Полная версия

Главная arrow Религиоведение arrow Религиоведение

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ КУЛЬТЫ

В современной Российской Федерации достаточно широко представлены культы так называемого оздоровительного характера, например движение рэйки, также существует ряд экологических оздоровительных сект, имеющих чисто русское происхождение. В их числе так называемое бажовство — неоязыческое движение в России, представленное преимущественно в Уральском регионе (города Екатеринбург и Челябинск). Опирается на оккультную интерпретацию сказок Павла Бажова, которые трактуются как Евангелие от Урала. Появилось в результате отпочкования от школы рериховцев. Основатель — Владимир Соболев. Организационно оформилось в 1992 г. в Уральский духовно-этический центр «Бажовская академия сокровенных знаний Урала» (Челябинск). С 1993 г. активисты движения инициировали проведение Бажовского фестиваля народного творчества. К 2000 г. деятельность движения пошла на спад, однако в 2004 г. оно вновь активизировалось.

Мистическая роль отводится Уралу — стыку Европы и Азии. Духовным центром Урала назван Аркаим. Рериховская Шамбала получает имя Беловодья. Таинственной покровительницей Урала является Хозяйка Медной горы. Великим открывателем Урала бажовцы считают Ермака, который был не просто человеком, но воплощением одного из светлых богов-демиургов. История мира разворачивается в гностической борьбе Логоса и Люцифера (бывшего хозяина Земли), эпизодом которой является Великая Отечественная война. Полет американцев на Луну привел к заражению Земли астральными микробами.

Учение бажовцев синкретично. Так, они почитают святого преподобного Серафима Саровского и считают, что после близкого конца света духовными центрами новой обожествленной России будут Аркаим и Дивеево.

Еще одной экологической сектой является движение анаста- сийцев. Движение «анастасийцев» представляет собой неоязыческую секту, адепты которой почитают мифическую женщину Анастасию — персонажа книг Мегре, которая, по утверждению писателя, живет в глухой тайге, питается орехами и грибами, что приносят ей добрые звери, и обладает при этом божественными свойствами. Автор называет ее «совершенным человеком, подобным Богу», «биологом внеземной цивилизации», «человеком первоистоков». По их учению, Анастасия является единственной в мире хранительницей мудрости древней расы ведруссов, проживавшей на территории Евразии тысячи лет назад.

С 2005 г. в России наблюдается движение анастасийцев за создание так называемых экопоселений. Завкафедрой сектоведения

Свято-Тихоновского православного университета профессор Александр Дворкин так оценивает деятельность этого движения: «В организации анастасийцев присутствуют все основные характеристики тоталитарной секты. Во-первых, книги Пузакова-Мегре его последователями воспринимаются как новая Библия. Во-вторых, господин Пузаков называет себя единственным связующим звеном между богом (в данном случае богиней Анастасией) и человечеством. Среди поклонников Анастасии много пенсионеров, а также людей, ставших в определенной степени жертвами современных преобразований. Но есть там и просто городские жители из числа тех, кто верит в НЛО, экстрасенсов, лекарства-панацеи, астрологию. У большинства анастасийцев легко заметить особый, как бы отстраненный, взгляд — он выдает контролируемое “руководством” сознание. Это то, что называется зомбированием, или, по-научному, сектантской псевдоличностью»[1].

Большинство так называемых новых религиозных движений можно разделить на две группы: деструктивные культы и конструктивные культы.

Деструктивные культы часто используют практику обманной вербовки адептов, контроль над сознанием человека, призыв к разрыву всех социальных связей, деление адептов на посвященных и непосвященных, нанесение психологического и часто физического вреда здоровью.

Конструктивные культы разрешают свободный выход из организации, разрешают своим адептам вести благотворительную деятельность и обладают открытостью своей религиозной организации. К сожалению, большинство наших современных НРД можно отнести к первой группе.

Выше уже говорилось о том, что в число НРД также можно включить псевдомасонские, или неомасонские, организации. Масонское движение настолько обширно и многогранно, что может стать объектом самостоятельного серьезного монографического исследования, однако сами масоны не считают себя религиозной структурой. В нашей стране часто путают масонство и сектантство. Так, например, в 1990-е гг. массово происходили награждения наших государственных и политических деятелей так называемыми орденами «мальтийского ордена» — организации как раз можно назвать псев- домасонскими деструктивными околорелигиозными культами. Сами масоны и орден Святого Иоанна Иерусалимского не имели ничего общего с этими организациями. Однако в истории был период, когда совершившие государственный переворот революционеры пытались организовать новый религиозный культ.

