Полная версия

Главная arrow Медицина arrow Биомедицинская этика

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Общее правило

2. Должно быть получено явно выраженное и конкретное согласие, предусмотренное в статье 5. Такое согласие должно даваться либо в письменной форме, либо в соответствующей официальной инстанции.

Возможное использование изъятых частей тела человека

Любая часть тела человека, изъятая в ходе медицинского вмешательства, может храниться и использоваться в целях, отличных от тех, ради которых она была изъята, только при условии соблюдения надлежащих процедур информирования и получения согласия.

Кроме того, для исключения злоупотреблений не допускается направленное пожертвование эмбриональной ткани. Беременной женщине запрещается указывать получателя трансплантата эмбриональной ткани. Также запрещается трансплантация с использованием эмбриональных тканей, полученных от члена семьи, друга или знакомого. Должна быть соблюдена анонимность донора и реципиента донор не должен знать, кто получает ткань, в свою очередь реципиент и группа по пересадке не должны знать донора.

Наличие этических и юридических проблем в проведении фетальной терапии, особенно в России, не вызывает сомнения. Например, такие: в 4-м номере журнала «Бюллетень экспериментальной биологии и медицины» за 1994 г. помещен целый ряд статей по фетальной терапии. Данные работы выполнены сотрудниками Международного института биологической медицины, НИИ морфологии человека РАМН, Института биологии развития РАН, Института молекулярной биологии РАН, Научного центра перинатологии, акушерства и гинекологии РАМН, отделения гинекологии и патологии беременных Ростовского НИИ акушерства и педиатрии, НИИ педиатрии РАМН, Московского НИИ скорой помощи, Кардиологического научного центра РАМН, Института иммунологии М3 РФ. И ни в одной из этих работ нет даже упоминания о том, что было получено информированное согласие лиц, у которых брались фетальные ткани. Между тем в период выполнения этих медицинских экспериментов уже были приняты вышеуказанные законы о трансплантации, не говоря уже об этической стороне таких экспериментов с фетальными тканями.

Нельзя не обратить внимания на еще одну моральную сторону фетальной терапии. Речь идет о возможности заразить реципиента различными инфекциями. До введения фетальных тканей реципиентам они должны быть тестированы на ВИЧ-инфекцию, вирусы гепатита А, В и С, парвовирусы, вирусы простого герпеса, цитомега- ловирус и др. Вот один из примеров, как должны проверяться фетальные ткани. Украинские ученые материал, полученный в Киеве, отправляют в жидком азоте в Институт криобиологии в Ноттингеме (Великобритания), где с помощью генетических тест-систем он проверяется на самые различные вирусы и инфекции. В случае подтверждения чистоты материала Институт регенерационной медицины (Барбадос) выдает сертификат, после чего он может быть использован для терапии[1].

Поскольку это очень дорогая процедура, маловероятно, что такой контроль осуществляет хотя бы одна клиника в России, в которой проводят фетальную терапию. Те, кто занимается фетальной терапией, должны иметь тесную связь с этическим комитетом того региона (города), где они ее практикуют.

Использование эмбриональных материалов в медицинских и лечебных целях — развивающаяся область не только медицинской науки, но и законодательства, и в ней еще много нерешенных проблем. Здесь нельзя не коснуться также мнения церкви. Оно изложено в Основах социальной концепции Русской Православной Церкви, принятых на Юбилейном Архиерейском Соборе, прошедшем в Москве 13—16 августа 2000 г. Церковь считает фетальную терапию, т.е. употребление тканей и органов абортированных человеческих зародышей, неприемлемой.

В ряде стран вопросы использования фетальных тканей решаются следующим образом. Согласно законодательству Швеции ткани, полученные от абортированного плода, могут быть использованы для медицинских целей. Прежде чем такой материал будет использован, необходимо получить согласие женщины, которая носила плод. Прежде чем женщина даст согласие, она должна быть проинформирована о предполагаемых манипуляциях и о том, как будут использованы извлеченные ткани.

Другие страны подходят к данному вопросу более жестко. В испанском законодательстве записано, что прерывание беременности никогда не должно иметь своей целью донорство и последующее использование эмбриона или плода или их биологической структуры.

Законодательство и политика некоторых стран полностью запрещают исследования на эмбрионах. Эти законы и политика обычно основаны на предпосылке, что эмбрион имеет такой же моральный статус, как и человеческая личность. Согласно данному законодательству эмбрионы рассматриваются так, как если бы они обладали такими же правами и пользовались такой же защитой, как и живорожденные дети.

  • [1] Медицинская газета. 22.03.2006.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>