СУЩНОСТЬ ПРАКСИОЛОГИИ

Из этой общей установки и родилась в XIX в. теория деятельности, получившая вскоре статус одной из составных частей философского знания — праксиологии (от греч. «практика + учение»).

Праксиология — это общая теория рациональной деятельности, учение о различных действиях человека по освоению мира, о совокупностях этих действий и о способах повышения их эффективности.

Праксиологию также определяют кратко как философское учение о действии. В центре ее внимания — природа и сущность человеческой деятельности в общественной среде, ее активный преобразовательный характер.

Праксиология является наиболее конкретной, тесно связанной с практикой частью философского знания, которая базируется на выводах онтологии, гносеологии и аксиологии. В современной философии ясно очерчен праксиологический компонент философского знания, ставший, например, в американском прагматизме доминирующей сферой философского исследования.

Создателями этого учения были французский философ Огюст Конт — основатель современной социальной философии, немецкие философы Макс Вебер и Карл Маркс, американский социолог Тол- котт Парсонс (1902—1979), известный как автор развернутой теории социального действия, австро-американский праксиолог и экономист Людвиг фон Мизес (1881—1973).

Развернутая программа праксиологии была разработана польским философом Тадеушем Котарбиньским (1886—1981) в его широко известном произведении «Трактат о хорошей работе» (М., 1975).

Праксиология изучает различные действия или совокупности действий с точки зрения установления их эффективности. Она исследует различные трудовые навыки, приемы, компетенции и составляет на этой основе рекомендации практического характера, занимается конкретным исследованием труда как отдельных работников, так и коллективов, анализом форм организации труда и его эффективности. Праксиология исследует взаимоотношения индивидов, а также взаимоотношения индивида с коллективом в процессе производства.

Основной категорией праксиологии является деятельность, которая определяется как специфически человеческая форма активного отношения к окружающему миру, содержанием которой является целесообразное освоение и преобразование этого мира.

В современной праксиологии предпринимаются попытки выделить и другие основные категории, или аксиомы праксиологии, к которым обычно относят:

  • потребности;
  • целесообразность;
  • действие;
  • эффективность;
  • эмоциональную составляющую.

Первоосновой деятельности являются многообразные человеческие потребности. Здесь они играют ту же роль точки отсчета, какую в математике играет категория числа, в физике — квант и т.п. Поэтому детально разработанная концепция потребностей является важнейшей составной частью праксиологии, которая тесно связывает ее с психологией.

Так, австрийский праксиолог Л. Мизес справедливо отмечал, что главная ошибка многих утопистов состояла в непонимании того, что именно потребности выступают в качестве главной движущей силы человеческой деятельности. Именно с потребностями связано постоянное ощущение людьми дефицита, нехватки тех или иных жизненно важных для них ресурсов. При исчезновении таких мотивов лишается движущих факторов вся человеческая деятельность.

Между тем, описывая идеальное общество, французский социалист-утопист Шарль Фурье говорил, что в обществе будущего люди создадут океан, который будет наполнен лимонадом, а не соленой водой; экономическая система Маркса жизнерадостно игнорировала факт неизбежного дефицита материальных факторов производства. Лев Троцкий обнаружил, что в пролетарском раю «средний человеческий тип поднимется до уровня Аристотеля, Гёте, Маркса. И над этим кряжем будут подниматься новые вершины»[1].

Виды человеческой деятельности бесконечно разнообразны. Это материальная и духовная, познавательная и оценочная, репродуктивная и творческая, и конечно, научная деятельность.

Но, как бы многообразны ни были виды социальной деятельности, она имеет единую структуру, включающую в себя четыре главных элемента:

  • 1. Первым из них являются люди, индивиды, субъекты человеческой деятельности. Без человека невозможна никакая социальная деятельность. Он — активная сторона этой деятельности. Но люди потому и являются субъектами, что их деятельность направлена на те или иные объекты.
  • 2. Вторым необходимым элементом в структуре любого социального действия являются объекты деятельности. В качестве таковых могут оказаться не только вещи, но и люди, как это имеет место в профессиональной деятельности врача, учителя, ученого-гумани- тария и т.д.
  • 3. Существует еще один важный элемент социальной деятельности, хотя он и не имеет материального, вещественного характера. Таким элементом являются символы, знаки. Они весьма разнообразны. Это и язык жестов, звуковая и письменная речь, вся разнообразная информация, заключенная в различного рода бумажных и электронных носителях. Если вещи, включенные в деятельность, обеспечивают приспособление человека к окружающей действительности, то символы облегчают для него, иногда многократно, решение этой задачи.
  • 4. Однако, как показывает опыт, механический набор указанных трех элементов — людей, вещей и символов — еще не образует ни социального действия, ни социальной жизни в целом. Они создают лишь ее возможность. Чтобы она превратилась в действительность, нужен еще один, четвертый элемент социального действия в виде связей, взаимоотношений между ними. Хотя связи и взаимоотношения носят невидимый, виртуальный характер, тем не менее только они и могут создать реальный феномен социального действия.

Таким образом, структура любой человеческой деятельности включает в себя четыре основных элемента: люди, физические вещи, символы и отношения между ними. Необходимость их постоянного воспроизводства и порождает основные типы социальной деятельности, образующие базовую структуру в многоплановой общественной системе. Соответственно этим четырем элементам простейшего индивидуального социального действия выделяются и четыре типа, сферы или области общественной деятельности:

  • материальная, призванная создавать материальные вещи, товары, необходимые для поддержания физиологической активности людей в любой форме их деятельности;
  • духовная — обеспечивает производство не вещей, а идей, чувств, образов, религиозных, художественных и научных ценностей; в процессе духовной деятельности человек познает окружающий мир, разрабатывает систему ценностного сознания. Благодаря полученным знаниям совершенствуются все другие формы деятельности человека. Именно поэтому деятельность священника, философа, художника, ученого, архитектора, композитора, конструктора имеет высокий престиж даже в кризисные моменты развития общества;
  • управленческая, или регулятивная — нужна потому, что обе вышеуказанные сферы деятельности нуждаются в регулировании, согласовании, постоянном упорядочении своего развития. Особая задача этой сферы состоит в поддержании всеми возможными средствами созидательных и в блокировании разрушительных тенденций во всех сферах общественной деятельности. Без выполнения этой задачи общественная жизнь так же невозможна, как и без материального и духовного производства;
  • сфера обслуживания людей, или гуманитарная сфера нужна потому, что при всей важности регулятивной и других сфер социальной деятельности все они возможны только при наличии первого и самого важного условия общественной жизни — социально активных людей. Создание необходимых предпосылок для человеческой жизни, ее сохранения и расширенного воспроизводства составляет ее содержание, куда включаются здравоохранение, образование, торговля, общественное питание, сфера отдыха, физкультура и туризм.

Четкое представление об основных необходимых для общества видах деятельности позволяет понять особое место и роль науки в общей структуре видов и форм социальной деятельности и вместе с тем уяснить сходство, единство, общность компонентов научной деятельности с построением других сфер познавательной и преобразующей деятельности человека.

  • [1] Троцкий Л.Д. Литература и время. — М.: Политиздат, 1991. С. 197.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >