Полная версия

Главная arrow Религиоведение arrow Религиоведение

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Римский миф и римский императорский культ

Укрепление Рима и превращение его в мировую империю повлияли и на религиозно-мифологические представления. Ж. Дюмен- зиль пишет о том, что «...специфика римской мифологии состоит в перенесении сюжетов, характерных обычно для мифов о богах, в мир героев...»[1]. Интерпретируя религиозные и мифологические представления, государственные деятели Рима стали претендовать на божественное происхождение.

Первым правителем, который стал проводить такую политику, стал римский диктатор и военный вождь «император» Сулла (138—78 гг. до н.э.). Он стал считаться «любимцем богини Венеры». Однако подлинное обожествление императорской власти началось со времени правления Юлия Цезаря (100—44 гг. до н.э.) и его племянника Октавина (63 г. до н.э. — 14 г. н.э.). Стала происходить их деи- фикация (лат. Deus — Бог, Творец). Октавиан принял титул Август — божественный. В его честь был построен храм. Есть предание, что сам Октавиан, умирая, произнес: «Кажется, я становлюсь Богом». Император Калигула (12—41 гг. н.э.) приказывал на статуях римских богов заменять их головы на свою собственную и объявлял себя богом. Кстати, именно с этого императора это вошло в обычай, и каждый новый император изображался в облике Юпитера, но с соответствующей головой. Даже стали делать статуи богов с отвинчивающимися головами. По всей империи был введен официальный культ «гения императора», который превратился фактически в государственную религию, которая была призвана объединить все культы Римской империи.

Параллельно с этим новым имперским культом формировался и особый римский миф. Он стал окончательно оформляться к концу 11 — началу III в. н.э. Это так называемый миф о Риме как о городе, избранном богами и предназначенном к мировому господству. «Составной частью римского мифа было прославление героев и полководцев, которые составляли славу Вечного города, также прославление особых римских добродетелей — долга, верности, чести, почтения к предкам, презрения к смерти...»[1].

СIII в. н.э. этот миф о Вечном Риме и культ обожествления римского императора превратился окончательно в государственный и уклонение от него считалось государственным преступлением. Поэтому именно в этот период мы видим всплеск репрессий и гонений против христиан. Римляне, будучи очень веротерпимой нацией, просто не могли понять логику христиан, которые отказывались в определенные табельные дни приносить жертвы или даже просто класть цветы перед статуей императора. Во многом именно это влекло за собой сперва уговоры, затем телесные наказания (порку), затем судебные преследования и, наконец, казни христиан. Но гонения во многом способствовали не только консолидации христианских общин, но и появлению апологетов — людей, которые, часто не будучи христианами, сочувствовали им и писали апологетические сочинения в защиту «свободы совести». Поэтому такие выдающиеся ученые, как С.С. Аверинцев и А. Ф. Лосев, считали, что апологетика именно в 111 в. н.э. явилась началом новой эпохи в истории Древнего Рима — эпохи «Христианской Античности»[3].

Аверинцев С.С. Христианский аристотелизм как внутренняя форма западной традиции и проблемы современной России. М., 1992.

О римских религиозных обрядах см. примечание 1 к гл. 13.

  • [1] Указ. соч. С. 157.
  • [2] Указ. соч. С. 157.
  • [3] Лосев А.Ф. Очерки античного символизма и мифологии. М., 1993.134
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>