Полная версия

Главная arrow Религиоведение arrow Религиоведение

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

СТАРООБРЯДЧЕСТВО

Старообрядчество возникает внутри русского православия в результате церковного раскола 1666 г. Формально раскол возникает когда патриарх Никон предпринимает исправление церковных книг по «древним греческим образцам». Надо, однако, отметить, что в XVI в. подобные реформы митрополита Макария не привели к церковному расколу. Также движения иосифлян — сторонников преподобного Иосифа Волоцкого и нестяжателей — сторонников преподобного Нила Сорского в XV столетии не приводили к церковному расколу. Немаловажную роль в церковном расколе сыграли как личностные качества патриарха Никона и духовного вождя противостоящей партии протопопа Аввакума Петрова, так и стремление патриарха привести обрядово-ритуальную жизнь Русской церкви в соответствие с традицией Вселенской церкви. Сторонники старообрядчества также считают, что основой раскола послужили интриги восточных патриархов и стремление самого Никона поставить себя выше царя, «священство выше царства», и превратить патриарший престол в подобие престола Римского Папы. Можно косвенно подтвердить такие догадки прежде всего тем, как сам Никон стремился копировать в России подобия святых мест, в частности можно говорить о том, что построение Воскресенского Новоиерусалимского монастыря под Москвой должно было подтвердить стремление патриарха показать, что Москва не есть только Третий Рим, но и Второй Иерусалим, т.е. центр Вселенского православия.

Несогласие с внешними формами исправления церковной жизни постепенно привело к тому, что раскол коснулся и важных богословских вопросов. Так, старообрядцы до сих пор сохраняют в Символе веры слово, исключенное Никоном во время реформы «... и в Духа Святаго Господа Истинного и Животворящего...». Слово «Истинного» было исключено из Символа веры и подтверждено Соборным решением 1666 г. Кроме того, сохраняется двуперстное крестное знамение, крюковое знаменное пение в храме, служение на семи просфорах вместо пяти, хождение во время крестного хода по солнцу, а не против солнца.

Большинство староверов считали, что реформы предваряют царство Антихриста и сам патриарх Никон есть предтеча Антихриста. Уже упомянутый Собор 1666 г. подтвердил все реформы и нововведения, но также лишил Никона патриаршей власти именно за его стремление поставить себя выше царя.

В декабре 1667 г. новый собор установил проклятия на старые обряды, которые были сняты лишь Поместным собором 1971 г. В 1974 г. прещения на старообрядцев сняла и Русская православная церковь за границей.

С 1681 г. начинается новый этап противостояния между старообрядцами и сторонниками патриаршей церкви. Протопоп Аввакум и несколько его сподвижников были сожжены в Пустоозерске «за великие на царский дом хулы». После этого главой раскола стал суздальский протопоп Никита Добрынин (Пустосвят), который активно стремился превратить старообрядческое движение в политическое, восстания московских стрельцов 1682, 1698 гг. во многом были спровоцированы староверческими движениями внутри политической элиты Московского государства конца XVII столетия.

В 1685 г. после неудавшегося заговора князя Ивана Хованского и диспута, который состоялся в Грановитой палате Московского Кремля между сторонниками и противниками старой веры, правительство царевны Софьи Алексеевны издало специальный указ, по которому старообрядчество было официально запрещено. Конфликт принял ожесточенный и затяжной характер. Постепенно раскол становится не только религиозным, но и политическим антигосударственным движением. Все, кто не был согласен с реформами Петра Великого, мог найти себя в расколе.

