КОНЦЕПЦИЯ НАУЧНЫХ РЕВОЛЮЦИЙ

Новая концепция развития науки, утвердившаяся с середины XX в., исходила из идеи, что наука развивается не только эволюционным, но и революционным путем. Без учета этих периодов нельзя понять содержание кумулятивных этапов.

Одним из основателей нового подхода стал французский историк российского происхождения Александр Коире (1892—1964). В качестве наиболее яркого образца революционного периода в развитии науки он рассматривал эпоху XVI—XVII вв., когда произошли глубокие трансформации в научной мысли. Анализируя этот период, исследователь пришел к выводу, что европейский разум совершил тогда глубокую интеллектуальную революцию, которая изменила самые основы научной мысли. Койре показал, что научная революция — это исторический сдвиг в развитии науки, резко меняющий не только направление ее развития, но и ее структуру.

Наиболее известная модель революционного развития науки была предложена американским историком и философом Томасом Куном (1922—1996). Разработанная им концепция резко отличалась от модели кумулятивистов. Ключевыми понятиями предложенной им концепции были парадигма, «нормальная наука» и научная революция.

Под парадигмой он понимал новую методологическую установку, новую картину мира, которая принимается научным сообществом.

Дальнейшее развитие науки в рамках новой парадигмы Кун называл «нормальной наукой». В это время на основе общепринятой парадигмы доказываются теоремы, открываются новые явления. Но со временем постепенно появляются новые научные факты, которые уже не укладываются в существующую парадигму, ученые вынуждены придумывать какие-то гипотезы специально для этого случая, но таких фактов со временем становится все больше. Дело кончается новым взрывом, научной революцией, в результате которой старая парадигма сменяется новой. Новая парадигма, наконец, объясняет факты, которые не укладывались в рамки старой.

Смена парадигм происходит не без трудностей, но преимущественно естественным путем, когда вымирают сторонники старой парадигмы.

Кун выступил с жесткой критикой кумулятивистских моделей истории науки, которые разрабатывались позитивистами. В противоположность позитивистам он утверждал, что наука отнюдь не представляет собой медленный процесс накопления истин, которые могут быть обретены только в «чистом опыте».

Одной из модификаций теории научных революций Т. Куна стал «критический рационализм» Карла Поппера (1902—1994) — британского философа. Он рассматривал процесс развития научного знания не как переход от одного истинного знания к другому, а как переход от одних проблем к другим, более глубоким. Поэтому любая теория рано или поздно фальсифицируется, опровергается, поскольку обязательно находятся факты, которые ей противоречат. Движение от одних проблем к другим и составляет прогресс науки.

Еще одна модель развития науки, близкая к подходу Т. Куна, была предложена британским историком науки Имре Лакатосом (1922— 1974). В своих работах он показывает, что в истории науки очень редко встречаются периоды, когда безраздельно господствует какая-то одна парадигма, победившая в результате революции другие. На самом деле в любой научной дисциплине одновременно существует несколько альтернативных научно-исследовательских программ, например, в современной экономике спорят марксистская и кейнсианская программы, в биологии — креационистская и эволюционистская, в праве — нормативистская и гуманистическая и т.д.

Научно-исследовательская программа (НИП) является основной структурной единицей модели науки Лакатоса. Исследовательская программа является прогрессивной, если она обнаруживает способность предсказывать новые факты. Если данная программа объясняет больше, чем конкурирующая, то она вытесняет последнюю из оборота в научном сообществе.

По Лакатосу, история развития науки — это история непрерывной борьбы и смены конкурирующих исследовательских программ, которые соревнуются между собой путем проявления своей творческой силы, возможностей объяснения эмпирических фактов, способности предвидеть пути дальнейшего развития науки.

По сути дела, Лакатос здесь воспроизводит в несколько иных терминах, в более детализированном виде куновскую концепцию развития науки на основе парадигм. Но Лакатос, в отличие от Куна, не считает, что возникшая в ходе революции программа, или парадигма, является вполне оформившейся, завершенной. Жизнь, как правило, скоро обнаруживает в ее содержании проблемы, которые еще подлежат решению. Поэтому знание, полученное даже в ходе значительной научной революции, постоянно трансформируется. Развитие и совершенствование программ в послереволюционный период — необходимое условие научного прогресса.

Существенно дополнив теорию научных революций Куна анализом развития науки в послереволюционный период, концепция И. Лакатоса заняла сегодня свое достойное место в истории и философии науки.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >