Полная версия

Главная arrow Политология arrow Информационно-аналитическая работа в государственном и муниципальном управлении

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИЯ ПРОБЛЕМЫ

Даже четко структурированная проблема еще не позволяет дать ответ на вопрос о том, каким образом рассматриваемая проблема может повлиять на политическую ситуацию в целом. Именно поэтому проблему следует концептуализировать.

Концептуализация состоит в анализе конкретной ситуации с точки зрения ее воздействия на интересы субъектов, а, точнее, — агентов политико-управленческого процесса, деятельность органа государственной власти и, наконец, на политическую среду.

Для чего необходима концептуализация уже сформулированной проблемы? Что концептуализация дает аналитику для детализации его информационно-аналитической работы?

Концептуализация подразумевает сопоставление сформулированной проблемы с существующими политическими теориями, концепциями и реальной политической ситуацией. В ходе этой процедуры происходит максимальное сближение проблемы с реальностью, что, в трактовке У. Данна, стало «спецификацией проблематики». Двойственная суть процесса концептуализации проблемы представлена на рис. 4.1.

Схема концептуализации проблемы

Рис. 4.1. Схема концептуализации проблемы

Когда аналитик обращается к анализу взаимодействия агентов политико-управленческого процесса, происходящего внутри изучаемой политической ситуации, и углубляется в политические отношения между ними, политическая ситуация становится проблемной. У такой ситуации может быть позитивная или негативная динамика развития.

По критерию взаимодействия субъектов (агентов) отечественный политолог М.А. Хрусталев выделяет статичные, конфликтные и кооперационные проблемные ситуации применительно к анализу переговоров и иных форм социально-политической коммуникации1.

Проблемная ситуация - ситуация, в которой соприкасаются два состояния: действительное (существующее) и желаемое (предлагаемое). Проблемная ситуация также содержит решение, с помощью которого возможен оптимальный переход от желаемого состояния к действительному.

Проблемная ситуация является не просто микромоделью политической ситуации, а следствием исследования существующих в определенный момент времени в политической системе проблемных узлов (узлов взаимодействия), которое в дальнейшем результи- руется в политическое (управленческое) решение, направленное на ликвидацию проблемы как таковой. Для обозначения процесса трансформации политической ситуации в проблемную в российской политической науке появился термин «проблемный анализ политической ситуации»[1].

В процессе концептуализации проблемы аналитик проводит ее сопоставление с существующими теориями и концепциями, благодаря чему появляется рабочая гипотеза.

Рабочая гипотеза - утверждение о существовании зависимости между отдельными переменными или элементами политической ситуации, требующее дальнейшего доказательства в процессе информационно-аналитической работы аналитика.

Иными словами, гипотеза представляет собой знание о незнании, она содержит предположение о свойствах объекта анализа. Отечественный политолог А.С. Ахременко выделяет гипотезу-основание (рабочую гипотезу) и гипотезу-следствие (итоговую гипотезу)[2]. Аналитикам приходится чаще сталкиваться с гипотезами-основаниями, ход формирования которых можно представить на рис. 4.2.

Симонов К.В. Политический анализ: Учеб, пособие. М.: Логос, 2002. С. 150.

Циклограмма формирования и развития рабочей гипотезы в процессе аналитической работы

Рис. 4.2. Циклограмма формирования и развития рабочей гипотезы в процессе аналитической работы

В ходе информационно-аналитической деятельности рабочая гипотеза неоднократно подвергается корректировке и изменению в соответствии с изменяющейся проблемной ситуацией. Таким образом, на протяжении всей аналитической работы наблюдается динамическая взаимная зависимость между рабочей гипотезой и проблемной ситуацией.

Отсутствие соответствия между рабочей гипотезой и реальными политическими фактами, событиями и процессами создает ошибки «третьего типа» («errors of the third type» или «type 3 errors»), под которыми аналитики понимают несовместимость формальной и содержательной сторон проблемы[3] [4]. Американский теоретик-политолог Г. Райффа в одной из своих работ описал ошибку «третьего типа», неоднократно указывая на то, что подобного рода ошибки порождают условности рационального мышления человека. Такие ошибки свойственны практически всем начинающим аналитикам3.

Приведем пример концептуализации проблемы международного уровня[5].

1. Проблема для анализа

Определите возможность применения информационно-психологического воздействия (information power[6]) в мировой политике и рассчитайте потенциал информационно-психологического воздействия ведущих держав мира.

