Полная версия

Главная arrow Медицина arrow Биомедицинская этика

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Последствия нарушения врачебной тайны

В то же время в жизни можно встретить самые необычные случаи нанесения морального и материального ущерба вследствие разглашения врачебной тайны. Казалось бы, мужу или жене можно доверить все, что касается больного человека. Но жизнь свидетельствует, что даже здесь врач должен соблюдать осторожность. Приведем одно поучительное наблюдение, поведанное мне знакомым акушером- гинекологом.

У оперированной по поводу опухоли матки больной гистологически был подтвержден рак. В связи с этим, по старой традиции, врач пригласил мужа и сообщил ему об этом. После операции и гамма- терапии состояние больной улучшилось, и она была в хорошем настроении выписана домой. Вскоре после выписки врач случайно на улице встретил больную и по ее виду понял, что произошло что-то необычное. Когда он стал расспрашивать женщину, та разрыдалась и рассказала следующее: «Когда я пришла домой, я не узнала квартиры. Все перевернуто, половины вещей нет на месте, муж ходит угрюмый. Когда я спросила его, что все это значит, где вещи, он ответил: “А тебе не все ли равно, у тебя же рак с метастазами”». И это не единственный случай морального уродства и причинения тяжкого психического и материального урона человеку из-за разглашения врачебной тайны.

В клинике по поводу системной красной волчанки лечилась больная М. Придя однажды на работу, я застал эту больную в слезах. При выяснении причины оказалось, что у нее брали кровь на реакцию Вассермана (реакция на наличие сифилиса) и она оказалась положительной.

По вине лечащего врача и палатной медсестры весть об этом распространилась по палате, где лежало еще пять больных. В результате соседки по палате косо стали поглядывать на нее, а сама больная устроила скандал мужу, у нее развилась тяжелая психотическая реакция с обострением симптомов системной красной волчанки.

Мне стоило большого труда успокоить больную и объяснить ситуацию ей, ее мужу и родственникам, показав им данные авторитетных монографий о возможности положительных неспецифических реакций Вассермана при системной красной волчанке.

Больная успокоилась, но, тем не менее, потребовала обследования мужа. Лишь после того как реакция оказалась отрицательной у мужа и при повторном обследовании у нее самой, восстановилось душевное равновесие и разрядилась обстановка в палате. Однако сколько нервов стоило все это больной, какую травму нанесло ей нарушение врачебной тайны.

Особенно тяжкими могут быть последствия нарушения врачебной тайны при ряде опасных заболеваний. В 1989 г. в нашей стране разразился скандал по поводу заражения в больницах городов Элисты, Ростова-на-Дону, Ставрополя и Волгограда 270 детей ВИЧ-инфекцией. И кто-то из медперсонала Элисты разнес эту информацию с указанием фамилий зараженных по городу. И начался ад для этих людей. Как рассказывала мать одной из жертв: «От меня шарахались в очередях, люди на улицах, увидев меня, переходили на другую сторону, показывали на меня пальцем...» В официальных учреждениях, куда им поневоле приходилось обращаться, при сообщении диагноза начиналась настоящая истерика. Родители здоровых детей протестовали против посещения зараженными детсадов и школ. Одного из зараженных, 4 лет, его сверстники во дворе закидали камнями. В стране разразилась настоящая СПИДофобия. Пострадавшие вынуждены были прятаться от близких, соседей, друзей.

Разумеется, все это характеризует россиян, наш менталитет, но прежде всего это характеризует нас, врачей, наше отношение к врачебной тайне.

С точки зрения необходимости соблюдения врачебной тайны весьма спорной является так называемая демонстрация больных людей на лекциях для студентов. Конечно, в таких залах нет посторонних лиц, здесь все — медицинские работники, которые так или иначе знают многое о данном больном. Тем не менее едва ли этично раздевать больного человека в прямом и переносном смысле перед аудиторией в 200-300 человек и говорить в деталях его жизни и болезненных проявлениях. Не думаю, что это доставляет приятные ощущения больному. И нет смысла в данном случае говорить об этике.

Судебные медики (например, профессор А.П. Громов) считают, что если во время выступления с различными докладами возникает необходимость показа и осмотра больного человека, то следует избегать упоминания его фамилии. Почему же мы так легко забываем об этом при демонстрации больного на лекции?

Представляется, что лучше всего на лекции зачитывать историю болезни, да и то не сообщая фамилии. Но, повторим, вопрос спорный и не может быть решен однозначно. Кстати, во Франции врач наказывается, если он опубликует наблюдение, в котором больной может узнать себя по имени, фотографии или другим данным. Такое запрещено и рядом международных документов по этике.

В целом нет никакого сомнения в том, что в нашей стране вопрос о врачебной тайне не решен. Проблема остается на уровне 30-х гг. XX столетия. Лично я ни разу за свою жизнь не столкнулся с таким фактом, когда врач отказал бы мне подробно изложить все имеющиеся у него сведения о болезни того или иного лица. Могут сказать: «Все врачи, с которыми Вы встречались — Ваши ученики, и они не могут Вам не доверять». К сожалению, это по-житейски может быть, и правильно, но ведь закон не делает исключений для тех, кто учил этих врачей. Более того, я встречался с врачами и в московских клиниках и нигде ни разу не столкнулся с полным выполнением положения о врачебной тайне. Где-то полная, где-то не очень, но информация о больных мне сообщалась всегда. Возможно, это было обусловлено тем, что врачи знали, кто я. Но ведь закон не делает исключений для таких ситуаций.

Нарушение врачебной тайны происходит еще и потому, что у врачей есть ложная боязнь того, что, если они откажутся давать сведения, их могут обвинить в некомпетентности, незнании своих больных, их состояния, методов лечения и т.д. Возможно, такое представление о враче может возникнуть у обывателей. У врача же свой долг — нерушимо хранить врачебную тайну.

На проблему врачебной тайны оказывает влияние также научно- технический прогресс. Современные способы хранения медицинской информации нарушают принцип конфиденциальности взаимоотношений врача и больного. Это связано с тем, что в настоящее время значительная часть медицинской информации обрабатывается и хранится в ЭВМ. Здесь она доступна программистам и другим техническим работникам, которым, во-первых, неизвестны положения о врачебной тайне, а во-вторых, по этой или иной причине они могут не испытывать моральной ответственности перед больным и использовать эту информацию в своих интересах.

Между тем кажущийся пустячным факт из жизни больного, преданный огласке, может стать для последнего причиной психической травмы, создать конфликтную ситуацию в быту, на работе и даже обернуться трагедией, о чем уже говорилось выше. Следовательно, здесь могут быть нарушены многие этические положения, в том числе и принцип «не навреди».

Об этом особенно нужно помнить врачам, работающим в небольших поселениях, где все друг друга знают.

Выводы

  • 1. Все сведения о больном — о диагнозе, различных фактах из жизни, прогнозе и прочее являются конфиденциальными (составляют врачебную тайну) и не могут передаваться никому без разрешения больного, за исключением тех случаев, которые оговорены в законе.
  • 2. Сохранение врачебной тайны является одной из сторон охраны частной жизни пациента. Нарушение конфиденциальности в ряде случаев может нанести серьезную моральную травму больному человеку.
  • 3. Хотя данная проблема и носит название «врачебная тайна», ее положения обязаны соблюдать все работники медицинских учреждений и иные лица, кто по той или иной причине имеет доступ к сведениям о больном.
  • 4. Не предусмотренное законом разглашение врачебной тайны влечет за собой дисциплинарную, административную или уголовную ответственность.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>