Полная версия

Главная arrow Культурология arrow История подготовки преподавателей университетов России в XIX веке

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Университеты в России, их отличие от европейских университетов

Цивилизационное развитие России определило специфику становления системы отечественного высшего образования. Вопрос о своеобразии российских университетов и их соотношении с европейским опытом до настоящего времени не утратил своей актуальности. Известный российский историк В.И. Герье отмечал, что «форма русских университетов обуславливается исторической судьбой России»1. В чем же заключалось это своеобразие? Какие факторы оказали влияние на становление российских университетов?

Прежде всего, это были особенности религиозных воззрений народа России. Английский историк и философ А. Дж. Тойнби отмечал, что самобытность каждой цивилизации определяется религиозными воззрениями народа[1] [2]. Это его утверждение созвучно идеям русского философа Н.А. Бердяева, объясняющего особенности развития образования в России. В своей работе, посвященной «русской идее», Н.А. Бердяев ставил вопрос: «Как объяснить долгое отсутствие просвещения в России, у народа очень одаренного и способного к восприятию высшей культуры, как объяснить эту культурную отсталость и даже безграмотность, это отсутствие органических связей с великими культурами прошлого?»[3]. Далее философ сам приходит к выводу: «В основу формации русской души» положено «аскетически-монашеское православие», проявляющееся в отторжении идей об образовании, которые шли с «еретического» Запада и на латинском языке. Он писал: «В Московской России была настоящая боязнь просвещения. Наука вызывала подозрение как «латинство»[4].

Участившиеся связи с европейскими странами, знакомство с состоянием в них образования, привели к выводу о желательности открытия университета в России. Впервые реальные шаги в этом направлении были сделаны Борисом Годуновым, который в 1600 году отправил в Германию Иоанна Крамера с целью «отыскать там и привезти в Москву профессоров». Но резкое противодействие духовенства заставило Году- нова отказаться от этой затеи[5]. Влияние русской православной церкви сказывалось на образе жизни народа, на развитии его культуры и образования. Это был один из факторов, повлиявших на развитие образования в России, в том числе и высшего, на выбор модели высшего учебного заведения. В.О. Ключевский отмечал, что «с точки зрения московских людей, изучение наук казалось изменой древнерусской старине, вековым устоям религиозного быта, а значит, занятием не только ненужным, но и небезопасным, способным повредить вере, и, в конечном счете, погубить душу»[6].

А.И. Ракитов отмечает, что «даже великие реформы Петра I», предпринявшего решительную попытку перенести «европейскую науку и образование на российскую почву, не изменили сколько-нибудь радикально отношения... российского общества к образованности, ученым и науке»1. Модель образования, принятая в католической Европе, не могла быть в полном объеме перенесена в Россию и безболезненно принята в ней. В то же время Россия не могла оставаться изолированной от европейских стран. Этот процесс должен быть постепенным.

А.Ю. Андреев, рассматривая процесс развития университетов «как процесс экспансии в масштабах Европы, в ходе которой происходит перенос и усвоение определенных образцов высшей школы, подчас не имеющих непосредственной связи с местной культурой и традициями», в своем историческом исследовании приходит к выводу: университеты в России «появляются именно тогда, когда процесс распространения европейских университетов достигает территории российского государства»[7] [8] (курсив - Н.К.). Сделанный ученым вывод можно рассматривать в качестве еще одного из факторов, повлиявших на развитие высшего образования в России, на выбор модели высшего учебного заведения.

Как отмечает в своих исследованиях А.Ю. Андреев[9], перенос в Россию «идеи университета», заимствованной из Европы, произошел в конце XVII - начале XVIII в. В это время в России действовали два православных университета, аналогичных первым европейским университетам других конфессий. Ими были Киевская академия, получившая в России права «университетской корпорации царскими Жалованными грамотами 1694 и 1701 гг.», и Московская академия, организованная по образцу Киевской в 1701 г. на базе славяно-греко-латинского училища, основанного прибывшими в 1685 году из Константинополя братьями Лихудами[10].

