвлечет средства от тех самых программ социальной и экономической помощи, на которые мы опираемся, чтобы уничтожить то давление, оказываемое коммунистами в наших странах теми самыми программами. Эти программы являются, по меньшей мере, и эффективным оружием против внутреннего коммунизма, и броней против притязаний СССР. Кроме того, перевооружение армии США урезало бы масштаб наших иностранных программ помощи, включая планируемую техническую помощь, до тех размеров, которые бы поставили под угрозу восстановление и экономическое развитие зарубежных стран. Наконец, мы должны обсудить воздействие масштабного перевооружения Запада на СССР, в особенности, опасность того, что оно может подтолкнуть Кремль на мысль о желательности превентивной войны. Мы не должны также закрывать глаза на тот факт, что, несмотря на гигантский военный потенциал США, Западные страны фактически безоружны и не имеют достаточных сил для предотвращения нашествия пяти сотен советских дивизий на Западную Европу и большую часть Азии. В нас вселяет уверенность наличие атомной бомбы, но мы должны признать ограниченность наших стратегических средств ее доставки и проблемы контроля над раскинувшейся от Камчатки до Скаггерака империи с помощью этого оружия, не говоря уже о проблеме его применения против наших оккупированных западноевропейских союзников. В любом случае, советское нападение сегодня, когда мы еще смогли бы его отразить, вовлекло бы нас в операцию неисчислимого размаха, в которой последствия даже нашей возможной победы были бы гибельны и для США и, в особенности, для стран Западной Европы».

Источник: U.S. National Archives. Record Group 59. Records of the Executive Secretariat (Dean Acheson). Memos of Conversation. 1947— 1952. Box 12. R 1—3 (перевод A.B. Зобнина, Д.И. Полывянного).

  • [1] Lasswell Н. Use of Content Analysis in Studying Social Change // Social ScienceInformation. 1968. № 1; Паршин П. Б. Об использовании лингвистическихметодов при анализе политической концепции автора текста // Математика в изучении средневековых повествовательных источников. М.:МГИМО МИД СССР, 1986.
  • [2] Подробнее см.: Sure! У. The Role of Cognitive and Normative Frames in Policy-Making // Journal of European Public Policy. 2000. Vol. 7. № 4; Цымбур-ский В.Л. Человек политический между Ratio и ответами на стимулы //Политические исследования. 1995. № 5.
  • [3] Подробнее см.: Carlsnaes W. The Agency-Structure Problem in Foreign Policy
  • [4] Analysis// International Studies Quarterly. 1992. Vol. 36. № 3; HallS. Encoding/Decoding // Culture, Media, Language: Working Papers in Cultural Studies,1972-1979. L.: Hutchinson, 1980. P. 136.
  • [5] 2 Hewitt J. J. Engaging International Data in the Classroom: Using the ICB Inter
  • [6] active Data Library to Teach Conflict and Crisis Analysis // International StudiesPerspectives. 2001. № 2.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>