Проблема соотношения веры и разума

Как отмечалось выше, основным типом мышления в Средние века стал религиозный, догматический стиль мышления, основанный не на наблюдениях и доказательствах, а на внутреннем переживании, на вере.

Однако неотвратимый процесс роста знаний, все новые технические изобретения, географические открытия вели к усилению значения разума в познавательной деятельности, обеспечивая постепенное оттеснение иррациональных методов на второй план и переход к рациональным методам освоения мира.

Эту важнейшую тенденцию можно проследить по эволюции методологических установок крупнейших мыслителей Средневековья.

Так, известный христианский мыслитель Тертуллиан (160—220), как говорится, с порога отвергал роль разума в познании, утверждая безусловный приоритет веры. Эта его установка выражалась в формуле «Верую, потому что абсурдно!», с помощью которой он хотел выразить противоположность, несовместимость двух этих способов познания.

Однако несколько позже другой мыслитель, Августин Блаженный (354—430) уже занимает по этому важнейшему методологическому вопросу иную, более гибкую позицию. Его девиз — «Верую, чтобы понимать!» — уже не отбрасывает разум, но допускает возможность его сочетания с верой, возможность дополнения, подкрепления познания за счет двух его главных источников.

Следуя по этому пути, выдающийся мыслитель Средневековья Фома Аквинский (1225—1274) обосновал не только желательность, но и необходимость для глубокого постижения мира, человека и Бога гармонического сочетания в процессе познания веры и разума. Эту мысль он обосновывал следующими аргументами:

  • • и вера, и разум познают один и тот же объект — Бога и созданный им мир;
  • • оба метода познания находятся не в отношениях взаимоисключения, а в отношениях взаимодополнения;
  • • обе рассматриваемых способности человека созданы Богом, а потому обе имеют право на существование и использование в познании.

Но помимо анализа общности веры и разума Фоме нужно было еще решить и проблему приоритета одной из этих двух способностей. Будучи средневековым мыслителем, верным служителем церкви, который за свои заслуги был даже причислен ею клику святых, Фома Аквинский, конечно, оставил приоритет в познании за религиозной верой. Именно ее он называл «божественным светом», а разум удостаивал лишь наименования «естественного света» познания.

Эта концепция Фомы до сих пор признается официальной христианской церковью как истинная. Но, независимо от этой оценки, несомненно, что этим учением были созданы серьезные предпосылки для взаимодействия религии и науки, хотя противоречия между ними сохраняются до сих пор.

Западная и восточная ветви средневековой науки.

Знание на Руси

Следует подчеркнуть, что средневековая западноевропейская наука и культура черпали свои знания не из одного какого-то источника, а по меньшей мере, из трех:

  • 1. Конечно, в первую очередь это был Рим. Однако не следует забывать, что на рубеже Античности и Средневековья Рим клонился к упадку. Умонастроения римлян этой эпохи выражал лозунг «Хлеба и зрелищ!», который мало способствовал сохранению и приумножению культурного наследия прошлого.
  • 2. В этих условиях в европейской культуре стала возрастать роль арабо-мусульманского Востока, государств Аравийского полуострова с культурно-историческим центром в Мекке.
  • 3. И наконец, еще одним источником культуры Средневековья стало Византийское государство, расположившееся в Малой Азии, с центром в Константинополе.

Во втором и третьем из указанных центров стали активно развиваться культура, наука, образование.

На Арабском Востоке:

• лучше, чем в Европе, удалось сохранить античное наследие, в том числе труды греческих авторов; были выполнены переводы с греческого на арабский, а позднее и переводы на европейские языки трудов по математике, медицине, астрономии: Евклида, Гиппократа, Птолемея, Аристотеля;

• в этих регионах создавалась и собственная арабо-мусульманская культура, наиболее яркими представителями которой Ьыш Аверроэс (Ибн-Рушд) (1126—1198) и Авиценна (Ибн-Сина) (ок. 980—1037). С их именами связан высший, но кратковременный расцвет арабской науки и философии Средневековья. Труд Авиценны «Канон медицины» служил настольной книгой для врачей на протяжении всего Средневековья.

В Византийской империи, достигшей особого подъема в IX—XI вв., был создан один из крупнейших центров средневекового образования — Константинопольский университет. В Византии бурно развивались добывающая промышленность, кораблестроение, архитектура. Одним из широко известных изобретений византийских ученых был так называемый «греческий огонь», представлявший собой смесь нефти и серы. «Греческий огонь» мог гореть даже на воде и активно использовался как в морских сражениях, так и при осаде крепостей.

Именно отсюда, из «Второго Рима», пришло христианство в Киевскую Русь (988).

К этому периоду относится и начало формирования предпосылок научного знания в Древней Руси.

Русская наука и культура приобщалась к христианской культуре по двум каналам:

  • • из Византии, с которой связи осуществлялись в основном через Киев;
  • • непосредственно из Западной Европы, контакты с которой осуществлялись через Великий Новгород.

Из этих двух источников на Русь поступали как естественно-научная литература, так и богословские тексты. (Более подробно о предпосылках появления русской науки см. п. 4.1.)

Поэтому после падения Константинополя под натиском турок (1453) роль его преемницы, роль «Третьего Рима» согласно теории, разработанной русским монахом Филофеем, стала принадлежать Москве как центру православия.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >