Полная версия

Главная arrow Религиоведение arrow Религиоведение

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК РАЗВИТИЯ РЕЛИГИОВЕДЕНИЯ

Религиоведение как самостоятельная отрасль научного знания начало складываться в XIX столетии. У его истоков стояли известные историки и теологи. В их числе можно назвать одного из выдающихся европейских богословов академика Нидерландской Королевской академии наук Пьера Даниэля Шантепи де ля Соссе (1848— 1920), который в России был известен как Петр Данилович и чей курс «История мировых религий» читался в Московском и Петербургском университетах в 1900—1917 гг. Одной из работ профессора де ля Соссе был капитальный труд «Справочник по истории мировых религий», который выдержал три прижизненных издания в 1887, 1897 и 1905 гг. Четвертое издание этого труда вышло уже после смерти автора в 1925 г. Благодаря этой книге были сформированы основные направления развития религиоведения как самостоятельной учебной дисциплины:

  • 1) философия религии как область изучения происхождения и сущности религии;
  • 2) история религии как область изучения религии в исторической ретроспективе и перспективе;
  • 3) феноменология религии как область изучения религии, где религия рассматривается как феномен, отличный от всего светского и мирского.

Известный католический богослов кардинал Жюльен Рис так писал об этом труде: «Основывая исследования как на эмпирическом подходе, так и пропуская чувство религиозности через себя, Шантепи заложил первую феноменологическую классификацию. Его работа будет служить образцом в дальнейших исследованиях. Это наисвежайший труд, в котором сравнительный метод применяется в тесной связи с религиозными чувствами верующих»1.

Еще одним из выдающихся ученых, которые стояли у истоков религиоведения как отрасли исторической науки, был выдающийся голландский ориенталист и путешественник Христиан Снук Гюрх- ронье (1858—1936) — лектор исламского права в Лейденской семинарии. В 1884 г. под видом мусульманского богослова он целый год прожил в Джидде и Мекке.

В 1888—1889 гг. в Гааге вышел его труд, посвященный этому путешествию, — «Мекка». Также среди ученых, внесших свой вклад в развитие религиоведения, можно отметить польского ученого, исто-

RiesJulien. Dizionario delle religioni. Milano: Mondadori, 2007.

рика и языковеда, члена-корреспондента Санкт-Петербургской академии наук Александра Брюкнера (1856—1939), который был известен как выдающийся исследователь славяно-литовского язычества. Также можно назвать выдающегося немецкого историка, профессора Берлинского университета и иностранного члена-кор- респондента Санкт-Петербургской академии наук Теодора Моммзена (1817—1903), который в 1902 г. получил Нобелевскую премию за свой знаменитый труд «Римская история».

Однако можно сказать, что еще в раннее Средневековье появлялись исследования, которые можно назвать предтечами курса истории мировых религий. Среди авторов этих исследований можно вспомнить выдающегося мусульманского ученого, философа- рационалиста Абуль Валид Мухаммад ибн Ахмад ибн Рущда (1126, Кордова — 10 декабря 1198, Марракеш), который на Западе был известен как Аверроэс. Также можно вспомнить такого известного средневекового испанского теолога, исследователя Торы и еврейского философа, как Моисей Маймонид (Абу Имран Муса бин Маймун бин Абдалла аль-Куртуби аль-Исраили, 1138—1204), и наконец, можно вспомнить выдающегося государственного и политического деятеля, индийского философа, третьего падишаха Империи Великих Моголов Абуль-Фатх Джалалуддин Мухаммад Акбара (Акбара I Великого, 1542—1605), который являлся автором одной из интереснейших концепций развития религиозно-философской мысли, которая впоследствии получила свое отражение в религиозно-философском учении Бахайи.

В России религиоведение как область научного знания начинает зарождаться в середине XIX столетия. Такие известные исследователи, как А.А. Потебня, А.Н. Афанасьев, Ф.И. Буслаев, уделяли первостепенное внимание историческим и филологическим исследованиям языческой культурной и религиозной традиции народов России и тем самым стояли у истоков развития отечественного религиоведения. В начале XX в. в Российской империи стали складываться научные школы, которые занимались изучением религиозных традиций Индокитая, Сибири, Дальнего Востока. В связи с этим можно отметить научные исследования таких выдающихся ученых, какФ.Ф. Зелинский, В.Г. Богораз-Тан, Ф.М. Щербацкий, С.Ф. Ольденбург, и многих других. Их труды переводились на многие иностранные языки и внесли значительный вклад в развитие мировой исторической и философской науки. В результате их деятельности мы можем говорить о том, что в России возникло такое направление, как сравнительное религиоведение. Этот термин очень похож на такую область теологии, как «сравнительное богословие». Однако появление такой области научного знания, как сравнительное религиоведение, первоначально вызвало негативную реакцию религиозных и духовных лидеров во многих странах. Богословы и теологи считали, что невозможно изучать религию рациональными и исключительно научными методами.

Несмотря на это, в России в духовной среде также возникает интерес к религиоведению как к области научного знания. В связи с этим можно отметить таких выдающихся русских богословов, как митрополит Макарий (Невский), епископ Дионисий (Хитров). Занимаясь миссионерской работой среди народов Алтая и Якутии, переводя на якутский, эвенский, алтайский, хакасский языки книги Священного Писания, они оставили интересные записки о верованиях и религиозных обрядах тех народов, среди которых велась христианская миссионерская работа. Вне всякого сомнения, можно говорить о том, что в своих миссионерских трудах эти выдающиеся богословы использовали, в том числе, и рациональный исторический метод сравнительного религиоведческого анализа. Если же углубиться в более древние времена, то можно считать, что, к примеру, Святитель Стефан Пермский (просветитель коми-зырян) и преподобный Серапион Кожеозерский (просветитель лопарей), занимаясь в XIV и XVI вв. переводами книг Священного Писания на местные языки, вольно или невольно способствовали созданию научной литературы об истории зырян и лопарей и хорошо знали религиозную традицию и духовный мир своих подопечных, среди которых проводили миссионерскую работу.

К началу XX столетия не только в России, но и в Европе курс «Религиоведение» читался во многих государственных и частных университетах. Так, например, в 1873 г. на богословском факультете Женевского университета была создана кафедра истории и психологии религии. В 1876 г. после реформы богословского образования в Нидерландах были созданы четыре кафедры по истории мировых религий. Кафедра истории мировых религий была также создана в 1879 г. во Франции, в Коллеж де Франс.

В 1913 г. аналогичная кафедра возникла и в Москве в Народном университете им. Шанявского. С 1904 по 1925 г. лекции по религиоведению читались и в Петербургском государственном университете на географическом факультете. Позднее в связи с развитием культа личности и с идеологизацией советской высшей школы курс «Религиоведение» был фактически запрещен и только в 1946 г. по инициативе профессора Серебрякова восстановлен. Большой вклад в развитие советского религиоведения в эти годы внес доктор философских наук, основатель музея Истории религии АН СССР М.И. Шахнович (1911—1992), который в советское время продолжал традиции развития дореволюционного религиоведения.

В это же время на Западе религиоведение развивалось как самостоятельное направление научной мысли. Такие известные ученые первой половины XX в., как Р. Отто, Р. Петтанциони, М. Элиаде, У. Джеймс, Г. Виденгрен, Н.Д. Фюстель де Куланж, и многие другие внесли значительный вклад в развитие религиоведения как науки.

В СССР, в период воинствующего атеизма, религиоведение, как область научного знания, не могло развиваться отдельно от научного атеизма. Поэтому наука о развитии мировых религий была вынуждена ограничиться исследованием тех вопросов, которые максимально далеко отстояли от идеологических проблем, которые советское государство стремилось рассматривать через призму научного атеизма. Ряд исследователей, в частности Н.С. Гордиенко, Г.Г. Прошин, были вынуждены рассматривать религиоведческие проблемы с научно-атеистической точки зрения. Наиболее ярко это можно видеть в монографии Георгия Георгиевича Прошина «Черное воинство — Русский православный монастырь. Легенда и Быль» (М. 1985). Автор пытается в своей монографии объективно показать роль и место православных монастырей в истории и культурном развитии России, однако вынужден постоянно отвлекаться на атеистические темы.

Однако даже в условиях государственного атеизма часть советских религиоведов смогли сохранить чисто научный, объективный метод исследования и занимались в основном изучением религиозных традиций и верований. В частности, можно отметить таких советских исследователей и выдающихся ученых, как Г.М. Бонгард-Левин (специалист по истории религии Древней Индии), В.Я. Пропп и Б.А. Рыбаков (славянские архаические верования, религия древних славян), М.И. Стеблин-Каменский (религия древних германцев), Л.С. Переломов (религии Древнего Китая), и многих других. Предпринимались в СССР и попытки комплексного объяснения религиозных верований через социальные, психологические и философские категории. Можно отметить таких исследователей в этой области, как Д.М. Угринович, М.Н. Новиков, Ю.А. Левада, И.Н. Яблоков.

На Западе изучение религии стало весьма популярным в первой половине XX в. Это привело к возникновению множества научных направлений и школ, которые часто соперничали друг с другом. Так, например, широко известна в мировой исторической и философской науке чикагская школа сравнительного религиоведения, основанная известным историком Иоахимом Вахом. Еще одной интересной школой религиоведения можно считать ритуалистическое направление религиоведения, одним из руководителей которого является Самюэль Хук, который высказал основные положения этого направления в своей книге «Миф и ритуал», изданной в 1933 г. Однако такой процесс дифференциации и фактического разделения религиоведения на различные школы и направления имел и негативные последствия. Религиоведение в своих целях пытались использовать те политические силы, которые пробовали использовать религиоведческую науку в своих квазирелигиозных целях. Впервые на это обратил внимание выдающийся германский ученый и лютеранский богослов Пауль Тиллих, который первым определил идеологию нацизма как квазирелигиозное сознание. Так, нацизм Пауль Тиллих именовал «демоническая квазирелигия», поскольку считал, что использовавшийся НСДАП древний эсхатологический символ грядущей «тысячелетней эры» применительно к Третьему рейху, который наделил высшим священным статусом немецкую нацию, придает немецкому национализму страсть и силу, вместе с радикализацией.

Однако после Второй мировой войны, учитывая итоги негативных процессов дифференциации религиоведения как науки, в мире начали происходить и интеграционные процессы. Логическим завершением подобных процессов интеграции стало создание в 1950 г. Международной ассоциации истории религий. Регулярно проходят религиоведческие конгрессы, с 1950 г. издается религиоведческий журнал «Нумен».

В настоящее время религиоведение как наука переживает ряд новых тенденций в своем развитии. Как отмечает доцент кафедры философии религии и религиоведения МГУ, кандидат философских наук А.Н. Красников: «Наиболее очевидной тенденцией современного религиоведения является усиление организационного начала, международных контактов и междисциплинарных взаимодействий. Вторая тенденция современного религиоведения состоит в изменении области исследований. Классическое религиоведение уделяло главное внимание истории религий. Об этом красноречиво свидетельствуют названия религиоведческих работ: “Первобытная культура” (Э. Тайлор), “Становление религии” (Э. Лэнг), “Элементарные формы религиозной жизни” (Э. Дюркгейм), “Древний город” (Н. Фюстель де Куланж), “Мистический опыт и символы первобытных людей” (Л. Леви-Брюль) и др. Даже работы по психологии, социологии и философии религии основывались, прежде всего, на историческом материале. Во второй половине XX в. четко прослеживается усиление интереса к современности, к “новым религиозным движениям” (Г. Керер), “квазирелигиям” (Н. Смарт), “крипторелигиозности” (М. Элиаде), “секуляризации” (Т. Парсонс).

Изменение акцентов в объекте исследований, а именно переход от исторического анализа к изучению современности, потребовало новых подходов к изучаемому материалу. На первый план вышли методы и методики социологии религии. В странах Запада проводятся масштабные социологические исследования, хотя, как отмечают сами западные религиоведы, современная социология религии страдает от отсутствия общей социологической теории и разбивается на множество эмпирических исследований, порой не связанных между собой. С такой же проблемой сталкиваются современные антропологи, психологи и историки религий. Сейчас идут напряженные поиски философской парадигмы, способной объединить усилия представителей разных подходов к изучению религии и дать некую перспективу религиоведческим исследованиям. Еще одной чертой современного религиоведения является повышенное внимание к уточнению религиоведческой терминологии и упорядочению многочисленных определений религии»1.

Таким образом, необходимо отметить, что религиоведение как наука сейчас переживает определенный подъем и одновременно более четко пытается позиционировать себя как самостоятельное направление научной мысли.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>