Содержание образования в них составили, по аналогии с западноевропейскими университетами, «7 свободных искусств».

Различие между российским обществом и европейским являлось также одним из значимых объективных факторов [11]. В Европе первые университеты создавались по инициативе и в интересах общества, российские - по инициативе государства. Деятельность российских университетов «с самого начала была ориентирована на достижение государственных целей и удовлетворение государственных нужд»[12]. Они являлись частью государственного аппарата, выполняли функции управления учебными округами, наукой, цензурой. В.И. Герье отмечал: «В Европе нет такого сильного правительства, как русское, - сильного не только по своим материальным средствам, по основному принципу законодательства, но сильного потому, что в нем исключительно сосредоточивалась вся жизнь громадной исторической нации»1.

Следовательно, особенности развития высшего образования в России были обусловлены «специфическим религиозным комплексом национального самосознания»[1] [14] и приоритетом государственных интересов.

А.Ю. Андреев в своих исследованиях доказывает, что «на развитые российских университетов XVIII - первой половины XIX века оказывали свое влияние и доклассические» университеты со средневековым корпоративным строем, и немецкие «модернизированные», и «классические» университеты»[15]. Подтверждение этому мы находим в работах отечественных ученых и видных общественных деятелей XVIII - XIX веков:

О.П. Козодавлева[16], М.А. Балугьянского[17], Н.А. Любимова[18], В.И. Герье[1], которые обращаются к анализу опыта университетов Германии.

Важную роль в становлении высшего образования в России сыграла Академия наук, созданная в Петербурге по инициативе Петра I.

В обсуждении предварительного плана Академии наук принимали участие такие выдающиеся германские ученые, как Лейбниц и Христиан Вольф. В процессе переписки с ними (1720-1721) Петром I были определены основные организационные принципы российских университетов: совместное существование Академии наук, университета и гимназии; академики одновременно являются и профессорами университета; выпускники гимназии поступают в университет; университет не только служит развитию науки, но и широкому распространению научных знаний и т.д. Академия наук (а также университет и гимназия при ней) была открыта в Санкт-Петербурге в 1725 году. Петр I не дожил до открытия своего детища, оно состоялось уже при Екатерине I.

В 1990-е годы в историографии возникла оживленная дискуссия о том, можно ли считать университет при Академии наук «началом университетского образования в России» или это была попытка создания университета1.

В XVI - XVII веках в Европе стали возникать новые формы объединений - «академии наук», которые противопоставляли себя европейским университетам. А.Ю. Андреев[20] [21] отмечает, что при этом появилась путаница в терминологии: если в Италии и Франции объединения ученых называли академией, а учебные учреждения - университетом, то в Германии и странах Восточной Европы академией называлось именно учебное заведение. Петр I, избранный почетным членом Парижской Академии наук, принял решение об открытии подобной академии в Санкт-Петербурге. Указом Петра I от 28 января 1724 года было основано высшее нучное учреждение России Академия наук.

В.И. Вернадский писал: «В России начало научной работе было положено правительством Петра, исходившего из глубокого понимания государственной пользы»[22]. Петр I считал науку одним из «аспектов своего плана создания независимой в экономическом и военном отношении России. Хотя вначале ему пришлось заполнить штат академии иностранцами, по большей части немцами и французами, однако целью его было создать подлинно национальный научный институт»[23]. Со дня своего основания и до конца XVIII века Академия наук выполняла назначение, указанное ей Петром I: «Завести науки и людей елико мощно скорее обучити»[24]. Для реализации второй цели при Академии были открыты университет и гимназия.

Структура академического университета не соответствовала принятому в европейских университетах разделению на факультеты. Члены Академии наук были объединены в три класса: математический, физический и гуманитарный. В соответствии с этим и были сгруппированы преподаваемые в Академии предметы.

