Влияние концепции устойчивого развития на международное финансовое право

Совокупность международно-правовых норм, регулирующих отношения в международной финансовой системе, называется международным финансовым правом, которое является подотраслью международного экономического права[1]. Международное финансовое право определяется как совокупность международно-правовых принципов и норм, регулирующих прежде всего международные финансовые отношения, субъектом которых выступают государства и межправительственные организации[2]. Таким образом, в настоящей работе международное финансовое право рассматривается как подотрасль международного экономического права — отрасли международного публичного права. Именно в таком аспекте в настоящей работе рассматривается международное финансовое право в контексте его взаимодействия с международным экологическим правом через призму концепции устойчивого развития.

Необходимо отметить, что последние десятилетия характеризуются усилением влияния концепции устойчивого развития на содержание норм международного финансового права. Причем, как и в случае с международным торговым и международным инвестиционным правом, влияние экологического компонента концепции устойчивого развития на международные финансовые отношения растет. Так, в соответствии с резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 5 февраля 2013 г. № 67/196 «Международная торговля и развитие» государства выражают глубокую обеспокоенность «по поводу пагубного воздействия, которое продолжает оказывать мировой финансово-экономический кризис, в особенности на процесс развития, сознавая, что мировая экономика по-прежнему находится на непростом этапе, характеризующемся серьезными рисками спада, включая пертурбации на мировых финансовых и товарно-сырьевых рынках и ощущающуюся во многих странах нехватку бюджетных средств, угрожающими процессу оживления мировой экономики, и подчеркивая необходимость принятия дополнительных мер по устранению системных недостатков и диспропорций и необходимость продолжения деятельности по реформированию и укреплению международной финансовой системы»[3]. Реализация концепции устойчивого развития, на наш взгляд, как раз может быть одним из способов устранения таких системных недостатков и диспропорций в международной финансовой системе.

В соответствии со ст. 10 Хартии экономических прав и обязанностей государств все государства юридически равноправны и как равноправные члены международного сообщества имеют право полностью и эффективно участвовать в международном процессе принятия решений для урегулирования мировых экономических, финансовых и валютных проблем, среди прочего, посредством соответствующих международных организаций, в соответствии с их существующими и разрабатываемыми правилами, и справедливо пользоваться вытекающими из этого выгодами.

Многие специалисты подчеркивают, что наиболее важную роль в международной финансовой системе играют организации группы Всемирного банка[4]. Группа Всемирного банка является универсальной институциональной основой международного финансового права. Международные договоры, на основе которых учрежден Всемирный банк, входят в число основных источников международного финансового права как отрасли международного экономического права. Более того, как справедливо указывал И. И. Лу- кашук, важная роль в регулировании валютно-финансовых отношений принадлежит таким международно-правовым актам, как уставы специализированных международных организаций (к которым указанный автор относил и Всемирный банк) и заключаемые в их рамках соглашения[5].

Как известно, Всемирный банк (World Bank) является международной экономической организацией, специализированным учреждением ООН. В его состав входят: Международный банк реконструкции и развития, Международная ассоциация развития, Международная финансовая корпорация и Многостороннее агентство гарантии инвестиций. Основная цель Всемирного банка заключается в предоставлении кредитов, займов и оказании другой помощи в экономическом развитии стран — членов ООН.

Так, в соответствии со ст. I Статей Соглашения о Международном банке реконструкции и развития, целями Банка, среди прочих, являются: помощь в развитии территорий стран-членов путем содействия инвестированию капитала на продуктивные цели; содействие в привлечении частных иностранных инвестиций путем предоставления гарантий по займам и иным капиталовложениям частных инвесторов либо участия в них; в случае невозможности привлечения частного капитала на разумных условиях — дополнение частных инвестиций путем предоставления на подходящих условиях финансирования на продуктивные цели из собственного капитала за счет привлеченных им средств и других имеющихся в его распоряжении ресурсов; организация предоставленных им займов или гарантированных им в связи с международными займами из других каналов таким образом, чтобы обеспечить первоочередность реализации наиболее полезных и неотложных проектов независимо от их масштабов. Банк руководствуется вышеизложенными целями при принятии всех своих решений.

