Полная версия

Главная arrow Политология arrow Европейский парламент: политико-правовое исследование

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

МЕХАНИЗМ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ЕВРОПЕЙСКОГО ПАРЛАМЕНТА

ФОРМИРОВАНИЕ ДЕПУТАТСКОГО КОРПУСА

Сторонники евроинтеграции не смогли унифицировать процедуру выборов депутатов Европейского парламента: в каждой стране они проходят с учетом национального законодательства. При этом значение имеют тип электоральной системы в каждом конкретном случае[1], форма государственного устройства[2], государственно-правовые традиции, особенности национальной психологии и т.д. В действительности, Европейский парламент—единственный законодательный орган, имеющий богатейший (или невиданный) плюрализм способов избрания депутатов.

Согласно ст. 14 Договора о Евросоюзе Европейский парламент состоит из представителей граждан Евросоюза. Это положение кардинальным образом отличает институциональную структуру Союза европейских стран от схожих структур, которые функционируют в рамках международных организаций. Как правило, подобного рода органы состоят из официальных представителей, делегированных странами — участниками международного Сообщества. Правомерность соглашения о проведении прямых выборов на основе применения всеобщего избирательного права активно оспаривалась политическими силами в ряде государств — членов Евросоюза. При этом в некоторых странах вопрос о соответствии принятого решения национальным конституциям был передан на рассмотрение органов конституционного контроля. Правда, в итоге правомерность данного соглашения получила всеобщее признание в ходе первых выборов в Европейский парламент в 1979 г.

Европейский парламент, однако, отдельных наций не представляет. Понимание Европейского парламента как представительства отдельных народов государств[3] противоречит его порядку формирования. Суть в том, что нации в Европейском парламенте представлены непропорционально: количество мест напрямую зависит от численности населения государств — членов Евросоюза. И такому пониманию нисколько не препятствует ст. 189 Договора о Евросоюзе, в соответствии с которой «Европейский парламент, состоящий из представителей народов государств, объединившихся в Сообществе, осуществляет полномочия, возложенные на него настоящим Договором». Очевидно, под «представителями народов государств, объединившихся в Сообществе» речь идет не о представительствах стран, потому как национальные государства в Европейском парламенте не представлены, и конкретных национальностях в этническом аспекте[4]. Здесь имеются в виду народные представительства государств объединенной Европы, — народный элемент в отличие от элемента бюрократического, а не представительства отдельных народов.

Как известно, на результаты выборов по пропорциональной системе определенное влияние может оказывать деление страны на избирательные округа[5]. Поэтому в Греции, Дании, Франции, Португалии, Нидерландах и Люксембурге создается единый избирательный округ. В других странах, где выборы осуществляются по пропорциональной системе, образуется по нескольку избирательных округов. Традиционно границы округов определяются административно-территориальным делением.

Интересно, что не во всех странах Евросоюза активное избирательное право предоставляется гражданам, достигшим 18-летнего возраста (например, в Греции — гражданам, достигшим 20 лет)[6]. Активным избирательным правом пользуются граждане не только данной страны, но и других государств Союза, находящиеся на момент проведения выборов на ее территории. Но и здесь есть различия: в Бельгии граждане других стран — членов Евросоюза могут голосовать только в том случае, если они постоянно проживают в этом государстве и не могут реализовать свое право голоса в странах своего происхождения. Бельгийцы, проживающие за границей на момент проведения выборов, могут голосовать по почте или по доверенности. Греческие граждане, проживающие в других странах — участницах Евросоюза, могут голосовать в греческих консульствах. Если они постоянно проживают в странах, не входящих в Европейское сообщество, для участия в голосовании они должны вернуться на родину. Однако испанские граждане, проживающие за границей, могут голосовать в консульствах, как в странах Евросоюза, так и за их пределами.

Пассивное избирательное право также не отличается единообразием[7]. В таких странах, как Греция, Бельгия, Ирландия, Великобритания и Люксембург, право быть избранным принадлежит гражданам, достигшим 21 года. В Германии, Дании, Испании и Португалии низший предел установлен в 18 лет, во Франции — 23 года, а в Италии и Нидерландах — не моложе 25 лет.