Состав Академии наук в первые годы был исключительно немецким, для осуществления преподавательской деятельности было приглашено 17 заграничных профессоров, прибывших в 1725 году в Петербург. Но оказалось, что отсутствовали студенты, ибо в России не было подготовленных для слушания университетских лекций молодых людей, тем более что требовалось знание латыни и современных европейских языков, так как на них велось все преподавание. Тогда было решено вызвать молодых людей, посланных при Петре I учиться за границу. Таким образом, удалось собрать 8 студентов, которым 17 профессоров должны были читать лекции. Первым русским студентом Академического университета был Филипп Анохин, отозванный из Германии. Из-за недостатка студентов профессора ходили на лекции друг к другу, были попытки организовать публичные лекции по физике и анатомии с демонстрацией опытов, но и их плохо посещала публика1.

Наполнение Академического университета студентами было самой сложной проблемой за весь период его существования, ее пытались решать разными путями: вызовом из-за границы, направлением учащихся духовных академий и семинарий, которые часто оказывались неподготовленными воспринимать науку, доступом в университет для всех сословий, кроме крепостных, и т.д. Но это не дало искомых результатов, число студентов оставалось незначительным, отмечались годы, когда отсутствовали наборы и выпуски. Это было связано и с нежеланием дворянства отдавать своих детей в университет, и с большей престижностью военной карьеры, и с перенесением при Анне Иоанновне столицы из Петербурга в Москву, и с недостаточным развитием в России среднего образования. Так, в 1765 году из 18 студентов половина заявила, что непригодна к учебе, и просила отпустить их из Академического университета[25] [26].

Академический университет не имел своего устава, и только в утвержденном в 1747 году Первом академическом регламенте ряд статей был посвящен академическому университету.

Трудности, переживаемые Академическим университетом, вызвали негативную оценку М.В. Ломоносова: «Ни образа, ни подобия университетского не видно». М.В. Ломоносов в 1758-1764 гг., будучи ректором этого учебного заведения, попытался перестроить университет, подготовил проект Устава. Михаил Васильевич предлагал публично ввести новый Устав в жизнь, проведя как бы возрождение университета, пригласив на торжественный акт видных европейских ученых, представителей зарубежных университетов и т.д. Он подготовил Похвальное слово императрице Елизавете Петровне, которое хотел произнести на торжестве. Но болезнь и смерть М.В. Ломоносова не позволили осуществить намеченное. Имеющиеся документальные свидетельства и воспоминания современников позволяют говорить о том, что Академический университет действовал до начала XIX в. и перестал формально существовать с принятием нового Устава Академии Наук, где исчезли официальные упоминания о нем.

Значение Академического университета в истории российского образования и отечественной науки заключается в том, что из его стен вышло немало крупных ученых и будущих профессоров Московского университета, т.е. в нем были заложены основы отечественной науки, доказано, что «может собственных Платонов и быстрых разумом Невтонов российская земля рождать».

В 1755 году был открыт Московский университет.

А.Ю. Андреев[27] выделяет четыре основных источника идей, нашедших отражение при основании Московского университета.

Во-первых, наличие традиций высшего образования, заложенных в Московской славяно-греко-латинской академии.

Во-вторых, существующая практика государственного управления научными учреждениями, прежде всего, Петербургской Академией наук.

В-третьих, опыт деятельности современных (XVIII век) немецких университетов. М.В. Ломоносов внес значительный вклад в разработку идеи открытия университета в Москве, в создание проекта его Устава, используя для этого свой опыт знакомства с западноевропейскими университетами, знание их традиций.

В-четвертых, наличие образцов немецких модернизированных университетов. Во второй половине XVIII века начинается модернизация университетов, она затронула большинство европейских стран, но особенно значимой была для германских государств, представивших образцы «модернизированных» университетов - Геттингенский и Венский. Целью деятельности модернизированных университетов стала подготовка специалистов тех профессий, которые уже прочно вошли в социальную структуру общества (государственных служащих, юристов, врачей), и от которых не требовалось делать открытия в науке.

Первостепенную роль в его создании сыграли два выдающихся деятеля: М.В. Ломоносов и И.И. Шувалов. Однако без помощи и поддержки Шувалова, близкого к императрице человека, без его придворных связей и личного понимания необходимости университета в Москве, идеи Ломоносова могли остаться в нашей памяти утопическим проектом. Именно их сотрудничество обеспечило быструю и удачную реализацию идеи.