Сегодня к числу «продуктивных целей» в контексте ст. 1 Соглашения о Международном банке реконструкции и развития относится решение проблемы экологически устойчивого развития. Проекты, направленные на защиту окружающей среды и рациональное использование природных ресурсов, относятся к числу «наиболее полезных и неотложных проектов, независимо от их масштабов». Данное положение имеет как экономическое, так и правовое обоснование. Экс-президент Всемирного банка Роберт Б. Зеллик указывает: «...Цели деятельности Всемирного банка — способствовать устойчивой глобализации в интересах всех слоев населения, сокращению масштабов бедности, ускорению экономического роста без ущерба для окружающей среды, а также создавать для людей новые возможности и вселять в них надежду»[6]. В настоящее время общая сумма портфеля проектов Всемирного банка, в рамках которых установлены задачи охраны окружающей среды, составляет 14 млрд долл. США[7].

В 2001 г. Всемирный банк завершил разработку документа, который получил название «Экологическая стратегия Всемирного банка. Принимая выполнимые обязательства» (далее — Экологическая стратегия). Он был одобрен Советом директоров Банка. В этом документе определяется подход Всемирного банка к экологическим проблемам развития. В основе данного подхода лежит концепция устойчивого развития.

В соответствии с Экологической стратегией задача Всемирного банка состоит в разработке и реализации мер, которые «не только обеспечивают непрерывное экономическое развитие, но и позволяют не приносить интересы будущих поколений в жертву потребностям поколения нынешнего; способствуют формированию глобального консенсуса относительно того, что природные ресурсы и другие ценные составляющие окружающей среды подлежат охране и должны использоваться рационально. Банк будет использовать свои операции для поддержания устойчивого развития»[8]. Специалисты Всемирного банка пришли к выводу, что «учет экологических аспектов развития бизнеса повышает конкурентоспособность стран — клиентов Банка на международном рынке»[9].

Суть Экологической стратегии заключается в следующем. Всемирный банк внедряет новые подходы к кредитованию. В соответствии со Статьями Соглашения о Международном банке реконструкции и развития (разд. 1 ст. IV) Банк вправе предоставлять или содействовать предоставлению займов любым из следующих способов: путем предоставления или участия в предоставлении прямых займов из собственных средств в пределах своего незадейство- ванного оплаченного капитала и прибыли; путем предоставления или участия в предоставлении прямых займов из средств, привлеченных на рынке страны-члена или заимствованных Банком иным способом; путем полного или частичного гарантирования займов, предоставленных частными инвесторами по обычным инвестиционным каналам. Всемирный банк предоставляет займы и оказывает иную финансовую помощь государствам, учитывая их потенциал в области охраны окружающей среды и рационального использования окружающей среды. Как указывается в Экологической стратегии, «высокие издержки загрязнения окружающей среды оправдывают затраты на мероприятия по предотвращению загрязнения и смягчению его последствий»[10]. Всемирный банк предоставляет кредиты для реализации как отдельных экологических проектов, так и природоохранных компонентов отраслевых проектов. Причем доля таких природоохранных компонентов постоянно увеличивается во многих отраслях промышленности, например таких, как сельское хозяйство и энергетика.

Для эффективного решения своих задач по поддержанию устойчивого развития Всемирным банком на основании решения Совета исполнительных директоров в 1991 г. был создан Глобальный экологический фонд (далее — ГЭФ). Как указывается в Экологической стратегии, Всемирный банк «со всей решимостью выполняет возложенную на него задачу, которая заключается в оказании помощи странам в достижении целей международных конвенций по окружающей среде и соответствующих протоколов»[11]. Так, ст. 21 Конвенции о биологическом разнообразии 1992 г. предусматривает, что деятельность механизма финансирования осуществляется с помощью специальной организационной структуры. В соответствии со ст. 39 Конвенции Международный банк реконструкции и развития является организационной структурой, предусмотренной в ст. 21. Этот же финансовый механизм действует и в отношении Картахенского протокола по биобезопасности к Конвенции о биологическом разнообразии 2000 г. на основании его ст. 28. Кроме того, государства — участники Конвенции «рассматривают вопрос об укреплении существующих финансовых учреждений в целях предоставления финансовых ресурсов для сохранения и устойчивого использования биологического разнообразия» (ст. 21).