В некоторых странах приняты меры против выдвижения кандидатур политическими партиями и лицами, не имеющими для того значимых оснований. В Германии список кандидатов в депутаты, собравший менее 5% голосов избирателей, вовсе не принимается во внимание при распределении мандатов[8]. Иначе дело обстоит во Франции: при представлении списка кандидатов в депутаты вносится залог, который не возвращается, если список на выборах не соберет, по крайней мере 5% голосов избирателей. В Нидерландах предвыборное обеспечение вносится в том случае, когда политическая партия не представлена во второй палате парламента. Наконец, в Великобритании при выдвижении кандидатуры вносится залог, не возвращаемый в случае если кандидат не получил Vs от общего числа поданных голосов. Безусловно, многие из указанных ограничений весьма действенны в плане отсечения слабых партий и кандидатов.

Периодичность всеобщих прямых выборов в Европейский парламент соответствует сроку его полномочий, который составляет 5 лет. Последние парламентские выборы, прошедшие в 2014 г., положили начало 8-й легислатуре. При официальном приеме новых стран в члены Евросоюза, они принимают участие в работе Европейского парламента и формировании его органов и политических групп.

Существуют некоторые нормы, относящиеся к несовместимости мандата[9]. Так, депутат Европейского парламента в период выполнения им своих обязанностей не может быть членом национального правительства, членом Еврокомиссии, судьей Евросуда, генеральным адвокатом либо являться должностным лицом одного из институтов Союза. Досрочная вакансия депутатского мандата может возникнуть в случае смерти депутата, отставки добровольной или принудительной, вызванной лишением депутатского мандата. В последнем случае решение выносится большинством голосов парламентариев, замещение вакантного мандата производится на оставшийся срок.

В настоящее время, бесспорно, выборы в Европейский парламент вызывают меньший интерес населения Европы по сравнению с выборами в национальные парламенты. Но государственные деятели государств — членов Евросоюза далеко не безразличны к результатам выборов как показателю влияния партий в стране и одобрения населением политики, проводимой правительством в отношении «общего европейского рынка».

В качестве примера, на момент выборов в Европейский парламент в 2009 г. правом голоса обладали около 375 млн человек в 27 странах Евросоюза. Несмотря на это, впервые с начала существования Союза европейских стран, были зафиксированы рекордно низкие показатели явки избирателей, а победу на евровыборах в Парламент во многих странах одержали оппозиционные правые силы. Небезосновательно думать, что «правый крен» Союза главным образом вызван усталостью населения европейских стран от затянувшегося экономического кризиса, страхом перед набирающей обороты исламизацией Старого Света, а также общим недовольством населения Европы политическим курсом евроинтеграции за счет стран, по ряду причин не готовых к вступлению. По результатам этих выборов видно, что в Германии и Франции приняли участие в голосовании лишь только половина граждан, в Великобритании — чуть больше трети. В целом, явка избирателей составила 43,5%. И это проявленный интерес граждан европейских стран «сильных союза сего», в то время как евровыборы-2014 вызвали значительный интерес у третьих стран. Понятно, что смена в раскладе сил Европейского парламента, решающего судьбу экономической помощи государствам — членам Союза, может сильно сказаться на благополучии конкретной страны[10].

Выборы в Европейский парламент 2014 г. имели некоторые особенности по сравнению с предыдущими. Во-первых, после подписания Лиссабонского договора произошло перераспределение числа делегированных депутатов между странами. Во-вторых, упал авторитет Европейского парламента среди избирателей. По результатам предвыборных опросов прогнозировалась их малая активность, особенно это касалось стран Восточной Европы и Прибалтики. В-третьих, выборы проходили в условиях глубокого политического, экономического и финансового кризиса[11]. Поэтому результаты евровыборов-2014 интересны как отображение настроений жителей Союза через призму проблем, порожденных мировым экономическим кризисом. Кроме того, следовало ожидать более высокий процент протестного голосования, так как избиратели, наконец, начали понимать, что от их голоса мало, что изменится.

