Полная версия

Главная arrow Социология arrow Анализ теории личности в российской социологии: история и современность

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ЛИЧНОСТЬ КАК ПРОИЗВОДНАЯ КУЛЬТУРЫ И ОБЩЕСТВА СВОЕГО ВРЕМЕНИ

Мировоззрение Лаврова следует охарактеризовать как позитивис- тическое, как самостоятельное соединение элементов философии Фейербаха, неокантианства и контизма.

Общество для Лаврова — это совокупность социальных (культурных) форм, которые являются продуктом творчества личностей и реально существуют лишь в личностях, а потому последние всегда имеют право и обязанность стремиться в соответствии со своими потребностями к их изменению, замене патологических форм здоровыми. Любой вопрос науки об обществе, это вопрос об удобстве данных форм для данных людей.

В контексте духовно-психологической природы общества Лавров выделяет четыре его элемента, взаимодействие которых лежит в основе социальных изменений[1]: 1) характеристические черты выявляющие специфические особенности и задачи данного общества и данной эпохи; 2) жизненные элементы, которые пришли из прошлого, но адекватны потребностям настоящего; 3) переживания тоже пришедшие из прошлого, но чуждые и мешающие новым задачам и потому подлежащие устранению; 4) зародыши будущего. Всегда необходим конкретный анализ соотношения и комбинации этих элементов, особенно взаимодействия элементов прошлого и зародышей будущего, которое и дает всю конкретику характеристических черт и таким образом выявляется степень оправданности той или иной социальной формы1. За каждым из элементов общества стоят определенные субъекты, личности творящие историю.

Лавров считал, что на исторический процесс следует смотреть как на взаимодействие личности и общественной среды: история мысли, обусловленной культурой, в связи с культурой, изменяющейся под влиянием мысли — вот вся история цивилизации; мысль реальна лишь в личности, культура реальна в общественных формах, и, следовательно, личность остается со своими силами и своими требованиями лицом к лицу с общественными формами[2] [3].

Понятие общества, при внимательном его рассмотрении, с точки зрения Лаврова, оказывается лишь удобной формой для изучения единовременных процессов, совершающихся в большем или меньшем числе солидарных между собой личностей, и реальных действий, ими совершаемых. Таким образом общество существует лишь в личностях, его составляющих, именно в сознании личностями своей солидарности как между собой, так и с коллективностью[4]. Из этого не следует думать, что Лавров отрицал реальность культурных форм, к которым рядом с духовной культурой, он относил и строение общества (политические, юридические, экономические порядки). Понимания истории как процесс взаимодействия личностей и культурных форм, социолог, таким образом, признавал реальность не только в личностях и через личности, но и во внешних условиях окружающей среды.

Несмотря на то, что личность и общество друг без друга немыслимы, но в целях теоретического понимания человеческой деятельности следует различать двоякого рода явления — индивидуальные и социальные. Это различение оправдывается тем, что в самой личности, независимо от окружающей среды, находятся различные самостоятельные начала. Исследование этих начал и должно быть предметов теории личности[5].

С другой стороны, Лавров П.Л. отмечает, что личная деятельность не может целиком объясняться с помощью одной индивидуальной психологии, поскольку эта деятельность всегда находится под влиянием деятельности других личностей, из которых складывается общество. Между личностью и обществом происходит постоянное взаимодействие, сводящееся по Лаврову, к взаимодействию отдельных личностей.

Изучение личности должно предшествовать изучению общества, независимо от результата, к которому мы можем прийти1. Данное положение объясняется тем, что для Лаврова действительным предметом исследования является человек, но с другой стороны, существует ряд социологических категорий (семья, государство и т.п.), каждая из которых опирается на свои собственные положения и признает лишь себя за действительность.

Лавров включал в область ведения социологии и нравственный принцип о справедливом общежитии, вследствие чего сводил в научном построении отвлеченную социологию на теорию справедливого общежития, которая для него опиралась в значительной мере на субъективные категории этики. Другими словами, в социологии Лаврова общество было не только научным понятием, но и этической проблемой. В само понятие общества он вносил телеологический момент, поскольку в обществе видел совокупность форм взаимодействия, инстинктивно или сознательно соединенных реальными единицами для удовлетворения своих потребностей. С этой точки зрения он и предъявлял обществу такое, например, требование: здоровое общежитие и безопасное общежитие невозможны вне рационального экономического общежития (под которым у него подразумевался социализм).

Идеалом Лаврова было сочетание личного развития и общественной солидарности, вырастающих как он представлял себе, на одном корню, питаясь одной и той же почвой. Движение общества в сторону такого сочетания личного развития и общественной солидарности Лавров и называл прогрессом.

  • [1] Там же. С. 44.
  • [2] Лавров П.Л. Задачи понимания истории. Изд. 2-е. — СПб., 1903.С. 20-23.
  • [3] Миртов (Лавров П.Л.) Исторические письма. СПб.: Тип. Кормина, 1870.
  • [4] Лавров П.Л. Задачи понимания истории. Изд. 2-е. — СПб., 1903.С. 34.
  • [5] Кареев Н.И. Теория личности П.Л. Лаврова. СПб., 1901, с. 51.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>