Создание ГЭФ можно рассматривать как реализацию приведенного положения ст. 21. В Конвенции ООН по борьбе с опустыниванием 1994 г. указывается, что ввиду особого значения финансирования для достижения целей Конвенции стороны прилагают все усилия для обеспечения программ борьбы с опустыниванием и смягчения последствий засухи адекватными финансовыми ресурсами. В этой связи развитые страны — стороны Конвенции обязуются, в частности, содействовать мобилизации необходимых, своевременных и прогнозируемых финансовых ресурсов, включая новые и дополнительные средства ГЭФ, для покрытия дополнительных издержек по той деятельности, которая связана с опустыниванием. В соответствии со ст. 21 Конвенции ООН об изменении климата 1992 г. ГЭФ является международным органом, на который возлагается управление финансовым механизмом Конвенции.

Таким образом, ГЭФ является финансовым механизмом реализации четырех многосторонних экологических договоров: Конвенции о биологическом разнообразии, Рамочной конвенции ООН об изменении климата, Стокгольмской конвенции по стойким органическим загрязнителям и Конвенции ООН по борьбе с опустыниванием в контексте устойчивого развития. С помощью такого международно-правового финансового механизма Всемирный банк имеет возможность применять ряд финансовых инструментов для достижения целей устойчивого развития, предусмотренных указанными конвенциями.

Изначально ГЭФ представлял собой пилотный проект Всемирного банка, целью которого было содействие охране окружающей среды и экологически обоснованному и устойчивому экономическому развитию. На Конференции ООН по окружающей среде и развитию 1992 г. было выдвинуто предложение о реорганизации ГЭФ и образовании самостоятельной финансовой международной организации. Реорганизованный ГЭФ создан в соответствии с Инструментом создания реорганизованного Глобального экологического фонда (далее — Инструмент). Данный документ был принят государствами — участниками ГЭФ в 1994 г. В соответствии с ним (§ 8) создается Трастовый фонд ГЭФ. Всемирный банк, выступая в качестве доверенного лица Трастового фонда, выполняет также фидуциарную и административную функции, руководствуясь при этом уставными нормами, правилами и решениями.

За время своего существования ГЭФ пополнялся пять раз. Последнее пополнение было решено осуществить в 2010 г. в размере 4,3 млрд долл. США на период с 2010 по 2014 г. С 1991 г. по

2010 г. ГЭФ предоставил России 391,9 млн долл. США на реализацию внутренних региональных и глобальных проектов. В настоящее время Советом ГЭФ утверждено 15 проектов, общий объем грантов по которым составит 103,4 млн долл. США и еще 541 млн придется на софинансирование[12]. Государству могут предоставляться гранты ГЭФ, если оно вправе получать займы Всемирного банка.

ГЭФ имеет собственную институциональную структуру. Органами ГЭФ являются Ассамблея, Совет и Секретариат.

Ассамблея состоит из представителей всех участников ГЭФ. В ее компетенцию входит анализ общих принципов политики ГЭФ, анализ и оценка его деятельности, рассмотрение вопросов членства в ГЭФ и поправок к Инструменту на основании рекомендаций со стороны Совета с последующим утверждением этих поправок на основе консенсуса.

Совет отвечает за разработку, принятие и оценку принципов операционной политики и программ, которые связаны с осуществлением деятельности, финансируемой ГЭФ. Он состоит из 32 членов, которые представляют группы стран, сформированные с учетом необходимости сбалансированного и справедливого представительства всех участников.

Секретариат ГЭФ, возглавляемый Председателем Фонда, обеспечивает работу Ассамблеи и Совета и подотчетен им. Он пользуется административной поддержкой со стороны Всемирного банка и действует функционально-независимо. Председатель ГЭФ назначается Советом в качестве штатного сотрудника сроком на четыре года. В соответствии с § 22 Инструмента Всемирный банк, наряду с ПРООН и ЮНЕП, является учреждением-исполнителем ГЭФ. Проекты ГЭФ подлежат одобрению со стороны Председателя ГЭФ. Если по крайней мере четыре члена Совета потребуют пересмотра проекта, Председатель ГЭФ представляет проектную документацию на рассмотрение следующего заседания Совета и одобряет проект для окончательного утверждения учреждениям-исполнителям.