Структура исследуемой проблемы («дерево задач»):

  • 1.1. Определить сущность информационно-психологического воздействия исходя из известных трактовок феномена политической информации в зарубежной и отечественной политологии;
  • 1.2. Определить роль политической информации в мирополитичес- ких процессах, а также процессах взаимодействия международных акторов;
  • 1.3. Проанализировать основные трактовки информационно-психологического воздействия зарубежными и отечественными исследователями;
  • 1.4. Проработать основные направления анализа информационнопсихологического взаимодействия в мировой политике;
  • 1.5. Разработать модель и механизм измерения потенциалов информационно-психологического воздействия международных акторов;
  • 1.6. Проанализировать взаимозависимость информационно-психологического воздействия и информационной безопасности.
  • 2. Соотносимые с проблемой политические теории и концепции
  • 2.1. Информационно-кибернетический подход, основанный на работах К. Дойча[7];
  • 2.2. Коммуникативный подход Ю. Хабермаса[8];
  • 2.3. Концепция силы Ю. Давыдова[9] [10];
  • 2.4. Концепция информационно-коммуникационных процессов Дж. Томсона11.
  • 3. Рабочая гипотеза

Информационно-психологическое воздействие в мировой политике и международных отношениях может быть рассмотрено в субъектнообъектной и пространственной парадигмах. Информационно-психологическое воздействие в субъектно-объектной парадигме представляет собой одну из форм влияния на контрагента; информационно-психологическое воздействие в пространственной парадигме является моделью- антитезой информационной безопасности.

4. Реальная политическая ситуация

В мировой политике и международных отношениях информационно-психологическое воздействие применяется, как правило, дистанционно, без непосредственного контакта с контрагентом. Реальный случай использования информационно-психологического воздействия дистанционно имел место в 2001 г., когда, по данным германских спецслужб, Агентство национальной безопасности США, обладая полным набором ключей к программным продуктам компании «Майкрософт», получило доступ к зашифрованной информации Министерства обороны ФРГ. Стремясь защитить свои национальные секреты, Министерство сделало ставку на отечественную криптографическую технику компании «Сименс»[11]. При этом продукция компании «Майкрософт» стала доступным информационным оружием - средством нанесения противоборствующей стороне максимального урона в ходе информационно-технической или информационно-психологической борьбы.

Таким образом, необходимо различать технический и психологический уровни информационного воздействия: первый основан на технологическом превосходстве одной стороны коммуникационного взаимодействия, второй - на потенциальной психологической уязвимости человека в замкнутой информационной системе, в которой принципиально невозможно отделить информацию от дезинформации. Именно поэтому разрушение коммуникаций противника стало частью обычных войн и основой кибервойн[12]. Сегодня «поражать жизненно важные центры страны могут уже не только государственные военные структуры, но и неправительственные группировки, а также частные лица»[13]. Стоит вспомнить, что война в Ираке 2003 г. начиналась именно с уничтожения войсками США коммуникационных систем противника (телевизионных и радиоцентров, средств передачи мобильной связи) и ведения целенаправленной информационной кампании[14].

5. Проблемная ситуация

Проблема измерения информационно-психологического воздействия в международной политике не имеет решения в рамках одной только субъектно-объектной парадигмы, поскольку требует длительного соприкосновения международных акторов. Эта проблема является одной из комплексных форм социально-политической коммуникации. Необходимо помнить, что исследуемый феномен не поддается простейшему системно-коммуникативному анализу ввиду своего непостоянства и природного дуализма.

Тем не менее существует ряд «симптомов», по которым можно определить актора, чей информационный потенциал уступает потенциалу контрагента. Так, в процессе коммуникации, то есть соприкосновения интересов в информационном пространстве, более слабый актор часто выдает себя поведением, для которого характерны: апелляция к ранее достигнутым соглашениям, принципам и нормам международного права (которое пока не способно адекватно контролировать и регулировать отношения в информационной сфере общества); привлечение третьей заинтересованной стороны в качестве информационного посредника; создание информационной коалиции, блока или союза; угроза обращения к мировой общественности и т.п. Описанное поведение международных акторов в процессе информационно-коммуникационного взаимодействия может свидетельствовать о неспособности субъекта адекватно реагировать на информационное воздействие. Подобная ситуация сродни той, в которую попадает сторона в процессе переговоров с более сильным соперником[15].