В университетском Уставе, который действовал по 1804 г., определялись основные параметры жизни университета: наличие трех факультетов (юридического, медицинского и философского) с 10 профессорами на них (3 - на юридическом, 3 - на медицинском и 4 - на философском), создание двух гимназий (для дворян и разночинцев отдельно), которые бы поставляли будущих студентов, наличие университетского суда и неподсудность профессоров, служащих и учащихся другим властям, прямое подчинение университета Сенату. Обучение было рассчитано на 3 года. С целью решения вопроса наполняемости нового учебного заведения студентами было издано распоряжение о переводе в университет учеников из семинарий, а в 1797 году - некоторых студентов славяно-греко-латинской академии. Во главе университета назначался директор (первый - Алексей Аргамаков), который был лишь администратором. Университет имел двух кураторов, обычно крупных чиновников, государственных деятелей, представлявших интересы университета перед двором и наблюдавших за общим состоянием московского университета. Первыми кураторами Елизавета Петровна назначила И. Шувалова и Л. Блюментроста.

Профессора университета 5 дней в неделю читали лекции студентам и ежедневно должны были выступать с бесплатными 2-часовыми публичными лекциями на латыни. По субботам под председательством директора проходили профессорские конференции, на которых определялся распорядок учения, какие предметы и по каким учебникам преподавать.

На учебу в университет принимались без различия сословий, даже крепостные, если помещик соглашался оплачивать их обучение и дать им вольную. Учебный год начинался в июле и прерывался двумя каникулами: 18 декабря - 6 января и 10 июня - 1 июля. В последнюю субботу каждого месяца проводились студенческие диспуты, а в конце полугодия публичные диспуты. Студентам ежегодно предлагались темы для письменных сочинений и для лучших учреждались золотые и серебряные медали.

В университете вводилась должность пристава, который следил за чистотой и порядком, знал, где живет любой студент, и каждое утро рапортовал директору о прошедшем дне. По университетскому Уставу «все профессора и служащие университета должны жить недалеко от него, дабы в прохаживании туда и назад напрасно время не теряли».

В основу Устава Московского университета были положены традиции ряда европейских университетов, что делало российский университет непривычным явлением в самодержавной стране: он имел необычные для России XVIII века права и вольности. В.И. Герье, анализируя особенности немецких университетов, отмечал: «Когда сближение с Россией вызвало у правительства желание перенести университет на русскую почву, ничего еще не было подготовлено русской жизнью для принятия западной культуры, и тяготение к ней самого общества было весьма слабо»1. В связи с этим российские университеты в первые десятилетия после их основания переживали период адаптации к условиям российской цивилизации.

24 января 1803 г. Министерство народного просвещения опубликовало «Предварительные правила», по которым в России вводилась новая система народного просвещения. Вся территория страны была разделена на шесть учебных округов: Московский, Петербургский, Казанский, Харьковский, Виленский и Дерптский. В каждом округе намечалось открыть университет. (1802 г. - Дерптский; 1803 г. - Виленский; 1804 г. - Казанский; 1805 г. - Харьковский; 1819 г. - Петербургский).

В 1806 году гимназия для детей дворянского сословия при Московском университете была преобразована в дворянский пансион. Его выпускникам предоставлялось право поступления в университет. Такой пансион был открыт позднее и при Петербургском университете. В 1830 году благородные пансионы были преобразованы в гимназии. При Виленском университете (г. Вильно) в 1819 году была открыта семинария для образования приходских учителей, которая в 1827 году была приравнена к уездному училищу.

В 30 - 40-е годы XIX века в России осуществлялось реформирование университетов в связи с подготовкой и принятием нового Устава (1835 г.). А.Ю. Андреев в своих исследованиях отмечает, что «смене Уставов 1804 и 1835 годов соответствовал переход в качестве ориентира от Гёттингена к Берлину, т.е. от принадлежащей «всему миру» идеальной корпорации ученых (которая, надо сказать прямо, в России не удалась) к национальному университету под контролем и при обеспечении государства»[1] [29].

В результате проведения реформы университеты должны были стать важными научными центрами, и ведущая роль в этом процессе отводилась высококвалифицированному профессорско-преподавательскому составу. На молодых профессоров, прошедших специальную подготовку в соответствии с европейскими требованиями, возлагались надежды качественного преобразования учебного процесса в отечественных университетах, которое бы способствовало быстрому развитию национальной науки и образования.

Временем расцвета университетского образования в России стала вторая половина XIX века. К концу XIX века в России было открыто 9 университетов, им принадлежала монополия в научных исследованиях. Немногочисленные самостоятельные научные учреждения были тесно связаны с университетами. Российские университеты являлись центрами развития отечественной науки. Московский, Санкт-Петербургский и Киевский университеты (1833 г. - университет им. Святого Владимира) не уступали лучшим западным университетам.

На современном этапе модернизации высшего образования происходит обновление его содержания. В Докладе Международной комиссии для XXI века, представленном ЮНЕСКО, обозначены образовательные цели-идеалы, выражающиеся в четырех принципах (научиться познавать, учиться делать, учиться жить вместе, учиться жить): «Научиться познавать, сочетая достаточно широкую общую культуру с возможностью углубленной работы в ограниченном числе дисциплин. Это означает также умение учиться, с тем чтобы воспользоваться возможностями, которые представляет непрерывное образование.

Научиться делать, с тем чтобы приобрести не только профессиональную квалификацию, но и в более широком смысле компетентность, которая дает возможность справиться с многочисленными различными ситуациями...

Научиться жить вместе, осуществлять общие проекты и быть готовым к урегулированию конфликтов в условиях уважения ценностей плюрализма, взаимопонимания и веры.

Научиться жить, с тем чтобы содействовать расцвету собственной личности и быть в состоянии действовать, проявляя независимость, самостоятельность суждений и личную ответственность. Для этого в области образования не следует пренебрегать ни одной из потенциальных возможностей каждого индивидуума»[30].

Эти принципы являются ориентирами в период реформирования современной отечественной системы высшего образования. Повышение требований к качеству подготовки выпускников университетов, несомненно, отражается и на требованиях к профессионализму преподавателей высшей школы. Их специальная профессиональная подготовка - одна из актуальных современных проблем, полноценное решение которой невозможно без опоры на существующий в истории высшей школы положительный опыт.

  • [1] Герье В.И. Свет и тени университетского образования // Университетскаяидея в Российской империи XVIII - начала XX веков: Антология: учеб, пособиедля вузов / сост. А.Ю. Андреев, С.И. Посохов. - М.: РОССПЭН, 2011. - С. 350.
  • [2] Тойнби А.Дж. Постижение истории: сборник / пер. с анг. Е.Д. Жаркова. - М.:Прогресс; Культура, 1996. - 606 с.
  • [3] Бердяев Н.А. Русская идея. Основные проблемы русской мысли XIX векаи начала XX века. Судьба России. - М.: В. Шевчук, 2000. - С. 6.
  • [4] Там же. С. 12.
  • [5] Аврус А.И. История российских университетов: Курс лекций: учеб, пособие. - Саратов: Изд. гос. УНЦ «Колледж», 1998. - С. 10.
  • [6] Ключевский В.О. Русская история: полный курс лекций в трех книгах.Кн. 2. - М.: Мысль, 1993. - С. 380.
  • [7] Ракитов А.И. Российская наука: прошлое, настоящее, будущее // Вопросыфилософии. - 1995. -№3.- С. 15.
  • [8] Андреев А.Ю. Российские университеты XVIII - первой половины XIX векав контексте университетской истории Европы. - М.: Знак, 2009. - С. 455.
  • [9] Там же. С. 520.
  • [10] Там же. С. 521.
  • [11] Мантров Ю.Н. Государственная политика России по управлению и развитию университетов в первой трети XIX века: дис. ... канд. ист. наук: 07.00.02 . -М., 2007. - 160 с.
  • [12] Ракитов А.И. Российская наука: прошлое, настоящее, будущее // Вопросыфилософии. -1995.-№3.-С. 19. 20
  • [13] Герье В.И. Свет и тени университетского образования // Университетскаяидея в Российской империи XVIII - начала XX веков: Антология: учеб, пособиедля вузов / сост. А.Ю. Андреев, С.И. Посохов. - М.: РОССПЭН, 2011. - С. 350.
  • [14] Кукушкина Г.В. Политика правительства России в области высшего образования впервой четверти XIX века: дис. ... канд. ист. наук: 07.00.02,- Екатеринбург, 2003.-248 с.
  • [15] Андреев А.Ю. Российские университеты XVIII - первой половины XIX векав контексте университетской истории Европы. - М.: Знак, 2009. - 640 с.
  • [16] Козодавлев О.П. План учреждению в России университетов // Университетская идея в Российской империи XVIII - начала XX веков: Антология: учеб, пособие для вузов / сост. А.Ю. Андреев, С.И. Посохов. - М.: РОССПЭН, 2011. - 527 с.
  • [17] Балугьянский М.А. Устройство юридических факультетов в разных иностранных университетах, особенно в Германии // Университетская идея в Российскойимперии XVIII - начала XX веков: Антология: учеб, пособие для вузов / сост.А.Ю. Андреев, С.И. Посохов. - М.: РОССПЭН, 2011,- 527 с.
  • [18] Любимов Н.А. Университетские письма. - М.: Унив. тип., 1875. - 83 с. Записка о недостатках нынешнего состояния наших университетов, представленная в Высочайше утвержденную Комиссию по пересмотру университетскогоустава членом оной профессором Любимовым.- СПб.: Тип. В.С. Балашева,1886.- 147 с.
  • [19] Герье В.И. Свет и тени университетского образования // Университетскаяидея в Российской империи XVIII - начала XX веков: Антология: учеб, пособиедля вузов / сост. А.Ю. Андреев, С.И. Посохов. - М.: РОССПЭН, 2011. - С. 350.
  • [20] Андреев А.Ю. О начале университетского образования в Санкт-Петербурге //Отечественная история, - 1998.- №5,- С. 62-73; Марголис Ю.Д., Тишкин Г.А.Единым вдохновением. Очерки истории университетского образования в Петербурге в конце XVIII - первой половине XIX в. - СПб., 2000.
  • [21] Там же.
  • [22] Вернадский В.И. Труды по истории науки России. - М.: Наука, 1988. - С. 69.
  • [23] Там же. С. 286.
  • [24] Цит. по: Рождественский С.В. Исторический обзор деятельности Министерства народного просвещения: 1802-1902 гг, - М.: Книга по требованию, 2013.-С. 96. 22
  • [25] Аврус А.И. История российских университетов: Курс лекций: учеб, пособие. - Саратов: Изд. гос. УНЦ «Колледж», 1998. С. 11.
  • [26] Там же. С. 11-12.
  • [27] Андреев А.Ю. Российские университеты XVIII - первой половины XIX векав контексте университетской истории Европы. - М.: Знак, 2009. - 640 с.
  • [28] Герье В.И. Свет и тени университетского образования // Университетскаяидея в Российской империи XVIII - начала XX веков: Антология: учеб, пособиедля вузов / сост. А.Ю. Андреев, С.И. Посохов. - М.: РОССПЭН, 2011. - С. 350.
  • [29] Андреев А.Ю. «Идея университета» в России (XVIII - начало XX века) //«Быть русским по духу и европейцем по образованию»: Университеты Российской империи в образовательном пространстве Центральной и Восточной ЕвропыXVIII - начала XX века: сб. ст. / отв. сост. А.Ю. Андреев. - М.: РОССПЭН, 2009. -С. 20. 26
  • [30] Цит. по: Ромашова Л.И. Научно-педагогические кадры высшей школы России. Современное состояние и концепция развития: монография. - М.: ИПР ВПОМАДИ (ГТУ), 2004. - С. 37.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>