Всемирный банк в качестве доверенного лица Трастового фонда ГЭФ владеет на началах доверительной собственности всеми финансовыми средствами, активами и доходами, которые формируют Трастовый фонд. В обязанности Всемирного банка входит управление финансовыми средствами Трастового фонда, включая инвестирование его ликвидных активов, перечисление финансовых средств учреждениям-исполнителям и другим организациям, реализующим проекты Трастового фонда, а также подготовка финансовых отчетов об инвестировании и использовании финансовых ресурсов Фонда. В соответствии с § 8 Приложения «В» к Инструменту Всемирный банк (до перечисления финансовых средств для непосредственной реализации проекта ГЭФ) может инвестировать средства по своему усмотрению, в том числе объединяя их в пул (в котором средства Фонда размещаются на отдельных счетах) с другими принадлежащими ему или управляемыми им финансовыми средствами. Доходы от этих инвестиций поступают в Трастовый фонд ГЭФ. Согласно §13 Приложения «В» к Инструменту льготы и иммунитет, предоставленный Всемирному банку, распространяются на собственность, активы, доходы, операции и транзакции Трастового фонда ГЭФ.

Как известно, к отношениям в международной финансовой системе или к международным финансовым отношениям относятся, в частности, международные отношения, связанные с трансграничным движением финансовых потоков, предоставлением кредитов, финансовой помощи, и ряд других. Такое трансграничное движение осуществляется в большой степени с помощью финансовых механизмов и инструментов Всемирного банка и Международного валютного фонда (МВФ) на основе норм международного финансового права. Вместе с тем финансовые инструменты Всемирного банка и Международного валютного фонда (МВФ): кредиты, займы, гранты — зачатую выделяются в целях устойчивого природопользования и предотвращения ущерба окружающей среде. Более того, в число стандартов, которым должна соответствовать хозяйственно-экономическая деятельность, на развитие которой выделяются средства путем применении того или иного финансового инструмента, Всемирный банк включает экологические стандарты. В частности, к таким стандартам относятся предотвращение и уменьшение загрязнения окружающей среды, сохранение биологического разнообразия и устойчивое управление природными ресурсами. Как указывается в одном из документов Международной финансовой корпорации (МФК), «экологическая оценка предлагаемых проектов является важным фактом при принятии решения о финансировании того или иного проекта и определяет рамки социальных и экологических условий, которые должны быть соблюдены для получения финансирования от МФК»[13]. МФК также стремится осуществить инвестиции в проекты, в рамках которых выявляются и учитываются экономические, социальные и экологические риски и при реализации которых эти риски снижаются[14].

Таким образом, экологическая оценка экономической деятельности становится частью ее финансовой оценки и входит в комплексную оценку рисков осуществления того или иного проекта. Это наглядно демонстрирует взаимодействие экологического и экономического компонентов концепции устойчивого развития. Как отмечает М. А. Петченко, международно-правовой режим валютно-финансовой деятельности нацелен прежде всего на сдерживание, сглаживание негативных экономических последствий кризисных ситуаций в этой сфере отношений государств[15]. Следовательно, поддержание устойчивого экологического развития, в свою очередь, оказывает влияние на устойчивость рынка капитала.

В соответствии с Экологической стратегией каждое региональное управление Всемирного банка, руководствуясь общей стратегической концепцией, подготовило региональную экологическую стратегию.

Учитывая вышесказанное, можно заключить, что принципы Всемирного банка, направленные на обеспечение экологически устойчивого развития, получили свое региональное продолжение. Кроме того, в реализации проектов ГЭФ принимают участие региональные банки развития, в частности, Межамериканский банк развития, Азиатский банк развития, Африканский банк развития, Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР). Например, в соответствии со ст. 1 Соглашения об учреждении Европейского банка реконструкции и развития 1990 г. цель Банка состоит в том, чтобы, внося вклад в экономический прогресс и реконструкцию, содействовать переходу к открытой экономике, ориентированной на рынок, а также развитию частной и предпринимательской инициативы в странах Центральной и Восточной Европы. Для достижения на долгосрочной основе своей цели Банк оказывает содействие странам-получателям, членам Банка в осуществлении структурных и отраслевых экономических реформ, чтобы помочь экономике этих стран полностью включиться в мировую экономику путем содействия в своей деятельности экологически здоровому и устойчивому развитию (п. vii ст. 2). В соответствии со ст. 8 указанного Соглашения ресурсы и услуги Банка используются исключительно для достижения его цели и выполнения функций, определенных соответственно в ст. 1 и 2.

Таким образом, для достижения экономического развития ЕБРР содействует экологически устойчивому развитию и при этом все его ресурсы используются исключительно для достижения указанной цели и выполнения своих функций. Следовательно, ЕБРР является финансовым механизмом для реализации концепции устойчивого развития.