6. Результаты концептуализации проблемы

В ходе концептуализации проблемы из «дерева задач» была исключена задача 1.5, поскольку она не подтверждалась существующими концептуально-теоретическими наработками. Однако в структуру проблемы была добавлена задача изучения разнообразных форм информационнопсихологического воздействия международных акторов в пространстве мировой политики и подзадача построения индекса потенциала информационно-силового влияния субъектов международных отношений в процессе коммуникативного взаимодействия.

По мнению новозеландского аналитика Дж. Корнера, процесс концептуализации проблемы носит постоянный циклический характер и проходит практически на всех этапах информационно-аналитической работы, в частности, в большей степени на стадии оценки представленных альтернативных решений[16].

S Результат концептуализации состоит: в 1) уточнении ее формулировки, 2) конкретизации структуры проблемы («древа задач»), 3) сопоставлении формулировки проблемы с реальной ситуацией с целью приближения исследуемой проблемы к политической реальности, 4) выдвижении рабочей гипотезы или опровержении существующего теоретического знания 5) и, наконец, конструировании новой проблемной ситуации для продолжения информационно-аналитической работы.

Задание для самопроверки

Проведите концептуализацию представленной ниже задачи, а также предложите рабочую гипотезу и проблемную ситуацию для проведения информационно-аналитической работы.

Управленческая задача: разработайте модель информационной кампании «антикоррупционный ящик» с учетом уровня коррупции в региональных органах государственной власти.

Состояние коррупции в региональных органах государственной власти и адекватность ее оценки может определяться следующими факторами: характером регионального политического режима, состоянием судебной системы и системы контрольно-надзорных органов, состоянием общественного мнения и правовой культуры жителей региона, наличием независимых СМИ, степенью внедрения бизнеса в структуры региональной исполнительной власти, наличием конкурентных способов и каналов продвижения интересов, состоянием региональной политической и академической элиты.

  • [1] Хрусталев М.А. Методология анализа международных переговоров. С. 71.
  • [2] Ахременко А.С. Политический анализ и прогнозирование: Учеб, пособие.М.: Гардарики, 2006. С. 50.
  • [3] Термины «ошибка третьего типа» и «ошибка четвертого типа» принадлежатамериканским психологам Я. Митроффу и А. Сильверсу и описывают случаи использования неверных умозаключений при формулировке научныхпроблем (см.: Mitroff /., Silvers Л. Dirty Rotten Strategies: How We Trick Ourselves and Others into Solving the Wrong Problems Precisely. Palo Alto: StanfordUniversity Press, 2009). В свою очередь в статистическом анализе существуют понятия «ошибка первого типа» и «ошибка второго типа», которыехарактеризуют формулировку рабочих гипотез на несущественных фактахи событиях, не являющихся ключевыми факторами в политической системе или процессе.
  • [4] Raiffa Н. Decision Analysis. Reading: Addison-Wesley, 1968.
  • [5] Материал для анализа см.: Зобнин Л.В. Информационная сила в международной политике. С. 50—60.
  • [6] Буквально «информационная сила». Указанный термин принадлежитамериканским политологам Дж. Наю-мл. и У. Оуэнсу. Подробнее см.:Nye Jr. J.S., Owens W.A. America’s Information Edge // Foreign Affairs. 1996.Vol. 75. № 2.
  • [7] Deutsch K. Op. cit.
  • [8] Хабермас Ю. Указ. соч.
  • [9] Давыдов Ю. Понятие «жесткой» и «мягкой» силы в теории международныхотношений // Международные процессы. 2004. Т. 2. № 1.
  • [10] См.: Communication Theory Today / Ed. by D. Crowley, D. Mitchell. Cambridge: Polity Press, 1995.
  • [11] См. подробнее об этом прецеденте: Ранних Л. Л. Информационная безопасность и дипломатическая служба России // Информация. Дипломатия.Психология. М.: Известия, 2002. С. 338—340.
  • [12] Rothkopf D.J. Cyberpolitik: the Changing Nature of Power in the InformationAge //Journal of International Affairs. 1998. Vol. 51. № 2.
  • [13] Браун С. Сила в инструментарии современной дипломатии // Международные процессы. 2004. Т. 2. № 2. С. 12.
  • [14] Най-мл. Дж. После Ирака: мощь и стратегия США // Россия в глобальнойполитике. 2003. Т. 1. № 3.
  • [15] Рубин Дж., Салакюз Дж. Фактор силы в международных переговорах //Международная жизнь. 1990. № 3.
  • [16] Corner J., Buchanan J., Henig M. Dynamic Decision Problem Structuring //Journal of Multi-Criteria Decision Analysis. 2001. № 10.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>