Полная версия

Главная arrow Культурология arrow История подготовки преподавателей университетов России в XIX веке

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Система аттестации научно-педагогических кадров в России, ее отличие от систем западноевропейских государств

Долгий путь развития прошла в России система аттестации научнопедагогических кадров. Основными учеными степенями (или «достоинствами») в дореволюционной России были кандидат, магистр и доктор, которые были введены указом императора 24 января 1803 г. Степень кандидата присваивалась по окончанию университета после прохождения двух испытаний: письменного и устного. Эта степень присваивалась только выпускникам богословского, юридического и философского факультетов, но не медицинского. На медицинском факультете к кандидатскому экзамену приравнивалось испытание на звания «лекарь» и «аптекарь». В отдельные периоды на всех факультетах, кроме медицинского, вводилась ученая степень действительного студента с целью отделения основной массы выпускников университетов от окончивших его с отличием. (В настоящее время эта задача решается присвоением диплома с отличием.) После дополнительной трехлетней подготовки действительный студент мог стать специалистом по педагогике. В это время «университеты начинают обращать большое внимание на то, чтобы их питомцы получали, выходя их университета, не только высшую научную культуру, но и учились бы пользоваться ею в целях преподавания» [1]. Структура должностей и званий профессорско-преподавательского состава по Уставу 1804 года была следующей:

  • • учитель языков;
  • • магистр - низшая ученая степень, дающая право на занятие университетской кафедры и чин IX класса;
  • • адъюнкт - помощник профессора или академика;
  • • экстраординарный профессор - звание, присваиваемое молодым ученым, работавшим в качестве ближайших помощников маститых профессоров. В русских университетах к экстраординарным относились внештатные профессора, ограниченные в правах и получавшие меньший оклад, чем ординарный профессор;
  • • ординарный профессор - штатный профессор.

Ректоры, деканы, профессора и адъюнкты избирались общим собранием профессоров и представлялись на утверждение Министерства просвещения. Ректора университета утверждал император.

Должностные обязанности и права преподавателей Устав 1804 года определял следующим образом: «Главная должность профессоров состоит в том, чтобы 1) преподавать курсы лучшим и понятнейшим образом и соединять теорию с практикой во всех науках, в которых это нужно; 2) преподавая наставления, пополнять курсы свои новыми открытиями, учиненными в других странах Европы; 3) присутствовать на заседаниях и при испытаниях; 4) руководствуя адъюнктов, подавать им способ достигать высшей степени совершенства.

Каждый профессор для чтения лекций избирает книгу своего сочинения или другого известного мужа; и в том и в другом случае избранное сочинение должно быть представлено на рассмотрение совета, и если совет найдет нужным сделать в нем какие перемены, то профессор, сделав их, должен представить совету на утверждение»1.

Составители устава рассматривали положение адъюнктов и магистров как ближайшую ступень к получению «профессорского звания». В уставе подчеркивалось: магистры университета и старшие учителя гимназии, прослужившие, по крайней мере, 3 года, производятся в адъюнкты, т.е. помощники профессоров, под руководством которых они призваны достигнуть большей степени совершенства.

Присуждение ученых степеней в России осуществлялось согласно утвержденному еще 20 января 1819 г. официальному документу «Положение о производстве в ученые степени». Этот документ регламентировал порядок сдачи экзаменов, защиты диссертаций и присуждения ученых степеней. В этот период докторские диссертации можно было выполнять только на латинском языке. Положением устанавливалось три разряда наук по числу тогдашних факультетов: философские, медицинские и юридические. По каждому разряду вводились испытания.

Ученые степени в России XIX века отличались от ученых степеней других стран. Принятые в Англии и Франции ученые степени бакалавра и лиценциата «соответствовали русскому кандидатству, а докторант - магистерству, но не докторству» . В отличие от западноевропейских государств, в России к профессорскому званию вели три последовательные ступени: 1) государственный экзамен по окончании университета; 2) магистерский экзамен и магистерский диспут или защита диссертации на ученую степень магистра и 3) докторские экзамены и публичная защита докторской диссертации. Если в немецких и других университетах присуждение ученых степеней не зависело от их последовательности, т.е. ученую степень доктора можно было приобрести, не имея степени магистра, то в России испытания на степень магистра и доктора производились строго последовательно. Высшую степень нельзя было получить, не имея предыдущей. К испытанию на степень кандидата студенты допускались лишь через год после получения аттестата действительного студента, кандидаты на степень магистра- через два года, а магистры на степень доктора - через три года.

В 1837 году было принятое новое «Положение о производстве в ученые степени», утвержденное временно на три года. Оно несколько изменило порядок испытаний и увеличило общее количество разрядов наук до пяти вместо трех. Для каждого разряда наук предметы испытаний разделялись на главные и второстепенные. Заметно повышались требования к экзаменам на степень магистра и доктора наук. [2] [3]

Экзаменующийся на степень магистра должен был разрешить письменно по два вопроса из главных предметов испытания, а степень доктора - по три. Были повышены требования к лицам, получившим степень доктора за границей, которые после специальных испытаний на родине получали лишь степень магистра.

Однако этот документ, как и первое положение об ученых степенях и званиях, не разрешил и не мог разрешить основного вопроса - быстрого и полного удовлетворения возросших потребностей университетов в профессорах и преподавателях.

Подготовка научных кадров в России в первой половине XIX века по-прежнему резко отставала от потребностей высшей школы. При обсуждении в Государственном совете нового проекта «Положения о производстве в ученые степени» в 1844 г. министр народного просвещения Ширинский-Шихматов вынужден был официально признать недостаточным рост научных кадров в стране.

В своем выступлении он говорил, что «за 10 лет... с 1832 по 1842 гг. в пяти университетах удостоено установленным порядком степени доктора (кроме медицинского факультета) 28 и степени магистра 55 человек, т.е. средним числом менее, нежели один доктор в год на два университета и менее одного магистра на университет; между тем, как для пополнения вакансий профессорских и адъюнктских, Министерству ежегодно требуется, по крайней мере, до 25 докторов и магистров».

Не произошли существенные перемены и после утверждения в 1844 г. нового Положения о производстве в ученые степени, на которое Министерство просвещения возлагало большие надежды. Так, например, за 1844-1859 гг. в шести университетах ученую степень доктора получили 76 человек (без медицинских факультетов), а степень магистра по всем специальностям - 259 человек.

В течение 16 лет были удостоены степени доктора (кроме медицинского факультета) в среднем менее чем пять человек в год на шесть университетов и менее чем три магистра в год на каждый университет.

По признанию официального органа - Министерства народного просвещения - в начале второй половины XIX столетия положение с подготовкой научных кадров было по-прежнему трудным. «Многие кафедры в наших университетах, - говорилось в «Журнале Министерства народного просвещения», - остаются вакантными длительное время. В пяти университетах (без Дерптского), число вакантных кафедр в настоящее время доходит до 31. В том числе, в Петербургском - 13, в Харьковском - 8, в Казанском - 3, Московском - 3, в Киевском - 4»[4] [5].

  • [1] Вальтер А. Зависимость или свобода. Учиться или учить? - Киев: Университетская типогр., 1865. - С. 9.
  • [2] Матушанский Г. У. Проектирование системы непрерывного профессионального образования преподавателей высшей школы. - Казань: Нов. Зн., 1999.- С. 448-449.
  • [3] Журн. Министерства народного просвещения. - 1861. - № 2. - С. 43.
  • [4] Галкин К.Т. Высшее образование и подготовка научных кадров в СССР / подред. проф. Н.А. Константинова. - М.: Советская наука, 1958. - С. 13.
  • [5] Там же. С. 16.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>