Следующим финансовым механизмом, созданным для достижения целей одного из многосторонних экологических соглашений, является Многосторонний фонд Монреальского протокола (МФМП). Как известно, к Монреалькому протоколу по веществам, разрушающим озоновый слой, 1985 г. (далее — Монреальский протокол) в 1990 г. была принята так называемая Лондонская поправка. В результате на основании ст. 10 Монреальского протокола был создан МФМП. Стороны Монреальского протокола учреждают механизм для обеспечения финансового и технического сотрудничества, включая передачу технологий сторонам, являющимся развивающимися странами (ст. 10). На основе предоставления субсидий или льгот и в соответствии с установленными сторонами критериями МФМП покрывает согласованные дополнительные расходы, способствует посредничеству в целях оказания помощи сторонам, являющимся развивающимися странами, и т.д. МФМП финансируется за счет взносов сторон, не являющихся развивающимися странами, в конвертируемой валюте либо, в определенных случаях, за счет оказания услуг и (или) в национальной валюте. Поощряются взносы других сторон. Средства в рамках Фонда выделяются по согласованию со стороной, являющейся бенефициарием. В соответствии со ст. 10 А Монреальского протокола каждая сторона принимает все возможные меры, совместимые с программами, поддерживаемыми механизмом финансирования, для обеспечения того, чтобы: наилучшие имеющиеся в наличии экологически безопасные заменители и связанные с ними технологии незамедлительно передавались сторонам, являющимся развивающимися странами; передача технологии осуществлялась при справедливых и наиболее благоприятных условиях.

Как указывается в совместном документе ЮНЕП и Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО)[16], одна из ключевых функций МФМП состоит в предоставлении финансовых ресурсов для создания во всех развивающихся странах, действующих в рамках ст. 5 Монреальского протокола, национальных подразделений по озону и поддержании их деятельности. В данном случае речь идет о реализации принципа предоставления преференций для развивающихся стран со стороны развитых в международных экономических отношениях. Этот принцип предусмотрен в большинстве многосторонних договоров, регулирующих как международные экономические, так и международные экологические отношения. Например, в соответствии с преамбулой Конвенции о биологическом разнообразии «требуется специальное положение для того, чтобы удовлетворить потребности развивающихся стран, включая предоставление новых и дополнительных финансовых ресурсов и обеспечение надлежащего доступа к соответствующим технологиям». Примером многостороннего договора — источника международного экономического права, предусматривающего рассматриваемый принцип, может служить Соглашение об учреждении ВТО 1994 г., в соответствии с п. 5 которого «результаты переговоров воплощают в себе положения о предоставлении развивающимся странам дифференцированного и более благоприятного режима, включая особое внимание к положению наименее развитых стран». Рассматриваемый принцип закрепляется и в источниках мягкого права, таких как Хартия экономических прав и обязанностей государств и Декларация по окружающей среде и развитию.

Положение развивающихся стран в контексте взаимодействия международного экономического и международного экологического права является особым. С одной стороны, в них из-за экономической отсталости недостаточно внимания уделяется охране окружающей среды. «В развивающихся странах экологические потери от хозяйственной модернизации можно было бы если не избежать, то по крайней мере снизить их масштабы, если бы государство более целенаправленно и последовательно реализовывало экологическую политику, увязывая ее с экономическими и социальными реформами»[17]. Несмотря на наличие связи между ограниченностью материально-технической базы развития в отсталых странах и распространением деградационных процессов в природе, основная причина последних связана с приоритетной установкой на экономический рост[18]. С другой стороны, развивающиеся страны являются основным источником биоразнообразия на Земле. Таким образом, преференции, предоставляемые им, должны быть в первую очередь направлены на сохранение и устойчивое развитие их биоразнообразия и окружающей среды в целом. Иными словами, экономическое развитие развивающихся стран должно быть обусловлено экологическими требованиями. И именно в этой области преференции для развивающихся стран, предоставляемые со стороны развитых стран, будут наиболее эффективными.

Благодаря созданию национальных подразделений по озону развивающиеся страны могут поддерживать постоянный контакт с МФМП как источником помощи и располагают каналом связи с национальными учреждениями, занимающимися осуществлением его проектов. МФМП оказал поддержку в создании девяти региональных и субрегиональных сетей, объединенных в глобальную сеть, в которой участвует 141 национальное подразделение по озону. Начиная с 2000 г. МФМП финансирует также ЮНЕП в целях обеспечения возможности выделять сотрудников для работы в регионах и своевременного предоставления консультаций и помощи отдельным странам.