На момент голосования правом выбора обладали около 380 млн человек из 28 стран — участниц Евросоюза, явка избирателей составила 43,1%. Впервые ни европейские демократы, ни их коллеги — социал- демократы — не завоевали подавляющего большинства в Европейском парламенте. Безусловно, эти фракции не позволили никому прервать их гегемонию на политической арене Европы, но в этот раз им придется теснее взаимодействовать друг с другом. Показательно, что сразу после выборов Ж.-М. Баррозу выступил с речью, в которой призывал проев- ропейские силы держаться вместе[12]. Теперь, например, для того чтобы утвердить нового председателя Еврокомиссии, необходимо сформировать коалицию. В связи с этим Ж.-К. Юнкер и М. Шульц обсуждали возможность создания коалиции консерваторов и социалистов («большой коалиции»), причем лидер социалистов согласился поддержать Юнкера на должность председателя Еврокомиссии[13]. В итоге 15 июля на голосовании в Страсбурге кандидатуру бывшего премьер-министра Люксембурга Ж.-К. Юнкера, выдвинутую консервативной Европейской народной партией, поддержали 422 депутата. 1 ноября 2014 г. Юнкер вступил в должность.

Основная интрига выборов 2014 г. развернулась вокруг 56 мандатов, которые достались партиям, не определившимся с выбором фракции. Значительная их часть — евроскептики и радикалы. Теоретически они могли бы сформировать собственную фракцию (евроскептики уже располагали собственной фракцией в Европейском парламенте), но так и не смогли договариваться со всеми «неопределившимися». При всем популизме и евроскептицизме политические платформы этих движений сильно отличаются[14]. М. Ле Пен официально заявила о своем союзе с Г. Вилдерсом, лидером голландской праворадикальной Партии свободы. К франко-голландскому альянсу присоединились австрийские националисты из Партии свободы, праворадикальная партия «Истинные финны», итальянская «Лига Севера» и националисты из бельгийской партии «Фламандский интерес». Вместе с тем вне указанного межпартийного сообщества оказались 27 ультраправых радикалов.

Однозначно евровыборы-2014 стали еще одним ударом по политическому проекту Евросоюза. Опросы убедительно свидетельствуют о грядущем прорыве расцветающего на глазах многообразия «евроскептиков» — популистских партий, выступающих за разрыв с самим основанием Евросоюза. Мотивация избирателей уже давно теряет черты классического парламентского «представительства интересов», упрощаясь до известной логики «протестного голосования». Политические последствия этой логики, впрочем, прямо противоположны настоящему активному протесту, в котором голосование может быть лишь вторичным по отношению к массовой внепарламентской мобилизации.

Более того, беспроигрышный антиевропейский популизм открывает широкие возможности для легитимации в публичном пространстве откровенной ультраправой повестки, связанной с исламофобией и отстаиванием идеалов национальной идентичности. Однако обвинения в расизме и нарушении ритуалов политкорректности со стороны медиа и системных партий, надо признать, лишь усиливают позиции евроскептиков как публичных политиков, не боящихся «говорить правду». Так, британская Партия независимости, появившаяся в начале 1990-х гг. как небольшая правоконсервативная группа, к настоящему моменту окончательно закрепилась в качестве четвертой партии национальной политической системы[15]. Все предвыборные опросы свидетельствовали о том, что Партия независимости во главе со своим популярным лидером Н. Фаражем получит до 30% голосов британских избирателей, обогнав лейбористов, консерваторов и либеральных демократов. Смутное и страстное желание «контроля» и «порядка» этого представителя бунтующего консерватизма, его недоверие к дискредитировавшим себя парламентским политиканам органично сочетается с недоверием к парламентаризму в целом. Манифест фракции, возглавляемой Н. Фаражем, не случайно говорит о том, что будет использовать депутатские кресла в Страсбурге исключительно для максимального приближения похорон Европейского парламента как института, противопоставляя его подлинному голосу народа — референдуму за выход из Евросоюза и ограничение миграции.

Портрет в деталях

Найджел Пол Фараж (Nigel Paul Farage, 1964)"о британский политик, один из основателей Партии независимости. Потомок немецких мигрантов, выходец из семьи биржевого маклера. Отказавшись от университетского образования, Н. Фараж продолжил дело отца.

Разделяя политические взгляды консерваторов Великобритании, находился в их рядах вплоть до подписания Маастрихтского договора.

С 1994 г. участвовал в европейских и британских парламентских выборах от Партии независимости. С 1999 г. — депутат Европейского парламента. В 2006-2009 гг. — лидер Партии независимости. Проиграв борьбу на парламентских выборах в Великобритании, в 2010 г. он вернулся на эту должность. В 2014 г. на общенациональных выборах Н. Фараж привел свою партию к победе.

Имеет репутацию мастера в использовании прессы в политических целях. Известен резкими выступлениями, критикующими зоны хождения валюты евро и механизмы евроинтеграции.

Низкий рейтинг Европейского парламента является важной, но далеко не единственной причиной пассивного поведения европейского электората на выборах в гипотетически высший орган законодательной власти Евросоюза. В 1999 г. абсентеизм превысил 50%-ный рубеж (50,2%), а в 2004 г. вплотную подошел к 54%. Незаинтересованность в евровыборах-2009 проявили почти 56% электората, а на евровыборах-2014 их число приблизилось к отметке 57%. Здесь следует учесть, что согласно национальной избирательной статистике в ряде стран, где проводилось голосование, в урнах обнаруживалось 2-5% пустых бюллетеней. Эта форма «активного абсентеизма» свидетельствует о высказанном частью электората недоверии к партиям. Кроме того, это и выражение разочарованности в эффективности парламентского инструмента отправления демократии, а также результат растиражированных через СМИ фактов коррупционных и аморальных действий чиновников от законодательной власти практически всех стран Европы[16].

Сегодня в большинстве европейских государств наблюдается избирательное затишье, национальные выборы уже прошли или состоятся не скоро. Складывается ощущение, что ранее, во время электорального общеевропейского цейтнота — основные политические силы решили проверить свою популярность и влияние на политику национального государства. А депутат от Эстонии К. Оюланд и вовсе заявила, что евровыборы в ее стране используют для того, чтобы избавиться от конкурентов, отправив их работать подальше от Эстонии[17].

  • [1] Например, английская двухпартийная система и соответственно мажоритарная избирательная система.
  • [2] В федеративных и унитарных государствах существуют различные возможности для осуществления выборных процедур.
  • [3] В некоторых европейских языках слово «нация» синонимично выражению «народ государства».
  • [4] Клепицкая Т.А., Забелина М.И., Шишенина И.В. Правовой статус Европейского парламента // Коллекция рефератов МГЮА. — 2000.
  • [5] Абдулхакова Е.М. Избирательная система: от смешанной к мажоритарнойили пропорциональной // Конституционное и муниципальное право. —2002,—№3._С. 16.
  • [6] Сравнительный анализ избирательных систем стран Европы. ЗаконДюверже. URL: http://bibliofond.ru (дата обращения: 12.04.2015).
  • [7] Четвериков А. О. Избирательные системы государств — членов Евросоюза. URL: http://eulaw.edu.ru/documents (дата обращения: 09.04.2015).
  • [8] Тимошенкова Е.П. Избирательная система Германии — особенности выборов в нижнюю палату Парламента. — М.: ИЕРАН, 2013. — С. 2-10.
  • [9] Corbett R., Jacobs F., Shackleton M. The European Parliament. — New York:John Harper Publishing, 2011,— P. 265-267.
  • [10] Бюджет иностранной помощи Евросоюза является самым большим подобным фондом в мире (около 15,6 млрд евро ежегодно).
  • [11] Обобщение: Европейцы избрали в Европейский парламент прежних лидеров, но припугнули ростом евроскептицизма. URL: http://www.si-usi.ru/05/30/2014/765 (дата обращения: 12.04.2015).
  • [12] Баррозу Ж.-М. Проевропейские силы в Европейском парламенте должныдержаться вместе. URL: http://www.flory.in.ua (дата обращения: 12.04.2015).
  • [13] URL: http://www.res.eu/pes (дата обращения: 12.04.2015).
  • [14] Шимов Я., Векслер Ю., Каневская Н. Золотая заря радикалов.URL: http://www.svoboda.org/content/article (дата обращения: 12.04.2015).
  • [15] URL: http://www.guardian.co.uk (дата обращения: 09.04.2015).
  • [16] Красильникова О.В. Общеевропейские выборы: причины абсентеизмаи поиск путей решения проблемы // Материалы межрегион, науч.-практ. конф.«20-летний опыт развития избирательной системы в современной России: достижения, проблемы, перспективы». — Уфа: Белая река, 2013. — С. 208-216.
  • [17] Оюланд К. Выборы в Европейский парламент используют для того, чтобыизбавиться от конкурентов. URL: http://www.cis-emo.net/ru/news (дата обращения: 12.04.2015).
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>