Это был так называемый культ верховного существа, который пытались ввести якобинцы в эпоху Великой французской революции. Екатерина Андреева в своей книге так описывает истоки возникновения этого культа и причины его падения: «...Когда в Конвенте обсуждались вопросы борьбы с религией, Робеспьер молчал. Честный, стойкий и неподкупный вождь якобинцев, Робеспьер был последователем философа Руссо. Он не был атеистом и считал атеизм безнравственным, а религию необходимым элементом всякой государственной жизни. В этом Робеспьер слепо следовал взглядам Руссо, писавшего, что государству важно, чтобы каждый гражданин имел религию, которая заставила бы его любить свои обязанности. Робеспьер относился отрицательно к антирелигиозной борьбе в стране, где большинство населения было верующими. Он не одобрял и культа Разума, но молчал. В наступление же он перешел после получения в Комитете общественного спасения письма от одного комиссара, который писал, что приказал арестовать “отцов церкви”, отмечавших церковные праздники, уничтожил кресты и распятия и собирается отправить в изгнание “тех черных зверей, которых называют священниками”. Робеспьер же считал, что нельзя давать повод к нарушению свободы культов и показывать, что идет борьба против самой религии. Он порицал насильственные действия против самой религии, так как они возбуждали фанатиков против революции. Уже сотни вооруженных крестьян заявляли, что они хотят «восстановления католической церкви и чтобы не было якобинцев». В якобинском клубе Робеспьер решительно осудил антирелигиозную пропаганду. Робеспьер был прав в том отношении, что насильственная борьба с религией усилит контрреволюцию. Конвент это понял и издал манифест к народам Европы, составленный Робеспьером. В нем говорилось: “Ваши повелители обманывают вас, говоря, что французская нация преследует все религии, что мы заменили культ божества культом нескольких людей. Они рисуют нас в ваших глазах идолопоклонниками или безумцами. Это неправда. Французский народ и его представители уважают свободу всех культов и не подвергают гонению ни один из них”. Робеспьер считал, что идея верховного существа и бессмертия души является постоянным напоминанием о справедливости, следовательно, эта идея носит республиканский и общественный характер. И Робеспьер стал проповедовать создание нового культа верховного существа, который был чем-то вроде очищенного христианства. На фронтонах храмов вместо надписи “Храм разума” теперь стояли слова: “Французский народ признает существование верховного существа и бессмертие души”. Новый культ был уступкой католицизму, и нелегальная церковь стала надеяться на близкое восстановление религии. В этом сказалась вся противоречивость религиозной политики того времени: поскольку атеизм был объявлен врагом республики, противопоставить ему можно было только религию, но чтобы церковники не могли извлечь для себя выгоды из нового культа, было провозглашено, что новый культ не является религией и не нуждается в служителях. К празднику верховного существа, который был установлен 20 мая, готовились с большой тщательностью. Оформление праздника было поручено известному художнику Давиду — якобинцу по убеждениям и ярому последователю Робеспьера. Этот праздник своими пышными церемониями должен был заменить народу католические обряды и в то же время как бы закрепить победу Робеспьера над его политическими противниками. В день праздника Робеспьер был избран председателем Конвента, и тем самым ему отводилось первое место в празднике, которым должен был руководить Конвент. Праздничная церемония открылась речью Робеспьера, восхвалявшей верховное существо, начертавшее “бессмертной рукой законы равенства и справедливости в человеческом сердце и тем вложившее в него смертный приговор тиранам”. “Оно создало вселенную,— говорил Робеспьер,— чтобы проявить свое могущество... Оно вселяет в душе торжествующего угнетателя страх и раскаянье, а в душе невинно угнетенного — спокойствие и гордость; оно заставляет справедливого человека ненавидеть злодея, а злодея — уважать справедливого человека”. После речи Робеспьера под музыку была сожжена «гидра атеизма». Чучела, изображавшие атеизм, символы честолюбия, эгоизма и гордыни, были сожжены Робеспьером, как первосвященником или жрецом, а на их месте появилось изображение Мудрости. Затем Робеспьер произнес вторую речь, на этот раз против атеизма, который “короли хотели утвердить во Франции”. Заключительная часть речи была похожа на молитву, которую Робеспьер в роли первосвященника произносил перед творцом вселенной.

Этот пышный праздник был ошибкой Робеспьера. Его враги сочли, что Робеспьер перестал довольствоваться тем, что он глава политической власти, и стремился еще сделаться жрецом новой национальной церкви. Духовенство стало твердить, что верховное существо есть в конечном счете не что иное, как христианский бог, и расценивало этот праздник как переходную ступень к прославлению Христа. К тому же день праздника верховного существа оказался днем Троицы, и верующие шли на праздник с четками и молитвенниками в руках. Слушая речи Робеспьера, верующие молились Христу. Не удивительно, что местами народ не видел никакой разницы между новым и старым культом божества. После казни Робеспьера и контрреволюционного переворота 1794 года рухнул и культ верховного существа. Он не мог заменить верующим религии их отцов, и к тому же победившая буржуазия была заинтересована в укреплении католицизма среди трудящихся...»1.

Если учесть, что большинство якобинцев и их лидеров состояли в якобинских клубах, которые имели явно масонское происхождение, то можно считать, что в XVIII столетии революционное движение отнюдь не было атеистическим. Вопрос в том, какую религиозность оно проповедовало?

  • [1] Газета «Православная Москва», № 24 (522), декабрь 2012.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>