Таким образом, в XVIII в. старообрядчество стало широким общественным движением, в котором соединялись различные слои русского общества: родовитые князья и бояре, богатые купцы, недовольные реформами, стрельцы, ремесленники, крестьяне, городская беднота, которым реформы принесли еще большее обнищание, часто примыкали к старообрядчеству. Так как староверов подвергали серьезным гонениям и преследованиям, они бежали на Урал, в Сибирь, на Дон, на Кавказ, на Север, в Поволжье. Часть старообрядцев бежала и за границы России, в Шведские владения в Прибалтике, в Турецкие земли, в Польшу, в Австрийские владения. До сих пор существуют несколько исторических центров расселения старообрядцев. Это прежде всего Нижегородские и Вятские земли, Сибирь, Дальний Восток, Урал, а также Ветка (часть смоленских и белорусских земель), в Прибалтике восточно-эстонские земли и часть Лат- галии. В юго-западной России это бессарабско-буковинские земли, где с середины XIX в. возникает мощный центр старообрядчества в селении Белая Криница.

В 1849—1852 гг. правительство императора Николая I активно преследовало старообрядцев Поволжья, так что часть из них была вынуждена бежать в Османскую империю (казаки-некрасовцы). Вернулась эта община староверов лишь в 1962 г.

Надо отметить, что подобные преследования выработали особый характер у этой группы русских людей, и уже сейчас можно говорить о сформировавшемся особом субэтносе русского народа. Это заметно даже в самоназваниях этих людей — липоване (Румыния, Молдавия, Буковина), семейские казаки (Бурятия, Забайкалье), ижемцы — субэтнос народа коми, в образовании которого принимали участие новгородские и суздальские переселенцы, гусляки — жители Гуслицкой волости Московской губернии. Постоянные преследования выработали у старообрядцев особое стремление к финансовой самостоятельности. Богатому человеку проще было в Российской империи сохранить свою независимость. Именно поэтому около 60% всего купеческого сословия империи к началу XX столетия составляли выходцы из старообрядческих фамилий. Можно вспомнить такие известные на всю Россию фамилии, как Гучковы, Морозовы, Солдатенковы, Кавылины, Рябушинские. Кстати, этот факт опровергает распространенное в среде либеральной интеллигенции мнение о том, что православная этика, в отличие от протестантской, не способствовала экономическому развитию России и являлась препятствием к «вхождению России в мировое цивилизованное сообщество».

К концу XVIII столетия старообрядчество стало переживать новый этап своего существования. Только в царствование императрицы Екатерины 11 прекратились так называемые «гари» или «крещения огнем» — самосожжения наиболее ревностных последователей старой веры. В период правления императора Павла I (1796— 1801) были предприняты попытки примирения отдельных старообрядческих общин с господствующей церковью. В 1800 г. возникло так называемое единоверие, когда часть старообрядцев воссоединилась с Синодальной церковью при условии сохранения старого обряда и рукоположения особых единоверческих епископов. В 1846 г. старообрядцы нашли себе епископа для восстановления трехчинной иерархии. Это было необходимо сделать, так как последний епископ Павел Коломенский, который не признавал реформ патриарха Никона, был низложен еще в его патриаршество. Священников больше не рукополагали, и поэтому, когда умерло поколение священников, рукоположенное еще до раскола, старообрядческие общины либо стали служить так называемым мирянским чином, либо сманивали к себе беглых попов или священников, запрещенных в Патриаршей церкви. Так возникли два направления внутри старообрядчества — беспоповское и беглопоповское.

В 1692 и 1694 гг. проходили два собора староверов-беспоповцев, где были выработаны основные положения этого направления внутри старообрядчества. Центральной идеей этого учения было нежелание жить в мире зла, а если невозможно ему противостоять, то можно принять добровольное мученичество.

Митрополит Белградо-Карловацкий Амвросий в 1846 г. согласился перейти в старообрядчество, так как к этому времени возникло так называемое поповское согласие внутри старообрядчества, которое долгое время именовалось Австрийским согласием. Центр этого толка находился в селе Белая Криница на территории Австрийской империи. Позднее возник второй центр этого согласия — в Москве на Рогожском кладбище. В настоящее время существуют две митрополии — Рогожская митрополия, которая носит название Русская православная старообрядческая церковь; ее глава носит титул Митрополита Московского и всея Руси, и Белокриницкая митрополия, центром которой в настоящее время является Румыния.