Таким образом, нормы международного финансового права предусматривают создание основных механизмов финансирования глобальных и региональных экологических программ, нацеленных на реализацию концепции устойчивого развития. Сегодня такие механизмы действуют, прежде всего, в рамках Всемирного банка и региональных банков развития и реализуются с помощью финансовых инструментов, используемых указанными международными финансовыми организациями. Такими инструментами являются, в частности, Трастовый фонд ГЭФ и МФМП, кредиты, займы и финансовая помощь.

Создание основных механизмов финансирования является новой формой экономического сотрудничества, осуществляемого с природоохранными целями, для достижения экологических выгод, с одной стороны, и экономического развития — с другой.

Сегодня необходимо внедрение механизмов финансирования во всех сферах природоохранной деятельности, направленной на предотвращение ущерба окружающей среде, причиненного хозяйственно-экономической деятельностью, причем и на глобальном, и на региональном уровне. Поддержание устойчивого экологического развития оказывает влияние на устойчивость и развитие рынка капитала, как внутреннего, так и глобального. При этом эффективное внедрение механизмов финансирования экологически устойчивого развития возможно на основе международно-правового механизма регулирования международных финансовых отношений. Механизмы финансирования экологически устойчивого развития, такие как ГЭФ Всемирного банка, МФМП и другие, становятся составной частью институциональных основ международного финансового права. Через них оказывается существенное влияние на международные финансовые отношения. Прежде всего, осуществляется трансграничное движение финансовых потоков, предоставляются кредитов, оказывается финансовая помощь.

Очевидно, что эффективность реализации концепции устойчивого развития при регулировании международных торговых, инвестиционных и финансовых отношений зависит от международноправового механизма, действующего на универсальном и региональном уровне.

  • [1] См.: там же. С. 449.
  • [2] Международное экономическое право / под ред. А. Н. Вылегжанина. М., 2012.С. 157.
  • [3] Международная торговля и развитие. A/RES/67/196. ООН. С. 3.
  • [4] См., например: Шумилов В. М. Международное экономическое право. М., 2011.С. 449; Ковалев А. А. Указ. соч. С. 190; Бирюков П. Н. Указ. соч. С. 624; Гетьман-Павлова И. В. Указ. соч. С. 586.
  • [5] См.: Лукашук И. И. Международное право. Особенная часть. С. 242.
  • [6] URL: http://web.worldbank.org/WBSITE/EXTERNAL/EXTRUSSIANHOME/ROJECTSRUS (дата обращения: 05.05.2013).
  • [7] См.: URL: http://www.ereport.ru/articles/organiz/wbank.htm (дата обращения05.05.2013).
  • [8] Принимая выполнимые обязательства. Экологическая стратегия Всемирногобанка. Резюме. Вашингтон, 2001. С. 9, 15—16.
  • [9] Там же. С. 18.
  • [10] Принимая выполнимые обязательства. Экологическая стратегия Всемирногобанка. Резюме. С. 8.
  • [11] Там же. С. 23.
  • [12] Примерами проектов, финансируемых ГЭФ и осуществляемых на территорииРоссии, могут служить следующие: Комплексный проект рационального использованияи воспроизводства природных ресурсов трансграничной экосистемы озера Байкал; Демонстрация устойчивого сохранения биологического разнообразия на примере четырехохраняемых территорий Камчатской области; Увеличение покрытия и повышение эффективности управления охраняемыми зонами степного биома России; Стратегическаяпрограмма действий по защите окружающей среды в арктической зоне РФ. См.: Интервью с исполнительным директоров ГЭФ М. Барбю // ЮНИДО в России. Вестник центра ЮНИДО. Специальный выпуск. 2011. С. 7, 8.
  • [13] Политика и Стандарты деятельности по социальной и экологической устойчивости. М., 2006. С. 1.
  • [14] Там же. С. 2.
  • [15] См.: Международное экономическое право / под ред. А. Н. Вылегжанина. С. 157.
  • [16] См.: RC UNEP/FAO/RC/COP.3/13. Роттердамская конвенция о процедурепредварительного обоснованного согласия в отношении отдельных опасных химических веществ и пестицидов в международной торговле. Третье совещание. Женева, 2006.
  • [17] Костин Л. И. Экополитология и глобалистика. М., 2005. С. 252.
  • [18] См.: Рогожина Н. Г. Региональная экополитология. М., 1999. С. 36.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >