Полная версия

Главная arrow Медицина arrow Биомедицинская этика

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Аборт и репродуктивные технологии

Аборт

Аборт — прерывание беременности до того, как плод становится способным к существованию вне матки (т.е. до 28 недель).

В принципе аборт относится к числу старейших проблем медицинской этики, а также философии, юриспруденции и теологии. Это видно даже из того, что Гиппократ не одобрял аборта, тогда как Аристотель считал аборт допустимым.

Различают аборты самопроизвольные и искусственные. Борьба мнений разворачивается именно вокруг искусственных абортов.

Проведение абортов в Российской Федерации в настоящее время регулируется ст. 56 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации».

Искусственное прерывание беременности

  • 1. Каждая женщина самостоятельно решает вопрос о материнстве. Искусственное прерывание беременности проводится по желанию женщины при наличии информированного добровольного согласия.
  • 2. Искусственное прерывание беременности по желанию женщины проводится при сроке беременности до двенадцати недель.
  • 3. Искусственное прерывание беременности проводится:
  • 1) не ранее 48 часов с момента обращения женщины в медицинскую организацию для искусственного прерывания беременности:
    • а) при сроке беременности четвертая — седьмая недели;
    • б) при сроке беременности одиннадцатая — двенадцатая недели, но не позднее окончания двенадцатой недели беременности;
  • 2) не ранее семи дней с момента обращения женщины в медицинскую организацию для искусственного прерывания беременности при сроке беременности восьмая — десятая недели беременности.
  • 4. Искусственное прерывание беременности по социальным показаниям проводится при сроке беременности до двадцати двух недель, а при наличии медицинских показаний — независимо от срока беременности.
  • 5. Социальные показания для искусственного прерывания беременности определяются Правительством Российской Федерации.
  • 6. Перечень медицинских показаний для искусственного прерывания беременности определяется уполномоченным федеральным органом исполнительной власти.
  • 7. Искусственное прерывание беременности у совершеннолетней, признанной в установленном законом порядке недееспособной, если она по своему состоянию не способна выразить свою волю, возможно по решению суда, принимаемому по заявлению ее законного представителя и с участием совершеннолетней, признанной в установленном законом порядке недееспособной.
  • 8. Незаконное проведение искусственного прерывания беременности влечет за собой уголовную ответственность, установленную законодательством Российской Федерации.

Можно видеть, что эти положения об аборте вполне удовлетворяют права матери на прерывание беременности по всем трем видам абортов. Приемлемыми и разумными являются и установленные сроки проведения операции.

Остановимся более подробно на разделе прерывания беременности по социальным показаниям.

Ранее социальные показания были разрешены положением, утвержденным Правительством РФ, на основе чего Минздравом РФ был издан приказ от 11.06.1996 № 242 «О Перечне социальных показаний и утверждении инструкций по искусственному прерыванию беременности». Это: пребывание женщины или ее мужа в местах лишения свободы; смерть мужа во время беременности жены; инвалидность 1—2-й группы у мужа; безработные муж и жена; лишение или ограничение родительских прав судом; беременность вне брака; расторжение брака во время беременности; отсутствие жилья, проживание в частной квартире или общежитии; многодетность (три или более ребенка); наличие в семье ребенка-инвалида; наличие у беременной статуса беженца или вынужденного переселенца; беременность в результате изнасилования; доход на одного члена семьи менее прожиточного минимума.

Однако этот перечень в 2012 г. был отменен. Согласно постановлению Правительства РФ от 06.02.2012 № 98 «О социальном показании для искусственного прерывания беременности» единственным социальным показанием для искусственного прерывания беременности оставлена беременность, наступившая в результате совершения преступления, предусмотренного ст. 131 Уголовного кодекса РФ.

Во многих странах мира имеются как сторонники, так и противники официального разрешения аборта. Сторонники приводят следующие соображения. Во-первых, медицинские показания. Указывается на неправомерность появления новой жизни за счет смерти или инвалидизации матери. Высокомилосердно это деяние и в том случае, когда оно предотвращает рождение тяжелобольных младенцев, которые бы сами мучились всю жизнь и обрекли на страдание родителей. Во-вторых, социальные показания. То, что государство и врачи идут навстречу людям, попавшим по тем или иным причинам в тяжелые жизненные ситуации, нельзя рассматривать иначе, как высшее милосердие. По данным российских врачей, занимающихся вопросами аборта, 91,4% женщин, идущих на аборт, причиной называют материальную необеспеченность. Естественно, невозможно не принимать в расчет эту ситуацию. В-третьих, нельзя отказать в наличии милосердия при производстве аборта по просьбе. Если права личности всегда выше прав остальных, то и в данном случае права матери должны быть превыше прав всех остальных, в том числе и плода.

У сторонников абортов есть целый ряд вопросов к их противникам. Если права личности выше прав общества, то этично ли и правомерно ли вмешательство общества в этот процесс, да еще и с запретительными целями? Этично ли то, что женщина не имеет права решать свою судьбу, даже если это угрожает ее здоровью? Тем более что ее право самой решать записано в п. 1 вышеуказанной статьи Федерального закона. Морально ли заставлять женщину вынашивать нежелательный плод? Могут ли общественность или религиозные деятели оказывать давление на права женщины самой распоряжаться своей судьбой во многих случаях не только здоровьем, но и всей последующей жизнью — службой, карьерой, даже если она совершила ошибку или забеременела вследствие изнасилования? Разве здесь права общества и бога не ставятся выше прав личности?

В обществе любят громко говорить о правах человека, о равноправии полов в цивилизованном обществе. Активистка за права женщин на аборты Анжела Дэвис говорила: женщинам предоставляют право голосования, получения образования, равной оплаты труда и другие, однако все они ничего не стоят, если у них нет права распоряжаться собственным телом, если их судьбу в вопросах беременности будут решать другие люди.

Разумеется, лучше не доводить дело до нежелательной беременности с последующим абортом, контролировать рождаемость и все остальные вопросы нежелательной беременности путем грамотной контрацепции. Во всех странах и регионах многие женщины желают избежать беременности, существует высокая потребность в проведении контрацепции, однако она не проводится в том числе и по религиозным мотивам.

У противников аборта есть свои аргументы. Во-первых, отрицательное воздействие аборта на организм женщины. Они видят в аборте потенциальную возможность нанесения операцией большого вреда для здоровья женщины, вплоть до развития бесплодия. Однако эта сторона вопроса является достаточно спорной. Следует признать, что отрицательное влияние на организм женщины нередко обусловлено не самим абортом, а плохой работой медиков. В подавляющем большинстве случаев аборты делаются с грубыми нарушениями достижений медицинской науки и положений о правилах производства абортов.

В чем заключается отрицательное воздействие аборта на организм матери? В первую очередь в возможности наступления последующего бесплодия. Как правило, оно возникает из-за следующего за абортом эндометриоза или воспаления — метрита. Эти заболевания — следствие того, что большинство женщин не получают соответствующей предоперационной подготовки и послеоперационного лечения.

В настоящее время рекомендуются следующие действия до и в первые дни после аборта. Женщина в день операции за 30 минут до нее должна получить внутримышечно 1 г ампициллина и 1,5 мг на 1 кг массы тела гентамицина внутривенно или внутримышечно или стрептомицин 1 г внутримышечно. В течение 2—3 дней после аборта она должна получать внутримышечно 3 раза в день любой из вышеуказанных препаратов, а также сокращающие матку средства, кроме того, строго соблюдать личную гигиену и находиться дома хотя бы эти же 2—3 дня. Могут быть и другие схемы — сама схема не суть важна. Важно лишь то, чтобы в день операции и до трех дней после нее женщина была защищена от агрессии кишечной микрофлоры, которая ей серьезно угрожает после аборта. Это позволяет успешно предупреждать воспалительные процессы в матке и угрозу бесплодия. Согласно опросу у тех, кому делали аборт, проводили ли им такую профилактику, говорили об этом, разъясняли ее роль, в 99% случаев ответ — отрицательный.

Считается, что определенное негативное влияние на организм женщины оказывает и общий наркоз, под которым в наше время производится аборт. Однако современная анестезия также резко отличается от анестезии прошлых лет и позволяет минимизировать воздействие анестетика на организм человека. Поэтому отрицательное воздействие аборта на организм женщины сегодня — скорее медицинская, чем этическая проблема.

Вышесказанное не следует понимать как легковесное отношение к аборту и абсолютное отрицание его вреда. Разумеется, аборт наносит определенный вред организму матери и лучше использовать грамотную контрацепцию. Но ведь этого нет во многих странах, в том числе и в Россиия. И едва ли будет в ближайшее время. Кроме того, гормональная контрацепция — меньшее зло для организма женщины.

Во-вторых, в обществе есть люди, которые проводят большую работу с женщинами, желающими произвести аборт по социальным и другим показаниям. Например, в Израиле еще с 1990 г. существует общественная организация «За жизнь», имеющая филиалы в различных городах страны. Ее члены ведут активную работу по предотвращению абортов, выпускают брошюры и проспекты, видеофильмы, организуют выступления по радио и телевидению. В центрах организации проводятся встречи с женщинами, которые идут на аборт по соображениям материальных трудностей, и им оказывают гуманитарную помощь.

Такие кабинеты важны и нужны потому, что в ряде случаев решение об аборте может быть принято под влиянием различных общественных и бытовых факторов (материальные затруднения, возможности конфликтов на работе и т.д.). Беседы с женщиной, оказание ей психологической или материальной помощи могут предотвратить аборты.

По-видимому, следует положительно оценивать такую деятельность по предупреждению абортов. Меры профилактики, как индивидуальные, так и социальные, как психологические, так и, особенно, материальные, будут способствовать разумному решению данной проблемы.

Одними из противников абортов являются так называемые защитники прав эмбриона, выдвигающие в качестве аргумента положение о том, что плод даже в эмбриональной стадии является живым существом. Таким же, как и все остальные люди со всеми их правами, и аборт — это лишение человека жизни. Эти аргументы спорны во многих отношениях. С точки зрения международного права биологический материал, такой как оплодотворенная яйцеклетка или зародыш, не имеют независимого правового статуса. Только живорожденный ребенок обладает правами человека. Ни биоэтически, ни в правовом плане не может быть обоснованным такое положение, когда еще не обладающим сознанием биологическим тканям (эмбриону на ранней стадии) придаются права и достоинство, превышающие таковые реально живущих человеческих личностей (взрослой женщины). Не может быть сомнения в том, что придание прав человека эмбриону и зародышевой ткани отрицательно отразятся на реализации прав женщин, и это закладывает концептуальную основу для постепенного разрушения права женщин на репродуктивную автономию. Действительно, допустимы ли такие двойные стандарты — у эмбриона права есть, а у матери их нет?

Эмбриология последних десятилетий пополнилась множеством сведений о развитии плода. Уже к концу третьей недели у плода возникает сердцебиение, к концу пятой недели наблюдаются признаки функционирования мозга, на шестой-седьмой неделе он активно движется и т.д. И все же пока ни юридически, ни научно не решен вопрос о том, с какого же срока эмбрион становится физически (биологически) жизнеспособным. Поэтому вопрос определения времени правовладения эмбриона не может быть решен однозначно.

Видимо, по этой причине в рядах противников аборта также нет единства в вопросе о том, когда же плод нужно считать правовладеющим человеком. Те, кто стоит на очень категоричных позициях, считают, что человеческое существо имеет все права с момента зачатия, и аборт недопустим ни в какие сроки. Более умеренные считают, что в первом триместре речь идет о зародыше, эмбрионе, и у него права на жизнь еще нет даже биологически (т.е. он не может выжить при появлении на свет), поэтому в эти сроки аборт допустим. Но даже они стоят на позиции невозможности производства аборта начиная со второго триместра жизни плода, подтверждая свою точку зрения случаями выживания детей, родившихся с весом 340, 360, 420 и 450 граммов.

Однако следует сказать, что выживаемость по весу еще ничего не доказывает. Важен не вес, а возраст ребенка. Прежде всего должен быть рассмотрен вопрос о том, сколько месяцев ребенок был в утробе матери до родов, т.е. является ли он при рождении жизнеспособным. Мнений по данному вопросу много, но считается, что плод может выжить без специальных дорогостоящих медицинских технологий при рождении в возрасте 28 недель т.е. при сроке 7 месяцев. В литературе можно прочитать описания выживаемости в более ранние сроки, однако нельзя выводить правило, опираясь на исключения. Кроме того, подавляющее число абортов производится в сроки 7—8 недель, в которые нежизнеспособность плода вне матки не может быть оспорена никем.

Еще одним этическим аргументом противников аборта является то, что при производстве аборта ребенку будто бы причиняется боль. Речь идет о том, что, хотя мать при аборте находится под наркозом, ребенок не подвергается ему, так как наркотические вещества не проникают через плаценту. В связи с этим ряд лиц, даже при разрешении аборта, выступают за то, чтобы в ходе его производства принимались меры предварительного усыпления ребенка.

Существуют данные современной анестезиологии, свидетельствующие о неверности этих представлений противников аборта. Получаемые матерью лекарства, в том числе и анестезирующие вещества, попадают в организм плода через плаценту путем простой диффузии, т.е. вещество, поступившее в кровь матери, не позже 4 минут (время полного круговорота крови), а при внутривенном его поступлении — через полминуты поступает к плаценте и диффундирует в организм плода. Следовательно, уже к четвертой минуте или чуть позже с момента введения наркотического вещества матери наркоз наступит и у ребенка, и никакой боли в дальнейшем он ощущать не будет. Есть ряд практических фактов, подтверждающих эти теоретические положения.

Как известно, в наше время очень многие дети рождаются с помощью так называемого кесарева сечения. При этой операции ребенка стараются извлечь из чрева матери не позже чем через 4—5 минут после введения женщины в наркоз. Это гарантирует его нормальное состояние. Если же этот срок затягивается даже на несколько минут, ребенок уже оказывается «загруженным», т.е. тоже усыпленным. Это и есть прямое доказательство того, что, если аборт производится через 5—7 минут после введения наркотического вещества беременной женщине, никакой боли эмбрион испытывать уже не может.

Противники абортов в России одним из своих аргументов выдвигают тот факт, что в последние годы в России идет депопуляция, смертность превышает рождаемость. В печати проскальзывало мнение, что обоснованием постановления Правительства РФ от

06.02.2012 № 98 «О социальном показании для искусственного прерывания беременности» также служила депопуляция Российской Федерации и желание Правительства улучшить демографические показатели.

Такая практика вмешательства государства в права человека едва ли может быть признана соответствующей международным биоэти- ческим стандартам. Ранее вышеуказанный перечень социальных показаний к аборту соответствовал нормам ВОЗ. В настоящее время он абсолютно не соответствует этим нормам.

Позиция спасения России от депопуляции просматривается и в том, что Комитет по делам женщин, семьи и молодежи Государственной Думы РФ заморозил законопроект «О репродуктивных правах граждан Российской Федерации и гарантиях их осуществления», разработанный рядом неправительственных женских организаций, в котором рассматривались репродуктивные права граждан в аспекте прав человека. По данному закону государству запрещалось вмешиваться в частную жизнь граждан по поводу рождения детей. Цели демографической политики рассматривались как вторичные по отношению к правам граждан. Это положение полностью соответствовало положению ст. 2 вышеприведенной Конвенции Совета Европы, гласящей, что интересы и благо отдельного человека превалируют над интересами общества или науки.

Приведем пример из истории. С 1936 по 1955 г. в СССР были запрещены аборты. Действительно, в первые два года наметился рост рождаемости. Однако дальше все вернулось на круги своя. Все равно женщины стали рожать столько детей, сколько они сами хотели. Аборты не уменьшились, они просто ушли в подполье. Прирост населения вернулся к коэффициенту до запретного периода, однако значительно увеличились отрицательные последствия подпольных абортов — материнская смертность и заболеваемость.

Таким образом, запрет аборта нарушает множество этических положений. Во-первых, нарушаются фундаментальные права женщины иметь столько детей, сколько она желает. Во-вторых, нарушается право матери на охрану своего здоровья — нежеланная беременность во много раз увеличивает риск потери здоровья или даже смерти. В-третьих, никакие соображения о необходимости увеличения численности нации не могут быть реализованы за счет прав женщины, поскольку «Права личности выше прав общества».

Особенно активными противниками абортов являются представители различных конфессий. В качестве одного из аргументов религиозные деятели выдвигают утверждение, что с момента зачатия эмбрион имеет такие же права, как и взрослые человеческие существа и поэтому никому не дано право распоряжаться его жизнью. Неправомерность такого мнения была показана выше.

Церковь отказывает женщине в праве на аборт, не разобравшись в том, чем вызвано это желание, какая причина привела к нежеланной беременности, не учитывая возможную угрозу для жизни матери, возможность рождения тяжелобольного ребенка, который сам будет мучиться всю жизнь и обречет на страдания своих родителей.

Католическая церковь в лице папы Павла VI в 1970 г. выступила с заявлением, в котором на фоне длинных рассуждений о боге, любви, супружестве и т.д. объявила недопустимым вмешательство в деторождение, в контроль над рождаемостью. Этот документ является социально опасным, ибо он абсолютно исключает аборты по каким бы то ни было мотивам и запрещает применение всяких средств контрацепции.

Католические и другие конфессии, выступающие против абортов и контрацепции как способа регулирования численности людей на Земле, не задумываются над судьбами человечества, выступая против разумного планирования семьи. Например, при продолжении нынешних темпов прироста населения, по данным демографов, к 2030— 2050 гг. в северных китайских провинциях может находиться до 400—450 млн человек, не имеющих ни работы, ни возможности прокормить себя и свои семьи. Не таит ли это чрезвычайной угрозы для мира на Земле, для всей жизни на ней? Ведь никто еще не смог опровергнуть выкладок Томаса Мальтуса, опубликованных им в 1798 г., о том, что население растет в геометрической прогрессии, а продукты питания — в арифметической. Ежегодно на земном шаре от голода умирают миллионы людей.

Подобной же позиции придерживаются и представители Русской православной церкви. Так, московский протоиерей Дмитрий Смирнов считает недопустимым аборты ни по каким соображениям, в том числе по медицинским и социальным показаниям.

За полный запрет абортов выступают также буддисты, считая, что аборт «соответствует уничтожению жизни независимо от стадии».

Есть среди религиозных деятелей и направлений и более умеренные представители. Так, адвентисты седьмого дня (протестанты) допускают аборт по медицинским показаниям, а также при особых социальных обстоятельствах (инцест и т.д.) по решению самой женщины.

Деятели ислама также являются сторонниками категорического запрещения абортов, хотя часть служителей признают возможность аборта по строгим медицинским показаниям в пределах до 19 недель.

Иудаисты выступают за возможность аборта в случае, если роды угрожают жизни матери.

Эти позиции служителей различных конфессий не поддерживаются ВМА. Так, в 1994 г. на 46-й Ассамблее ВМА было принято заявление, в котором говорится: «Даже в тех случаях, когда политические, религиозные или иные группы той или иной страны выступают против использования контрацепции, отдельные женщины, живущие в этих странах, должны иметь право выбора, когда речь заходит об использовании контрацепции. ВМА настаивает на том, чтобы всем женщинам было разрешено контролировать фертильность путем сознательного выбора...»

В разных странах подходы к проблеме абортов значительно различаются. Правда, прямую информацию по данному вопросу получить достаточно сложно, а в литературе можно встретить самые противоречивые сведения. Есть страны, где аборты делают лишь по медицинским показаниям. Однако список последних довольно обширен, и ситуация в таких странах близка к той, что имеет место там, где разрешен аборт «по просьбе» (Англия, Финляндия, Исландия и др.). К странам, где аборты регламентируются довольно жестким законодательством, можно отнести Польшу, Португалию (страны с католической религией) и некоторые другие. Здесь аборт разрешен лишь по строгим медицинским или медико-генетическим показаниям, при ряде социальных обстоятельств (изнасилование, инцест). Есть также несколько стран, где аборт запрещен полностью (Ирландия, Мальта). Необходимо отметить, что в этих странах под влиянием общественного мнения постепенно идут перемены в сторону смягчения законов о запрете абортов.

Следует также сказать несколько слов о возрастном аспекте, в котором допустим аборт. В ст. 57 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» возрастной ценз не затрагивается. Следовательно, с просьбой об аборте в соответствующие учреждения может обращаться женщина любого возраста. Примерно так же обстоит дело в Швеции. Во Франции право на аборт «по просьбе» получают лица, достигшие 18 лет.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>