В 1923 г. епископ Никола (Позднев) вошел в сношения с частью старообрядцев, не принявших в 1846 г. митрополита Амвросия и продолжавших принимать беглых священников. Так возникла еще одна поповская иерархия, которая в настоящее время называется Русской Древлеправославной церковью. Она имеет два духовных центра: в Москве в храме Покрова Богородицы на Новокузнецкой улице и в городе Новозыбкове Брянской области при кафедральном соборе Спаса Преображения.

Беспоповские толки в настоящее время представлены несколькими центрами: Федосеевский толк и Филипповский толк, возникшие в конце XVIII столетия из крупнейшего старообрядческого монастыря Русского Севера — Выгорецкой пустыни. Там же, в Вы- горецкой пустыни, оформился и так называемый Поморский толк, наиболее мощный до настоящего времени. Поморцы считали, что необходимо полностью порвать с Русской православной церковью, и перекрещивали переходящих к ним православных христиан. В настоящее время филипповцы имеют небольшую часовню на Преображенском кладбище в Москве, федосеевцы и поморцы также имеют свои духовные центры на Преображенском кладбище в Москве. В Санкт-Петербурге признанными центрами старообрядцев являются Громовское кладбище и Лиговская старообрядческая община.

Самой крупной является Древлеправославная поморская церковь, имеющая с 1989 г. единый Российский совет и крупные общины в Эстонии, Латвии, Литве, Белоруссии, Польше.

В 1790-х гг. появляется еще одно направление старообрядцев — странники, или бегуны, которые полностью бежали от мира. После революции 1917 г. страннический толк пережил свое второе рождение, когда многие староверы бежали от антихристовой советской власти. В настоящее время самой заметной представительницей этого толка является знаменитая Агафья Лыкова. В последнее время она стала активно принимать помощь от Московской митрополии Русской православной старообрядческой церкви. В Нижегородских и Вятских пределах современной России сохранился еще один толк беспоповцев — Спасово согласие.

Надо сказать, что поморцев, федосеевцев и филипповцев также отличает разное отношение к церковным таинствам. Так, поморцы признают таинство брака, которое у них совершает наставник, за неимением священников. Филипповцы полностью отрицают таинство брака, а федосеевцы расколоты на две группы — брачников и безбрачников. Все староверы-беспоповцы признают три или четыре таинства из семи.

Говоря об особенностях беспоповских толков в старообрядчестве, можно сказать, что часть современных православных богословов не считают их строго православными в отличие от половцев. Связано это прежде всего с тем, что за то время, что беспоповцы жили вне развития православной традиции, изменилось их видение многих духовных проблем. В частности, это связано с особой формой эсхатологии беспоповцев. Значительная их часть считают, что три с половиной года царствования Антихриста перед Вторым Пришествием нужно понимать аллегорически. Антихрист уже пришел вместе с Никоновскими реформами и правит миром, но Господь долготерпит, так как надеется на пополнение истинно верующих. Эта идея о «чувственном Антихристе» не имеет ничего общего с православным учением о Конце Мира. Поэтому можно говорить о том, что старообрядцы-беспоповцы являют собой очень интересный феномен — феномен своеобразного «православного протестантизма».

На Урале в среде старообрядцев сформировался еще один толк, который можно считать промежуточным между половцами и беспоповцами. Это часовенное согласие. В настоящее время часовенные в Пермском крае и в Свердловской области близки к объединению с Русской православной старообрядческой церковью.

Русская православная церковь в настоящее время стремится к активизации диалога с поповскими старообрядческими согласиями. Так, стало более активно развиваться единоверие, но кроме этого, появляются так называемые старообрядные приходы внутри Русской православной церкви. Наиболее значительными в Москве можно считать старообрядные приходы храмов Николы на Берсеневской набережной, Покрова Божией Матери в Рубцово и приход Спасского собора Спасо-Андроньевского монастыря.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>